ЗАМЯТИН ЕВГЕНИЙ ИВАНОВИЧ (ПСЕВД. МИХ. ПЛАТОНОВ) (20.01[1.02].1884—10.03.1937), ПИСАТЕЛЬ, ТЕОРЕТИК ЛИТЕРАТУРЫ

ЗАМЯТИН Евгений Иванович (псевд. Мих. Платонов) (20.01[1.02].1884—10.03.1937), писатель, теоретик литературы. Родился в Лебедяни Тамбовской губ. в семье священника. Мать, Мария Александровна, обладала музыкальным дарованием. В доме постоянно ютились странники и паломники, чьи колоритные рассказы навсегда запали в душу писателя, чья незамысловатая речь отразилась в его произведениях. После окончания Воронежской гимназии (1902) Замятин поступил на кораблестроительный факультет Петербургского политехнического института. Во время студенческой практики совершил длительные путешествия как по России, так и за ее пределами. Летом 1905 находился в плавании Одесса—Александрия. Получив специальность морского инженера (1908), Замятин был оставлен при кафедре корабельной архитектуры для научной работы. С 1911 преподавал в том же институте.
Литературный дебют Замятина — рассказ «Один». Публиковал специальные статьи в журналах «Теплоход», «Русское судоходство». В 1911 в Лахте (под Петербургом) Замятин написал повесть «Уездное». За повесть «На куличках» был предан суду. Решением Петербургского окружного суда выслан на север, в Кемь. В 1914—15 публиковал в «Ежемесячном журнале», «Русской мысли» и в «Современнике» рассказы и рецензии, поддерживал связь с «заветинцами» — М. Пришвиным, А. Ремизовым и др. В марте 1916 уехал в Англию работать на судоверфях в Глазго, Ньюкасле и Сандерленде. Под его руководством построен один из самых крупных русских ледоколов «Александр Невский». В Англии Замятин написал «Островитянина» («Скифы», 1918, сб. 2) — тонкую сатиру на английский быт.
В сент. 1917 Замятин вернулся в Россию. В статьях 1917—18 в газетах «Новая жизнь» и «Дело народа» выступал против произвола (в т. ч. литературного) и прислужничества перед властью, напр., некоторых футуристов. Протестовал против расправы над инакомыслящими, сатирически противопоставляя граждан покорных и непокорных. О покорных писал, что это «домашний мечтатель», «удобнейший гражданин. Бьют морду: но, Боже мой, ведь это же ради высшей свободы. Вместо ста тридцати тысяч прежних столбовых — помыкают страной двести сорок тысяч столбовых новых; но, Боже мой, ведь это — ради высшего равенства». Замятин высмеивал размечтавшихся научных обозревателей, предлагавших неосуществимые прожекты, в частности, использование энергии северных рек. В своей публицистике Замятин беспощадный аналитик, темпераментный полемист, отстаивающий приоритет культуры. Разновидностью публицистики явились сказки Замятина (1-я — «Бог», опубл. в 1916 в «Летописи», затем цикл миниатюр в 1918 в «Деле народа»; в 1922 в Лейпциге сб. «Большим детям сказки»). В иносказательной форме Замятин писал о разъедающем все живое бюрократизме, о насильственной переделке человека.
В 1918 Замятин вошел в группу экспертов «Всемирной литературы», редактировал сочинения Г. Уэллса, Дж. Лондона, стал одним из руководителей издательств «Алконост» и «Эпоха», выпускал с группой писателей альманах «Дом искусств» (1921), журналы «Русский современник» и «Современный Запад». В 1920 оказал влияние на литературную группу «Серапионовы братья». По словам Ю. Анненкова, превратил петроградский «Дом искусств» «в своего рода литературную академию», читал там лекции. Утверждал, что «настоящая литература может быть только там, где ее делают не исполнительные чиновники, а безумцы, отшельники, еретики, мечтатели, бунтари, скептики» (ст. «Я боюсь», 1921). 17 авг. 1922 был арестовал, провел более месяца в петроградской тюрьме ГПУ, приговорен к бессрочной высылке за границу, но приговор был отменен. Написал рассказ «Пещера» и роман «Мы», в которых гротескно нарисовал картины человеческих переживаний периода военного коммунизма и связанные с ним представления о будущем.
В 1921 издательство З. Гржебина в Берлине предложило Замятину дать собрание сочинений в 4 томах. За рубеж были посланы старые и новые произведения писателя, в т. ч. роман «Мы», предназначавшийся для 4-го тома. Разорившийся издатель успел выпустить лишь один, 3-й том, куда вошли повести и рассказы. Роман «Мы» без согласия автора был переведен на английский язык и издан в Нью-Йорке в 1924. В России усилия Замятина издать роман оказались безуспешными: советские цензоры увидели в нем прикрытую издевку над коммунистическим строем.
В 1927 издательство «Круг» выпустило книгу Замятина «Нечестивые рассказы». В 1929 издательство «Федерация» выпустило его собрание сочинений в 4 томах; в 4-й том Замятин включил несколько «сказок», но из-за них том был задержан и вышел урезанным тиражом. С 1927 журнал «Воля России» (Прага) начал печатать без согласия автора главы романа «Мы». В СССР последовали резкие обвинения в адрес писателя. Роман вышел отдельным изданием на чешском (1927) и французском (1929) языках, после чего произведения Замятина перестали печатать в СССР. Безвыходное положение вынудило Замятина просить Сталина о временном выезде за границу. Разрешение было дано. В нояб. 1931 на Рижском вокзале в Москве его провожали Вс. Иванов и М. Булгаков. После недолгой остановки в Риге Замятин перебрался в Берлин, с февр. 1932 — в Париж, где он был связан с узким кругом друзей (Ремизов, Ю. Анненков, Б. Григорьев), которые, как и он, стремились сочетать новаторскую форму с бытовым сюжетом.
Первые свои произведения за границей Замятин написал для французских газет, среди них статья «Советские дети» — о системе принудительного воспитания в школе (дек. 1932). Основная же тема — состояние современной русской прозы, а также искусства авангарда. Лучшее из всей публицистики парижского периода Замятина — обширное исследование «Москва—Петербург» (1933), выделяющееся тонким сарказмом сопоставлений, независимостью суждений и чувством меры и вкуса в оценках. Главная работа, которой был занят Замятин в 30-е — роман «Бич Божий» (Париж, 1938), посвящен владыке Великой Скифии — Атилле. Еще в 1927 трагедия «Атилла» была представлена Большому драматическому театру в Ленинграде, доведена до премьеры и снята с постановки губреперткомом. Последовало судебное разбирательство, окончившееся для писателя безрезультатно. В это время и начал вырисовываться для Замятина контур романа «Бич Божий». Автор считал, что на протяжении истории человечества есть параллельные, одинаково звучащие эпохи. Такой параллелью нашей эпохе является эпоха «переселения народов». В центре его внимания — величайшие войны, столкновения стареющей западной и молодой, варварской культур. Он пожелал устроить некую перекличку времен и свой роман об Атилле мыслил как произведение, вызывающее живой непосредственный интерес у современного читателя. Роман «Бич Божий» остался незаконченным (написана лишь 1-я часть).
Соч.: Собр. соч.: В 4 т. М., 1923; Соч. М., 1988; Избр. произведения. М., 1989.

Стрижев А.

Другие статьи:
ПОСТЫ
ГАРШИН ВСЕВОЛОД МИХАЙЛОВИЧ (2[14].02.1855—24.03[5.04]. 1888), ПИСАТЕЛЬ
ИОАННИКИЙ (ГОЛЯТОВСКИЙ), АРХИМАНДРИТ (УМ. 1688), ЮЖНОРУССКИЙ ДУХОВНЫЙ ПИСАТЕЛЬ И ПРОПОВЕДНИК
КУРАБЦЕВ ВАСИЛИЙ ЛЕОНИДОВИЧ
ВОЗДЕРЖАНИЕ
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» История. Археология. Этнография.

Система исторических знаний. 500 самых важных понятий.

Интерактивный учебный аудио-курс «Система исторических знаний. 500 самых важных понятий» представляет 500 самых важных понятий в области истории, которые необходимы как студентам высших учебных заведений, так и профессионалам. Ясное понимание этих понятий и умение четко формулировать их смысл — залог успеха и авторитета в профессиональной среде.

2013 Copyright © HistoryCenter.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
История в датах и событиях. Исторические факты, зарубежная и отечественная история, реформы, политика. Исторические источники, историческая география. Национально-государственное устройство. Реформы. Политика. Законодательство.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования