АКСАКОВ КОНСТАНТИН СЕРГЕЕВИЧ

АКСАКОВ Константин Сергеевич (29.03.1817—7.12.1860), мыслитель, публицист, филолог, историк, поэт, литературный критик. Аксаков был старшим сыном С. Т. Аксакова и Ольги Семеновны (в девичестве Заплатиной, дочери генерал-майора, участника суворовских походов С. Г. Заплатина). Родился в с. Новоаксаково Бугурусланского у. Оренбургской губ. и детство свое провел в различных имениях отца. В 1826 семья С. Т. Аксакова переехала в Москву. С детства Константина окружала дружная обстановка, в семье С. Т. Аксакова было 6 сыновей и 8 дочерей. Свое первоначальное образование Аксаков получил в семье.
В возрасте 15 лет (ранее по возрасту в университет поступил только Грибоедов) он поступил в Императорский Московский университет на словесное отделение. Здесь Аксаков знакомится с Н. В. Станкевичем, учившимся на втором курсе, и некоторое время посещает его кружок, о котором позже он вспоминал так: «В этом кружке выработалось уже общее воззрение на Россию, на жизнь, на литературу, на мир — воззрение большей частью отрицательное… Пятнадцатилетний юноша, вообще доверчивый и тогда готовый верить всему, еще многого не передумавший, еще со многим не уравнявшийся, я был поражен таким исправлением, и мне оно часто было больно; в особенности больны были мне нападения на Россию, которую люблю с самых малых лет».
В 1839 он познакомился с Ю. Ф. Самариным, а вскоре и с А. С. Хомяковым. С этого времени Аксаков входит в круг московских славянофилов. Аксаков полагал православную веру высшим и даже «всем смыслом» жизни русского народа.
После окончания университета (1835, получил звание кандидата словесного отделения) Аксаков очень долго не мог закончить свою магистерскую диссертацию (магистерский экзамен сдал в 1840) «Ломоносов в истории русской литературы и русского языка» (М., 1846) и защитил ее только 6 марта 1847.
На литературном поприще Аксаков известен как автор театральных произведений: драмы «Освобождение Москвы в 1612 году» (1848), водевиля «Почтовая карета» (1845), комедии «Князь Луповицкий, или Приезд в деревню» (1851). Положенное на музыку П. И. Чайковского, с небольшим изменением слов, стихотворение Аксакова «Мой Марихен так уж мал, так уж мал» (1836) стало популярной «Детской песенкой. Мой Лизочек» (1881). Он переводил Гете, Шиллера, Мицкевича и др. европейских поэтов. Будучи тонким лингвистом, Аксаков написал книгу «Опыт русской грамматики» (ч. 1, М., 1860).
Смысл всех филологических работ Аксакова можно сформулировать его же словами: «Вместе с нашествием иноземного влияния на всю Россию, на весь ее быт, на все начала, и язык наш подвергся тому же; его подвели под формы и правила иностранной грамматики, ему совершенно чуждой, и как всю жизнь России, вздумали и его коверкать и объяснять на чужой лад… Да возникнет же вполне вся русская самобытность и национальность!.. Где же национальность шире русской? Да освободится же и язык наш от наложенного на него ига иноземной грамматики, да явится он во всей собственной жизни и свободе своей!..»
Аксаков был активным участником всех славянофильских изданий («Московский литературный и ученый сборник», 1846—47; «Московский сборник», 1852; журнал «Русская беседа»). Особое значение для уяснения славянофильского взгляда на государство имеет записка Аксакова 1855, предназначавшаяся для молодого имп. Александра II. В ней были сформулированы основные положения славянофильского восприятия отношений государства и нации.
«Русский народ, — утверждал Аксаков, — есть народ не государственный, т. е. не стремящийся к государственной власти, не желающий для себя даже зародыша народного властолюбия… как некогда в 862, так в 1612 народ призвал государственную власть, избрал царя и поручил ему неограниченно судьбу свою, мирно сложив оружие и разошедшись по домам… Не правительственные меры удерживали и удерживают порядок в России, а дух народный не хочет нарушать его».
Русский народ хочет, отказавшись от политической жизни, оставить себе «жизнь мирную духа», свободу нравственную, цель которой — «общество христианское».
Аксаков отрицательно относится к активному участию народа в «государствовании», убивающем высшую цель — «духовный подвиг жизни», с потерей которой умирает и сам народ.
«Государственная власть, — пишет Аксаков, — при невмешательстве в нее народа, должна быть неограниченная… форму должна иметь… монархическую. Всякая другая форма: демократическая, аристократическая, допускает участие народа, одна более, другая менее, и непременное ограничение государственной власти, следовательно, не соответствует ни требованию невмешательства народа в правительственную власть, ни требованию неограниченности правительства. Очевидно, что смешанная конституция, вроде английской, точно так же не соответствует тем требованиям…
Вне народа, вне общественной жизни может быть только лицо (individu). Одно только лицо может быть неограниченным правительством, только лицо освобождает народ от всякого вмешательства в правительство. Поэтому здесь необходим государь, монарх. Только власть монарха есть власть неограниченная. Только при неограниченной власти монархической народ может отделить от себя государство и избавить себя от всякого участия в правительстве, от всякого политического значения, предоставив себе жизнь нравственно-общественную и стремление к духовной свободе. Такое монархическое правительство и поставил себе народ русский».
Государство должно защищать народ, охранять спокойствие его жизни и доставлять народу всяческое «внешнее его обеспечение» для процветания и благосостояния, а народ обязан исполнять государственные требования, давая государству, когда нужно, людские и денежные ресурсы.
Самостоятельным должно оставаться у «безвластного народа к полновластному государству… только одно: общественное мнение», именно оно должно связывать народ и правительство, а для этого необходима свобода печати, но без уничтожения цензуры.
Вторгнувшись в область народа, требуя смены народной традиции, обычаев, государство уничтожило тот союз между народом и властью, который существовал до этого, «образовалось иго государства над землею, и Русская земля стала как бы завоеванною, а государство — завоеванным».
В этом Аксаков видел большую опасность, потому что, отняв внутреннюю общественную свободу своего быта, своей жизни у народа, правительство направляет народный интерес в сторону борьбы за внешние политические свободы.
Выход из современного ему государственного состояния Аксаков видел только в восстановлении «мнения» народного, через созыв Земских Соборов. Он сформулировал следующий славянофильский принцип: «Правительству — неограниченная свобода правления, исключительно ему принадлежащая, народу — полная свобода жизни, и внешней и внутренней, которую охраняет правительство. Правительству — право действия и, следовательно, закона, народу — право мнения и, следовательно, слова».
М. Смолин
В своей диссертации (о Ломоносове) равно как в исторических и философских работах, Аксаков остается очень вдумчивым и оригинальным мыслителем — особый интерес представляет учение Аксакова о языке. В вопросы антропологии Аксаков не внес ничего нового сравнительно с др. славянофилами, но у него есть свой собственный подход к этим вопросам. Так же, как и Самарин, Аксаков видит пагубную двойственность в начале личности — она может идти путем самообособления, который будет вместе с тем путем саморазрушения, но может идти путем самоограничения, во имя высшего целого. Такой высшей инстанцией является уже община (русская), пламенным поэтом которой был Аксаков: «личность в русской общине, — писал он, — не подавлена, но только лишена своего буйства, исключительности, эгоизма… личность поглощена в общине только своей эгоистической стороной, но свободна в ней, как в хоре». Эта «хоровая» жизнь личности открывает перед ней ее особый путь (т. е. охраняет своеобразие личности, дает ему простор), но подчиняет ее целому, как в хоре каждый певец поет своим голосом, но подчиняясь задачам, которые выполняет хор в целом. Защищая свободу личности в пределах жизни целого (общины), Аксаков очень четко противопоставляет социальную сферу государственной: если первая есть ценное и подлинное восполнение личности, то второе наоборот чуждо внутренней жизни личности. С этой именно точки зрения Аксаков критикует западную культуру, в которой чрезмерное развитие государственности было связано с тем, что «правда», как начало внутреннее, выразилась в законе. «Запад потому и развил законность, — писал Аксаков, — что чувствовал в себе недостаток правды». «На Западе, — писал он, — душа убывает, заменяясь усовершенствованием государственных форм, полицейским благоустройством; совесть заменяется законом, внутренние побуждения — регламентом…» Аксаков тем горячее защищал свободу человека, что идея свободы имела и для него не внешний смысл, а была связана с религиозным началом.
В своих исторических работах Аксаков оспаривает С. Соловьева, который утверждал, что на заре русской истории общественная ячейка состояла из группы родственников. По его мнению, клан не следует отождествлять с семьей. Развитие клана столкнулось с развитием семьи и государства. Общественная структура, характерная для славян, и особенно русских, сочетает в себе высокоразвитую семью не с клановой или патриархальной системой, а с общинным политическим строем, опирающимся на волю народа. У русских славян это можно видеть по тому, как было образовано государство путем призвания варягов, и на примере вече, а позднее Земских Соборов.
Русский народ, по мнению Аксакова, видит серьезную разницу между страной и государством. «Страна» в народном понимании означает общину, которая живет по внутреннему нравственному закону и предпочитает путь мира, следуя учению Христа. Только воинственные соседи вынудили, в конце концов, русский народ создать государство. Для этой цели русские призвали варягов и, отделив «страну» от государства, вверили политическую власть выборному монарху. Государство функционирует в соответствии с внешним законом: оно создает внешние правила поведения и извлекает пользу из принуждения. Преобладание внешней справедливости над внутренней характерно для Западной Европы, где государство возникло на основе завоеваний. В России, наоборот, государство образовалось на основе добровольного призвания варягов. С тех пор существует в России союз между «страной и государством». «Страна» обладает совещательным голосом, силой «общественного мнения», однако право на принятие окончательных решений принадлежит монарху (примером могут служить отношения между Земским Собором и царем в период Московского государства). Реформы Петра Великого нарушили этот идеальный порядок. Аксаков сначала превозносил Петра Великого как освободителя русских «от национальной ограниченности», но впоследствии возненавидел его реформы (см., напр., поэму «Петру» в «Руси», 1881), хотя и продолжал оставаться противником национальной ограниченности. Аксаков считал, что русский народ выше всех др. народов именно потому, что в нем больше всего развиты общечеловеческие принципы и «дух христианской гуманности». Западные народы страдают национальной исключительностью или ее противоположностью — космополитизмом, т. е. отрицанием национального принципа; и то и др. ошибочно.
Аксаков говорил, что русская история является «всеобщей исповедью» и что «ее можно читать так же, как житие святых». О скромности русского народа говорит тот факт, что все свои победы и достижения он приписывает не себе, а воле Божией. Русские не сооружают памятников в честь народа и его великих людей, а славят Бога молебнами, шествиями и воздвигают церкви. Ненависть Аксакова к Западной Европе была такой же сильной, как и любовь к России.
Аксаков полагал, что основы высокой нравственности русской жизни следует искать в крестьянстве, которое еще не испорчено цивилизацией. Эту идею он выразил наиболее ярко в своей комедии «Князь Луповицкий». Князь, живя в Париже и являясь поклонником западно-европейской культуры, решает отправиться в свое имение в Россию, чтобы заняться просвещением крестьян и одарить их «благами цивилизации». Так, напр., он говорит своим друзьям, что русский крестьянин, если он хочет помочь нищему, дает ему копейку на улице. Это, по словам Луповицкого, примитивно, т. к. в Западной Европе организуют благотворительные балы и концерты, сборы от которых распределяют среди нуждающихся. Князь приезжает в свою деревню, вызывает управляющего Антона и беседует с ним. Между прочим, Луповицкий советует Антону устроить в деревне крестьянские танцы с приношением в пользу бедных. Антон отвечает, что деньги для бедных собираются в церкви и что если танцы будут организованы, то они потратятся не ради Бога, а ради увеселения. На предложение князя снабдить крестьян различного рода книгами, Антон отвечает, что крестьяне при случае читают очень хорошие религиозные книги, однако таких книг в деревне слишком мало; если князь купит их, то это принесет, несомненно, большую пользу. Князь крайне заинтересовался тем, как деревенская сходка решит вопрос о выделении рекрута для армии. На сходке предложено послать на службу молодого человека Андрея, сироту, но за него вступается всеми уважаемый крестьянин. Этот крестьянин говорит, что вся община должна выступить против несправедливости и защитить сироту Андрея. У управляющего Антона много сыновей, но все крестьяне любят его и не хотят огорчать. Итак, деревенская сходка находит выход, приемлемый для всех, хотя он и приносит денежные расходы для всех общинников. Принято решение уплатить за «волю рекрута» 800 руб. серебром. Здесь Аксаков старается наглядно показать, что крестьяне обладают религиозно-нравственным мировоззрением благодаря православной вере, что в разрешении социальных вопросов они руководствуются справедливостью и соблюдают интересы всей общины в целом и каждого общинника в отдельности.
Соч.: Полн. собр. соч. Т. 1—3. М., 1861—80; О современном человеке. СПб., 1876; Ранние славянофилы / Сост. Н. Л. Бродский. М., 1910; Соч. / Ред. и прим. Е. А. Ляцкого. Т. 1. Пг., 1915; О русском воззрении // Русская идея. М., 1992; Еще несколько слов о русском воззрении // Там же.

Прот. Зеньковский В. В., Смолин М.

Другие статьи:
УНДОЛЬСКИЙ ВУКОЛ МИХАЙЛОВИЧ (1815—1[13].11.1864), БИБЛИОГРАФ
АНДРЕЕВ-БУРЛАК ВАСИЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ (НАСТ. ФАМ. АНДРЕЕВ) (13.01.1843—22.05.1888), АКТЕР, ПИСАТЕЛЬ
КОНШИН НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ (10[21].12.1793—31.10 [12.11].1859), ПОЭТ
СЕНИН АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ (Р. 7.10.1945), ЖУРНАЛИСТ, ИЗДАТЕЛЬ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ, С 1990 ГЛ. РЕДАКТОР ПРАВОСЛАВНО-ПАТРИОТИЧЕСКОЙ ГАЗЕТЫ "РУССКИЙ ВЕСТНИК"
ПЕРЕЯСЛАВСКОЕ КНЯЖЕСТВО
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» История. Археология. Этнография.
 
Борис Акунин История Российского Государства. Часть Азии. Ордынский период
История Российского Государства. Часть Азии. Ордынский период
Проект Бориса Акунина "История Российского государства" рассчитан на 10 лет, включает исторические тексты и беллетристику - история России в 8 томах и исторические авантюрные повести, сопровождающие каждый новый том. Книги богато иллюстрированы. Соберите всю коллекцию уникальных исторических книг с богатыми цветными иллюстрациями и дополните ее повестями с великолепной графикой!
Книги предназначены для читателей самых разных возрастов, профессий, увлечений. Они будут интересны школьнику, студенту, взрослому человеку, и даже специалисту по истории. Так увлекательно, интересно, живо и главное - совершенно по-новому - Акунин описывает исторические события. "Истории" Акунина - это и энциклопедия, и учебник, и справочник, которые читаются на одном дыхании, как лихо закрученный детектив.
Специально для своих читателей Борис Акунин заказал множество иллюстраций и уникальных карт.

О книге:
Второй том "Истории Российского Государства. Ордынский период" охватывает период с 1223 по 1462 год.
"В биографии всякой страны есть главы красивые, ласкающие национальное самолюбие, и некрасивые, которые хочется забыть или мифологизировать. Эпоха монгольского владычества в русской истории - самая неприглядная. Это тяжелая травма исторической памяти: времена унижения, распада, потери собственной государственности. Писать и читать о событиях XIII-XV веков - занятие поначалу весьма депрессивное. Однако постепенно настроение меняется. Процесс зарубцевания ран, возрождения волнует и завораживает. В нем есть нечто от русской сказки: Русь окропили мертвой водой, затем живой - и она воскресла, да стала сильнее прежнего. Татаро-монгольское завоевание принесло много бед и страданий, но в то же время оно продемонстрировало жизнеспособность страны, которая выдержала ужасное испытание и сумела создать новую государственность вместо прежней, погибшей"....

Цена:
1128 руб

М. В. Нащокина Московский модерн
Московский модерн
Книга посвящена яркому феномену в культурной истории столицы - архитектуре московского модерна. Особое внимание уделяется философско-эстетическим предпосылкам нового стиля, а также влияниям его западноевропейских вариантов на становление и развитие модерна в России и в Москве. Самостоятельную ценность представляет собой каталог, включающий около 130 наиболее интересных и значительных московских зданий периода модерна.
При подготовке настоящего издания текст вновь уточнен и дополнен автором. Значительно обновлен иллюстративный материал.

Издание адресовано архитекторам, историкам архитектуры, искусствоведам, учащимся и преподавателям художественных учебных заведений, всем интересующимся архитектурной историей России и Москвы конца XIX - начала XX века....

Цена:
2450 руб

 Революция 1917 года глазами современников (комплект из 3 книг)
Революция 1917 года глазами современников (комплект из 3 книг)
Цена:
1849 руб

Хелен Раппапорт Рок семьи Романовых. "Мы не хотим и не можем бежать..."
Рок семьи Романовых. "Мы не хотим и не можем бежать..."
?Новая книга от автора бестселлеров "Дневники княжон Романовых" и "Застигнутые революцией" посвящена самой неизвестной странице жизни последнего российского императора - попыткам спасти от гибели Николая II и его семью. Историческое расследование, основанное на недавно обнаруженных архивных материалах из России, США, Испании и Великобритании, прежде недоступных даже отечественным историкам, тщательно восстанавливает драматические события весны и лета 1917 года. Венценосные европейские родственники Романовых и матросы-большевики, русские монархисты и британские разведчики - всем им история отвела свою роль в судьбе российской царской династии. Цепочка роковых совпадений переплетается с амбициями авантюристов, циничный политический расчет сталкивается с наивными надеждами, предательство маскируется под беззаветную верность...
Хелен Раппапорт виртуозно разбирает все запутанные версии и отвечает на главные вопросы: возможно ли было спасти царскую семью и почему этого не произошло....

Цена:
444 руб

В. Б. Муравьев Повести Тверского бульвара. В 2 томах (комплект из 2 книг)
Повести Тверского бульвара. В 2 томах (комплект из 2 книг)
Цена:
1159 руб

 Городское ралли. Санкт-Петербург. Игра
Городское ралли. Санкт-Петербург. Игра
Суть игры-прогулки можно сформулировать в двух словах — «гуляй и познавай». В набор входят очень красивые карты, нарисованные художниками, и список вопросов, напечатанный для удобства прямо на картах. Ответы на вопросы нужно искать во время прогулки прямо на улицах города. Архитектура, история, городской быт и культура, знаменитые люди и их творения — вопросы из самых разных областей знания, но при этом они не требуют специальной подготовки, лишь внимания, логики и... хорошей погоды....

Цена:
667 руб

Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в Сталинскую эпоху 1920-1930-е годы
Повседневная жизнь Москвы в Сталинскую эпоху 1920-1930-е годы
Под пером Г.В. Андреевского пестрая и многоликая Москва 1920-1930х годов оживает, движется, захватывает воображение читателя своими неповторимыми красками, сюжетами и картинами, увлекая его по улицам и переулкам, магазинам и кинотеатрам, паркам и дворам, знакомя с жизнью поэтов, музыкантов, политиков широко распахивая окно в неизвестное прошлое столицы. Уникальные и редкие фотографии из архивов и частных собраний богато иллюстрируют книгу. Достоинством этого исследования является то что оно создано на основании воспоминаний, архивных материалов и сообщений прессы тех лет о таких редко замечаемых деталях, как, например, езда на трамваях, мытьё в банях, обучение на рабфаках, торговля на рынках, жизнь в коммуналках, о праздниках и труде простых людей, о том, как они приспосабливались к условиям послереволюционного времени....

Цена:
538 руб

Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в Сталинскую эпоху. 1930-1940 года
Повседневная жизнь Москвы в Сталинскую эпоху. 1930-1940 года
Во второй книге Г.В.Андреевского читатель узнает о повседневной жизни москвичей в предвоенное, военное и послевоенное время. Эпоху эту определяла не только личность Сталина, но и весь заряд энергии и идей, который был вызван Октябрьской революцией 1917 года. Особо удались автору страницы, рассказывающие о рабоче-крестьянском правосудии и милиции, о преступном мире Москвы, об арестах и допросах 1937 года. Интересно и послевоенное время: победа, строительство высоких зданий, денежная реформа, футбол, советская школа и многое-многое другое. Всё это фактологическое богатство, которое Г.В.Андреевский собирал не один год, позволяет по новому, в неизвестной ранее полноте, увидеть Москву и москвичей 30-40-х годов 20 столетия....

Цена:
538 руб

Н. В. Коршунова Крах политической доктрины императора Павла I, или Как нельзя управлять страной
Крах политической доктрины императора Павла I, или Как нельзя управлять страной

Работа доктора исторических наук Н.В. Коршуновой посвящена анализу политической доктрины императора Павла I, формам и способам ее реализации. Автором представлена характеристика внутренней и внешней политики императора Павла I, обозначены причины, побудившие императора проводить те или иные преобразования. Особое внимание уделено политической оппозиции, которая начала складываться уже на второй год правления императора. В том числе подробно рассмотрена организация заговора и цареубийства 11 марта 1801 г. В работе показано, почему политическая доктрина императора Павла привела его к краху.

...

Цена:
209 руб

Е.И. Малето Средневековая Русь и Константинополь
Средневековая Русь и Константинополь

Работа посвящена одному из направлений средневековой дипломатической истории: борьбе княжеств Северо ­Восточной Руси (Московского, Тверского, Нижегородского), Русско­ Литовского государства, а также Русской православной церкви за приоритет в деле воссоединения русских земель и роли так называемого "византийского фактора" в становлении российской государственности. В центре повествования - Великое княжество Московское конца XIV - середины ХV столетия, то есть период правления великих князей Московских Василия I и Василия II. В это время "собирание земель" вокруг Москвы приобрело устойчивый характер, а главными оппонентами Москвы стали Тверь и Нижний Новгород. Феодальная война второй четверти ХV столетия заметно ослабила центральную власть, но не смогла остановить процессы объединения. Поддерживая московских князей и их политику объединения земель вокруг Москвы, Русская православная церковь опиралась на свой духовный авторитет и активно задействовала рычаги идеологического и политического порядка, в том числе международные связи с Константинопольским патриархатом.

На основе архивных и опубликованных материалов освещаются дипломатические отношения Константинополя, московской митрополичьей кафедры, а также церковного епископата Твери и Нижнего Новгорода....

Цена:
279 руб

Система исторических знаний. 500 самых важных понятий.

Интерактивный учебный аудио-курс «Система исторических знаний. 500 самых важных понятий» представляет 500 самых важных понятий в области истории, которые необходимы как студентам высших учебных заведений, так и профессионалам. Ясное понимание этих понятий и умение четко формулировать их смысл — залог успеха и авторитета в профессиональной среде.

2013 Copyright © HistoryCenter.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
История в датах и событиях. Исторические факты, зарубежная и отечественная история, реформы, политика. Исторические источники, историческая география. Национально-государственное устройство. Реформы. Политика. Законодательство.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования