ИВАН ТИМОФЕЕВ СЫН СЕМЕНОВ

ИВАН ТИМОФЕЕВ СЫН СЕМЕНОВ (Семенов Иван Тимофеевич, по прозвищу Кол), дьяк (ок. 1555 — н. марта 1631), политический и государственный деятель, писатель, православный мыслитель. Долгое время считалось, что его зовут Иван Тимофеев. Историк В. И. Корецкий установил, что Тимофеев — это отчество дьяка, а настоящая его фамилия Семенов, но в литературе, так сложилось, его называют Тимофеевым.
Тимофеев — крупный политический и государственный деятель к. XVI — н. XVII в. В 1598—99 занимал 17-е место среди приказных дьяков. Принимал самое активное участие во всех политических событиях этого времени. Его подпись стоит на избирательной грамоте Бориса Годунова. В 1606—17 по распоряжению разных московских правительств находился на службе в Новгороде, где пережил шведскую оккупацию. Впоследствии Тимофеев исполнял разные службы в Астрахани, Ярославле, Н. Новгороде, Москве.
Тимофееву принадлежит сочинение под названием «Временник по седмой тысящи от сотворения света во осмой в первые лета», или более кратко «Временник». Уже среди современников Иван Тимофеев почитался как «книгочтец и временных книг писец». И тем не менее «Временник» — это единственное известное нам сочинение Ивана Тимофеева.
«Временник» Ивана Тимофеева — это один из крупнейших литературно-философских памятников н. XVII в., в котором содержатся интересные оценочные суждения автора, позволяющие судить о представлениях русского человека той поры о целевых и смысловых установках существования России. Сам текст памятника довольно подробно изучался многими исследователями. Его текст сохранился в единственном списке, который был сделан с дефектного оригинала несколькими писцами и подвергся редакторской правке в 30-х XVII в., а спустя 2—3 десятилетия был пополнен отдельными тетрадями, листами, еще раз отредактирован и переплетен. По мнению современных исследователей, «Временник» первоначально писался в виде отдельных набросков и статей. Работа над текстом началась еще в к. XVI в., продолжалась во время Смуты. Значительная часть сочинения была написана в Новгороде в «шведском плену». Работа же над текстом продолжалась вплоть до смерти Тимофеева, однако так и не была завершена. Именно поэтому общая композиция «Временника» сложна и непоследовательна, а язык очень труден.
Впрочем, сам Тимофеев не стремился создать некое последовательное историческое описание событий к. XVI — н. XVII в., ибо Тимофеев больше размышляет, чем рассказывает о случившемся. Главная тема всего повествования — размышления потрясенного событиями Смуты автора над причинами «разорения» России.
Само по себе потрясение, которое испытал Иван Тимофеев, вполне понятно. Он был уверен в особом, Богом данном, предназначении России, верил в то, что Россия будет вечно и неколебимо стоять под небесами. И недаром в разных местах своей книги он пишет, что Россия — это «как бы другой Рим», это «часть вселенной под небом», воплотившая в себе «все благочестие» мира. Следовательно, «разорение другого Рима» (иными словами — «Третьего Рима») могло свершиться только по воле Божией. Саму же Россию Тимофеев уже в заглавии вступительной главы именует «Новым Израилем», позднее это именование повторяется еще несколько раз. Вообще «Временник» полностью проникнут апокалиптикой, ожиданием конца света и связанными с этими идеями ветхозаветными аналогиями. Даже само название — «по седмой тысящи от сотворения света во осмой в первые лета» — свидетельствует, что Смута, по мнению Ивана Тимофеева, является доказательством истинности давнего убеждения: восьмая тысяча от сотворения мира — это время воцарения антихриста.
Поэтому религиозно-мистическая основа «разорения» Ивану Тимофееву ясна — Россия наказана Господом «за грехи наши». Самому понятию греха Тимофеев придает всеобъемлющее значение, ибо виновно все русское общество, от младенца до старцев согрешили: «Согрешиша бо от главы до ноги, от величайших до малых, сиречь от святитель и царя, инок же и святых».
Только подобная всеобщая виновность всего русского народа перед Господом и могла стать, по убеждению Тимофеева, причиной глобальных бедствий. И недаром он пишет: «Не чюждии земли нашей разоритили, а мы есмы сами той потребители».
Главный же грех, конечно же, заключается в том, что русские люди в «безумной гордости» своей утеряли «страх Божий» и уклонились от заданного Господом пути: «Сего ради на нас, познавших Его волю и не творящих ю, прежде всех язык Божий изыде ответ во гневе и к Себе и Он наказаньми нас, яко кормилом, обращая от заблуждения пути Его».
Однако Тимофеев не останавливается лишь на утверждении всеобщего морального несовершенства и нравственного оскудения русского народа. В отличие от др. мыслителей Смутного времени он стремится определить степень виновности различных слоев русского общества. Т. о., Тимофеев переносит акцент из моральной сферы в область социальных отношений.
Простой народ, перестав бояться Бога, утерял, по мнению Тимофеева, основу всякого благоустроенного общества — истинное «самопослушание». Забыв о «страхе Божием», народ стал бояться только своих властителей, оказывая им честь, «едва не равную Богу». Однако подобное «самопослушание» властителям, т. е. таким же людям, противно Богу. Ведь столь «самопослушный» народ, подобно «рыбам безгласным» развращает властителей, поскольку своим «безсловесным молчанием» оправдывает всяческий произвол. И на протяжение всего своего сочинения Иван Тимофеев многократно подчеркивает более чем пагубную роль «безсловесного молчания» народа в различных конкретных исторических событиях Смуты: «безсловесным молчанием спокрывшееся», «нам от немужества умолчавшим необличие», «не безсловеснаго ли ради молчания».
В свою очередь, властители, привыкшие к безусловной покорности народа и тоже забывшие «страх Божий», начали произвольно менять древние порядки, установления, добрые обычаи. Забыв о нуждах государства и народа, они преследовали только собственные интересы. И тем самым все больше теряли авторитет в глазах своих подданных. В итоге же все общество утеряло между собой общий любовный союз («друг друзе любовным союзом растояхомся») и оказалось в состоянии «разгласия и небратолюбнаго разстояния»: «Сопротивна бо древних царей уставным законом начаша вся во всех бывати: малая великих одолевати, юнныя же старых и бесчестная честных, рабы своих им владык».
Подобная ситуация, которую Тимофеев рассматривает как социальную причину «разорения», привела к тому, что во всем русском обществе «загорелся огонь соблазна самовластия» — «во всем поступать по своему безумному хотению». Как сторонник истинного древнего «самопослушания», Тимофеев резко осуждает «самовластие», особенно когда этому соблазну оказывается подвержен простой народ. Ведь в этом случае лишенная разума чернь, задумавшая управляться сама собой, уподобляется скоту и ввергает государство в еще более страшную пучину бедствий.
В своих рассуждениях Тимофеев старается определить и конкретных виновников «разорения». Отсюда возникает еще одна сквозная тема всего «Временника» — роль личности в истории. И недаром Тимофеева интересует изображение сложности, противоречивости, изменчивости человеческого характера, а его сочинение превращается в собрание характеристик деятелей времен Смуты. При этом автор сознательно избегает характеристик однотонных, старается дать многомерные портреты различных людей, найти истинные мотивы людских поступков, взвешивая на весах справедливости доброе и злое в душах своих героев.
Вполне понятно, что наибольшее внимание Тимофеев уделяет личностям «властителей» — русским царям, которые являются ведущими участниками русской истории и, следовательно, несут особую ответственность за совершенные деяния. Начало трагедии русского общества, по мнению Тимофеева, положил Иван Грозный, поведение которого во времена опричнины Тимофеев осмысливает как ужасную игру людьми — «тако Божиими людьми играя». Разлад в обществе несколько утих при Федоре Ивановиче, отличавшемся благочестивостью и добродетельностью. Однако, как пишет Тимофеев, «Аще же благочестивне державный Феодор и пресветле тогда нами царствуя, но убо своими добродетельми един довляшеся богатея, наше же всех оскудение, еже о добрых неплодство, в нашедших к того избытком не удостоитися; тако же убо и быти может то, яко единаго добродетель не может спокрыти всех человек прегрешение».
И Ивана Грозного, и Федора Ивановича Тимофеев не подвергает жесткому осуждению. Причина в том, что он считает их «законными», т. е. истинными богоданными государями, получившими престол по праву наследия. Зато после смерти Федора Ивановича, когда династия Рюриковичей пресеклась, на престоле один за др. оказываются властители незаконные. Эти государи вознеслись к власти исключительно благодаря «безсловесному молчанию» народа, да и сами, даже будучи боярами, оставались «рабами»: «От синглитских чинов срабне на царствия верх возводити начаша».
Главную персональную вину за все последующие события Тимофеев возлагает на Бориса Годунова — первого, кто беззаконно захватил царский престол. Поэтому, отмечая многие достоинства этого правителя, автор «Временника» в то же время гневно осуждает Бориса за гордость, жестокость, коварство, непомерное властолюбие. Еще при Федоре Ивановиче Борис Годунов запятнал себя многими богомерзкими поступками, и особенно — убийством царевича Дмитрия. Множились недостойные деяния Бориса и во время его царствования. Все это в итоге привело к окончательному разложению русского общества и рождению Смуты. И как бы подчеркивая то, что Борис Годунов не был достоин царского звания, Тимофеев дает ему уничижительную характеристику — «рабоцарь».
Размышляя над причинами бедствий, постигших Российское государство, Иван Тимофеев, естественно, пытается определить и пути выхода из сложившейся ситуации. А выход один — признать грехи, покаяться в них и возвратить утерянное: веру, единомыслие, общественное согласие, древние обычаи общественного устройства. Как пишет Тимофеев: «И аще близ любовию братски, елико по Писанию быти достоин, не совокупимся, врази наши в прочее наветовати и одолевати нас не престанут убо».
Впрочем, сам Тимофеев, находящийся под впечатлением Смуты, высказывает серьезные сомнения в возможности нового объединения всего русского общества: «Наше разньствие на вкупное сложение нам во всем мире нашем на противные и доныне добросоставления тверда не имать, понеже неблагословных есмо одолени страхом». Даже выборы «всем миром» нового царя Михаила Федоровича Романова, которого сам Тимофеев всячески превозносит, не снимают его сомнений. Он уже не верит в способность всеобщего «большого собрания» русского народа найти всех устраивающее решение: «Таковое бо за страх невозможное совокупление в нас…»
Однако в то же время Иван Тимофеев понимает и др. — иного пути, кроме объединения, нет. Поэтому он и заканчивает свое повествование призывом к единению, в очередной раз предупреждая своих читателей: «Аще ли они в прочее, не уже к тому живем, но о всекупно погибели земных пред Богом в будущем безответни обрящемся ответницы».
Подводя итоги, необходимо сказать, что «Временник» Ивана Тимофеева стал одним из немногих литературно-философских произведений периода Смутного времени, в котором столь глубоко и последовательно были осмыслены важнейшие причины «разорения» Русской земли. Выдвигая на первый план, в полном соответствии с традицией, причины религиозно-мистического характера, Тимофеев в то же время оказался способен внести в свое сочинение определенную долю исторического прагматизма. Этот исторический прагматизм проявился прежде всего в том, что Тимофеев стремился осмыслить поступки людей как причины тех или иных исторических событий.

Перевезенцев С.

Другие статьи:
СЛЕПУШКИН ФЕДОР НИКИФОРОВИЧ (1783—13[25].06. 1848), ПОЭТ
ДВОРЦОВЫЕ РАЗРЯДЫ
БОЙ ДОБРЫНИ С ДУНАЕМ, БЫЛИНА
СОВЕТ МОНАРХИЧЕСКИХ СЪЕЗДОВ, РУКОВОДЯЩИЙ ОРГАН МОНАРХИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ
ДАНИИЛ РОМАНОВИЧ (1201—1264), ИЗ РОДА ВЛАДИМИРО-ВОЛЫНСКИХ КНЯЗЕЙ
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» История. Археология. Этнография.
 
Михаил Зыгарь Вся кремлевская рать. Краткая история современной России
Вся кремлевская рать. Краткая история современной России
Эта книга рассказывает об истории России на всем протяжении правления Владимира Путина, с 2000 по 2015 год. В основу книги легли документы, открытые источники и десятки уникальных личных интервью, которые автор взял у действующих лиц из ближайшего окружения Владимира Путина. Собранные воедино, факты, события, интриги и мнения героев составляют полную картину жизни Кремля, из которой впервые становится понятна логика метаморфозы Владимира Путина: как и почему из либерального прозападного президента начала 2000-х он превратился в авторитарного правителя и одного из самых ярых противников Запада.

"Путин не считал, что Россию со всех сторон окружают враги. Путин не собирался закрывать все независимые телеканалы. Путин не собирался поддерживать Виктора Януковича. Он не хотел проводить Олимпиаду в Сочи.
Его приближенные думали, что они стараются угадать его замыслы, - на самом деле они осуществляли свои."

Михаил Зыгарь



Для кого эта книга:
Книга будет интересна всем, кто хочет лучше понять историю России последнего времени и логику трансформации внешней (и внутренней) политики Владимира Путина от весьма прогрессивных реформ начала 2000-х до явно выраженного неприятия западного пути развития.

Почему книга достойна прочтения:
  • Книга написана главным редактором телеканала "Дождь" - одного из немногих в России независимых СМИ.
  • В книге собраны уникальные, нигде прежде не опубликованные факты и интервью ближайших приближенных Владимира Путина, которые дают возможность узнать много нового об истинных причинах тех или иных решениях президента России.

    Кто автор:
    Михаил Зыгарь - главный редактор единственного в России независимого телеканала "Дождь". В 2014 году был награжден международной премией International Press Freedom Award, которую присуждает Комитет по защите журналистов.
    Десять лет работал военным корреспондентом газеты "Коммерсантъ", освещал конфликты в Ираке, Ливане, Палестине, Судане, Узбекистане, революции в Украине и Киргизии. Работал заместителем главного редактора в журнале "Русский Newsweek". Совместно с Валерием Панюшкиным написал книгу "Газпром: Новое русское оружие", которая переведена на 15 языков.

    ОТЗЫВЫ:
    "Весьма информативная, удивительно хладнокровная и - что по нынешним временам совсем уж поразительно - вполне беспристрастная книга о новейшей истории государства российского. Я узнал из нее даже то, чего предпочел бы не знать."

    Борис Акунин (Григорий Чхартишвили)


    "Книга Михаила Зыгаря лучше всех моих книг о Владимире Путине. Вместе взятых. Поэтому теперь я, как завистливый нарцисс, не люблю автора и стараюсь его (но не его произведений) избегать. Просьба не разглашать эту информацию, иначе: а) мои книги окончательно перестанут продаваться; б) на меня обидится сплоченный коллектив телеканала "Дождь", столь трепетно относящийся к своему боссу."

    Станислав Белковский


    "Михаил Зыгарь - человек, которого я без преувеличения могу назвать главным моим учителем и примером первоклассной работы в современной журналистике. Это редкий пример, когда человек сочетает профессионализм и правильное ощущение современной аудитории. Все, что он делает, характеризуется двумя словами: честно и нескучно."

    Ксения Собчак


    "Я впервые прочла последовательное описание всего, что произошло за 20 лет. Самое серьезное исследование и возможность все узнать от первых лиц."

    Светлана Алексиевич, лауреат Нобелевской премии по литературе 2015 г.

    ...

  • Цена:
    493 руб

    Леонид Парфенов Намедни. Наша эра. 1991-2000
    Намедни. Наша эра. 1991-2000
    Четвертый том "Намедни" - про 90-е годы, действительно революционное десятилетие, когда сменились страна и строй. Эти имена, понятия, явления в нашем словаре - с 90-х: биржи и бомжи, Земфира и Зюганов, "Газель" и Гайдар, Диана и дефолт, Черномырдин и Чечня, шансон и Шойгу, Пелевин и Путин, "Балтика" и "баунти", Акунин и "аська", "макарена" и мобильный, Илюмжинов и Интернет. 90-е будут потом называть "лихими", они и впрямь промчались лихо, до сих пор поражая своим драматизмом и разнообразием. Но без них не было бы "благословенных" 2000-х. Самый большой и наиболее переработанный в сравнении с телеверсией том "Намедни" содержит свыше 500 фотографий, кадров из фильмов, кинохроники и других иллюстраций....

    Цена:
    2259 руб

    Борис Акунин История Российского Государства. Между Европой и Азией. Семнадцатый век
    История Российского Государства. Между Европой и Азией. Семнадцатый век
    Продолжение масштабного проекта Бориса Акунина!

    История Отечества в фактах и человеческих судьбах!
    Уникальный формат: мегатекст состоит из параллельных текстов: история России в восьми томах + исторические авантюрные повести.
    Суммарный тираж изданных за два года книг проекта - более 600 000 экземпляров!
    Тома серии богаты иллюстрациями: цветные по мелованной бумаге в исторических томах, стильная графика - в художественных!

    "Проект будет моей основной работой в течение десяти лет. Речь идет о чрезвычайно нахальной затее, потому что у нас в стране есть только один пример беллетриста, написавшего историю Отечества, - Карамзин. Пока только ему удалось заинтересовать историей обыкновенных людей".
                                                                                                             Борис Акунин

    Семнадцатый век представляется каким-то потерянным временем, когда страна топталась на месте, но в истории Российского государства этот отрезок занимает совершенно особое место, где спрессованы и "минуты роковые", и целые десятилетия неспешного развития. Наиболее тугим узлом этой эпохи является Смута. Это поистине страшное и захватывающее зрелище - сопоставимый по масштабу кризис в России повторится лишь триста лет спустя, в начале ХХ века. Там же, в семнадцатом веке, нужно искать корни некоторых острых проблем, которые остаются нерешенными и поныне. Книга "Между Европой и Азией" посвящена истории третьего по счету российского государства, возникшего в результате Смуты и просуществовавшего меньше столетия - вплоть до новой модификации. 

    Об авторе:
    Борис Акунин (настоящее имя Григорий Шалович Чхартишвили) - русский писатель, ученый-японист, литературовед, переводчик, общественный деятель. Также публиковался под литературными псевдонимами Анна Борисова и Анатолий Брусникин. Борис Акунин является автором нескольких десятков романов, повестей, литературных статей и переводов японской, американской и английской литературы. 
    Художественные произведения Акунина переведены, как утверждает сам писатель, более чем на 30-ть языков мира. По версии российского издания журнала Forbes Акунин, заключивший контракты с крупнейшими издательствами Европы и США, входит в десятку российских деятелей культуры, получивших признание за рубежом. 
    "Комсомольская правда" по итогам первого десятилетия XXI века признала Акунина самым популярным писателем России. Согласно докладу Роспечати "Книжный рынок России" за 2010 год, его книги входят в десятку самых издаваемых. 

    О серии:
    Первый том "История Российского Государства. От истоков до монгольского нашествия" вышел в ноябре 2013 года. Вторая  историческая книга серии появилась через год. Третий том "От Ивана III до Бориса Годунова. Между Азией и Европой" был издан в декабре 2015 года. Главная цель проекта, которую преследует автор, - сделать пересказ истории объективным и свободным от какой-либо идеологической системы при сохранении достоверности фактов. Для этого, по словам Бориса Акунина, он внимательно сравнивал исторические данные различных источников. Из массы сведений, имен, цифр, дат и суждений он попытался выбрать все несомненное или, по меньшей мере, наиболее правдоподобное. Малозначительная и недостоверная информация отсеялась. Это серия создавалась для тех, кто хотел бы знать историю России лучше. Ориентиром уровня изложения отечественной истории Борис Акунин для себя ставит труд Николая Карамзина "История государства Российского".

    ...

    Цена:
    1120 руб

    Леонид Парфенов Намедни. Наша эра. 1971-1980
    Намедни. Наша эра. 1971-1980
    Том книжного проекта "Намедни" про годы 1971–1980 – это панорама эпохи, которую назовут застоем: растущий дефицит всего и массовое диссидентство, "Союз" – "Аполлон" и безрезультатная борьба с пьянством, повторы "Семнадцати мгновений" и "Иронии судьбы", стабильное Политбюро во главе с "лично Леонидом Ильичом" и фарцовка джинсами, Высоцкий и Пугачева, "Жигули" и Афган. Притом что это "тучные годы" дорогой нефти настоящей энергетической сверхдержавы, которая тягается с Америкой на равных, проводит образцовую Олимпиаду, а над ее сателлитами никогда не заходит солнце. В сравнении с телеверсией объем многократно расширен и дополнен, в книге свыше 500 фотографий, рисунков, карикатур и других иллюстраций....

    Цена:
    2259 руб

    Лев Лурье Питерщики. Русский капитализм. Первая попытка
    Питерщики. Русский капитализм. Первая попытка
    Рассказывается о первой попытке построения капитализма в России. Время действия — три последних царствования: Александра II, Александра III, Николая II. Место — Санкт-Петербург. Тогда в столице России складывалась ситуация похожая на нынешнюю московскую: Петербург был городом приезжих. Но столетие назад российские города пополняли не мигранты из Средней Азии и Кавказа, а русские деревенские мужики. Какие механизмы помогали или препятствовали переработке крестьян в столичных жителей? Как городской уклад жизни воспринимался сельскими жителями? Как мужики становились купцами? Как из купцов выходили в «олигархи»? Этим вопросам и посвящена книга.

    Для широкого круга читателей....

    Цена:
    157 руб

    Михаил Пыляев Старый Петербург
    Старый Петербург
    Книга М.И.Пыляева, известного журналиста, историка-краеведа и бытописателя, знакомит читателей с историей Санкт-Петербурга, достопримечательностями, бытом и нравами северной российской столицы на протяжении XVIII-XIX вв....

    Цена:
    133 руб

    Борис Рыбаков Язычество древней Руси
    Язычество древней Руси
    Книга принадлежит перу выдающегося историка и археолога, знатока культуры древней и средневековой Руси акад. Б.А.Рыбакова, основоположника отечественной школы медиевистов, и является продолжением его фундаментального двухтомного исследования по истории зарождения и развития язычества древнейшего славяно - русского этноса.
    В первой части книги автор исследует проблему возникновения языческой культуры праславян "Трояновых веков", о которых упоминал гениальный автор "Слова о полку Игореве"; тех "темных веков"жизни сколотое римской эпохи и восточнославянских племен раннего Средневековья, в течение которых зародилась та мифологическая и культовая система, с которой ассоциируются наши во многом противоречивые представления о язычестве.
    Во второй части, названной автором "Апогей язычества", прослеживается формирование языческого культа и обслуживающего его жреческого сословия в качестве важнейших общественно - культурных составляющих ранней государственности древней Руси. Подробнейшим образом, не избегая обсуждения спорных вопросов, таких как существование верховного бога Рода и рожаниц или происхождение языческого пантеона князя Владимира I, автор описывает предхристианскую эпоху X в., с которой, собственно, и начинается многовековой период противостояния по происхождению народной языческой и насаждаемой сверху в качестве общегосударственной византийской христианской культур.
    В третьей части автор рассматривает эпоху фактического русского двоеверия XI—XIII вв., используя как обширный археологический и этнографический материал, так и чрезвычайно разнообразный и еще недостаточно изученный славянский фольклор.

    Книга адресуется студентам и научным работникам гуманитарных специальностей, а также обширному кругу читателей, интересующихся истоками древнейших славянских верований и культов....

    Цена:
    752 руб

    Екатерина Юхнева Петербургские доходные дома
    Петербургские доходные дома
    Автор в мельчайших подробностях воссоздает атмосферу быта роскошных "барских" квартир с их будуарами, кабинетами, диванными и детскими комнатами, холостяцких мансард, чиновничьих квартирок, а также беспросветного существования каморок, углов, чердаков и подвалов. Вы узнаете все об архитектуре, отделке, планировке и интерьерах доходных домов - от скромных деревянных пятистенок до каменных громад начала XX в....

    Цена:
    502 руб

     Троцкий против Сталина. Эмигрантский архив Л. Д. Троцкого. 1933-1936 гг.
    Троцкий против Сталина. Эмигрантский архив Л. Д. Троцкого. 1933-1936 гг.
    В настоящее издание включены архивные статьи, письма, интервью и другие документы, написанные Львом Троцким в эмиграции в период 1933-1936 гг. На русском все тексты обнародуются впервые. Часть документов является первопубликацией. Основные затронутые темы: оценка Троцким международного положения и положения в отдельных странах после установления в Германии нацистской диктатуры; особенности развития СССР под властью Сталина, обоснование курса на формирование параллельных (троцкистских) компартий и их международного объединения в IV Интернационал. В томе публикуются документы, свидетельствующие о стремлении Троцкого к установлению контактов идущих за ним организаций с некоторыми другими левыми политическими силами и в то же время о решительном осуждении Троцким курса III Интернационала, контролируемого Москвой, на создание антифашистского народного фронта.
    Письма жене Н.И.Седовой дают представление о личной жизни Троцкого, его характере и вкусах.
    Том подготовлен к изданию известными российскими историками, проживающими в США, - докторами исторических наук Ю.Г.Фельштинским и Г.И.Чернявским. Книга снабжена предисловием, примечаниями и именным указателем....

    Цена:
    709 руб

    А. И. Филюшкин, А. В. Кузьмин Когда Полоцк был российским. Полоцкая кампания Ивана Грозного 1563-1577 годов
    Когда Полоцк был российским. Полоцкая кампания Ивана Грозного 1563-1577 годов
    Книга посвящена истории знаменитой Полоцкой кампании Ивана Грозного: полоцкого похода 1563 г., интеграции полоцко-смоленского пограничья в состав Российского государства, строительства и военной судьбы «полоцких пригородов», походу Стефана Батория 1579 г.


    Взятие Полоцка – это самая дальняя точка продвижения России на запад в ХVI в. История Полоцкой земли в 1563–1579 гг. – это один из первых опытов имперской политики России на западном направлении. Поход 1563 г. – выдающийся военный успех России в годы войн Ивана Грозного.


    Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта проведения научных исследований: "Свои" и "чужие": феномен пограничья в Средние века и раннее новое время в Восточной Европе как фактор формирования социо- и этнокультурной идентичности населения регионов"....

    Цена:
    735 руб

    Система исторических знаний. 500 самых важных понятий.

    Интерактивный учебный аудио-курс «Система исторических знаний. 500 самых важных понятий» представляет 500 самых важных понятий в области истории, которые необходимы как студентам высших учебных заведений, так и профессионалам. Ясное понимание этих понятий и умение четко формулировать их смысл — залог успеха и авторитета в профессиональной среде.

    2013 Copyright © HistoryCenter.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    История в датах и событиях. Исторические факты, зарубежная и отечественная история, реформы, политика. Исторические источники, историческая география. Национально-государственное устройство. Реформы. Политика. Законодательство.
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
    Яндекс.Метрика Яндекс цитирования