СИМВОЛИЗМ, ЛИТЕРАТУРНОЕ ТЕЧЕНИЕ К. XIX — Н. ХХ В.,

СИМВОЛИЗМ, литературное течение к. XIX — н. ХХ в., ориентировавшееся на религиозную философию, взгляд на творчество как на культово-обрядовый акт, искусство — интуитивное постижение мира; выдвижение музыкальной стихии как праосновы мира и искусства; внимание к аналогиям и «соответствиям» в поисках мирового единства; обращение к классическим произведениям античности и средневековья.
Русские поэты смотрели на символизм как на средство создания нового типа художественного мышления, который строится на воспроизведении мира явлений не в его материальной данности, а в виде ознаменования некоей многозначительной идеи, находящейся за пределами чувственного восприятия. Роль выразителя скрытых реальностей отводилась при этом символу, с которым связывалось представление о смысловой текучести, потенциальной многозначности художественного образа. Категория символа, давшая название всему течению, утвердилась в поэтике русского символизма в результате абсолютизации одной из особенностей художественного творчества вообще. Она оказалась удобной для выражения идеи многосмысленности мира, — в ее гетевском выражении, противостоящем аллегории («…все преходящее есть только символ», «Фауст», ч. II). Символ есть выражение «безграничной стороны мысли», утверждал Д. Мережковский. «Символ только тогда истинный символ, когда он неисчерпаем и беспределен в своем значении, когда он изрекает на своем сокровенном (иерархическом и магическом) языке намека и внушения нечто неизглаголемое, неадекватное внешнему слову. Он многолик, многосмыслен и всегда темен в последней глубине» (Иванов Вяч. По звездам. СПб., 1909). «Для высокого искусства образ предметного мира — только окно в бесконечность», — писал Ф. Сологуб. Именно поэтому «в высоком искусстве образы стремятся стать символами, т. е. стремятся к тому, чтобы вместить в себя многозначительное содержание».
Оформление русского символизма в самостоятельное течение происходит лишь в к. 90-х гл. обр. благодаря В. Брюсову, выпустившему в 1894—95 3 сборника «Русские символисты», в которых большинство стихов принадлежало ему самому. Одновременно появилась литература о европейском символизме, а также переводы зарубежных «новых поэтов».
Уже в н. ХХ в. широкий размах приобретают оригинальные опыты в собственно символическом роде (Мережковского, Бальмонта, Сологуба, Брюсова, Гиппиус, Коневского и др.). Стихи некоторых поэтов старшего поколения — К. Случевского, Вл. Соловьева, К. Феофанова, как и многие мотивы поэзии Ап. Григорьева, К. Павловой, сознаются как «предсимволистские». Особым вниманием пользуются у символистов М. Ю. Лермонтов, Ф. И. Тютчев, Ф. М. Достоевский; их воспринимают как прямых предшественников. Развертывается переводческая деятельность символистов, причем переводимые ими произведения — от древних (Гомер, Еврипид и др.) до новых (Э. По, Шелли, Ф. Ницше и др.) и новейших (Г. Ибсен, М. Метерлинк и др.) — также получают оттенок предвестия символизма.
В н. ХХ в. ряды символистов пополнили «младшие поэты» («третья волна» движения) — А. Блок, А. Белый, С. Соловьев и др. С первыми сборниками выступают И. Анненский, Вяч. Иванов. Символизм все шире завоевывает читательскую аудиторию, его эстетика существенно обновляется; возрастает значимость этического начала искусства, поднимается вопрос об общественном назначении и роли художника. Провозглашается, что искусство должно быть «служением» (Блок), средством полного «преображения» личности, а через нее — строя жизни (Белый), что художник ответствен за общественное зло (Анненский). Тогда же возникают новые организационные центры символизма: издательства «Скорпион» (с альманахом «Северные цветы») и «Гриф», журналы «Весы» и «Золотое руно»; широко печатает символистов журнал «Мир искусства». Группа Мережковского объединилась вокруг журнала «Новый путь» (1903—04) и Религиозно-философских собраний (с 1901); исключительная сосредоточенность на религиозных проблемах привела ее к обособлению от основного ядра школы. Но и внутри этого ядра единства не было: «Весы» нападали на «Золотое руно», Белый осуждал Блока и т. д.
К 1910 складываются и все основные концепции русского символизма. Для Брюсова символизм есть средство создания подлинного искусства, в котором найдут примирение извечно враждующие начала «пользы» и «красоты», т. е. «гражданское» и «чистое» направления; для Бальмонта символизм — средство постижения таинственных глубин души человека, которые, как он считает, остались недоступны литературе XIX в.; в статьях Вяч. Иванова символизм интерпретируется как универсальный путь преодоления разрыва между художником и народом («рапсодом» и «толпой»); Сологубу символизм открывает пути преображения «низкой» действительности, создания мифа («сладостной легенды»); Блок связывает с символизмом надежды на воспроизведение драматизма эпохи и трагической противоречивости строя современного человека; Белый видит в нем основу культуры будущего и средство полного преображения личности и т. д.
Начало последнему и наиболее значительному периоду в истории русского символизма положили события смуты 1905—07. Появляется роман Сологуба «Мелкий бес»; на материале смуты 1905—07 Белый создает свои важнейшие произведения — «Пепел», «Серебряный голубь», «Петербург», углубляются представления об эпохе, что находит выражение в усложнении образно-поэтической системы. Вместе с тем обостряются глубокие расхождения, которые приводят к тому, что как единое течение и школа творчества символизм перестает существовать. Некоторые символисты усматривают в трагических событиях 1917 реализацию своих ранних предчувствий, которые теряют теперь эсхатологическую окраску и прочно сливаются с мыслью о смене всего «старого» — культуры, форм быта, даже «человеческой природы» (Блок). В наиболее значительных произведениях Блока, Белого, Брюсова, Вяч. Иванова создается концепция, в которой современность интерпретируется как завершение большого периода в истории России, начавшегося Петровскими реформами. Заново осмысляется русская история, широко возрождается тема «Медного всадника», имп. Петра I и Петербурга («Возмездие» Блока и особенно «Петербург» Белого). На себя символисты смотрят как на последних носителей «старой» культуры («Аттила» Вяч. Иванова, «Грядущие гунны» Брюсова). Трагически и благословляюще звучит тема Родины, России, ее мирового призвания. Нагнетание новой тематики делает дальнейшие совместные выступления символистов невозможными. Закрываются «Весы» и «Золотое руно» (1909). Символизм вступает в период кризиса. Оценка кризису дана была в ходе полемики 1910. Главным пунктом расхождений стал вопрос о том, должен ли быть символизм только искусством или также «делом» («пророчеством», «предзнаменованием»). Если Вяч. Иванов, Блок, Белый видели причину распада школы в отказе от «проповедничества», «служения» (Блок: «были “пророками”, захотели стать “поэтами”»), то Брюсов настаивал на том, что символизм должен быть «только искусством». Отдельные достижения художников, по-прежнему относимых критикой к символизму, являются теперь уже следствием индивидуальных творческих устремлений.
Открытия русских символистов в поэтике, как и героико-трагическое восприятие социальных и духовных коллизий, вошли живым и влиятельным наследием в поэзию ХХ в. Творчество символистов возродило и утвердило господство в поэзии лирического начала, которое становится «внутренним фоном» и в эпических жанрах. Широко подхватываются и ритмическая реорганизация стиха с выдвижением музыкальной стороны, и новые жанровые формообразования символистов: лирическая поэма, цикл стихотворений с сюжетно проступающей личностью — «фигурой» поэта. Даже противники символизма (в т. ч. акмеисты) широко использовали позже и символико-иносказательную манеру, и смысловую полифонию (напр., Н. Гумилев в «Поэме начала», А. Ахматова в «Поэме без героя»).
Соч.: Брюсов В. Дневники 1891—1910. М., 1927; Он же. Свобода слова // Весы. 1905. № 11; Блок А. Дневник 1901—1902 // Собр. соч.: В 8 т. Т. 7. М.; Л., 1963; Мережковский Д. Вечные спутники. СПб., 1897; Бальмонт К. Горные вершины: Сб. статей. Кн. 1. М., 1904; Анненский И. Книга отражений. Кн. 1. СПб., 1906; Белый А. Луг зеленый: Книга статей. М., 1911; Он же. Символизм. М., 1910; Он же. Арабески: Книга статей. М., 1911.
Л. Д.

Другие статьи:
САХНОВСКИЙ НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ
ВЕРШОК, МЕРА ДЛИНЫ
КАБАТ
АМВРОСИЙ ОПТИНСКИЙ, ПРЕПОДОБНЫЙ (21.11.1812—10.10.1891)
ВАСИЛИСК, ПО НАРОДНОМУ ПОВЕРЬЮ, ЦАРЬ-ЗМЕЙ
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» История. Археология. Этнография.

Система исторических знаний. 500 самых важных понятий.

Интерактивный учебный аудио-курс «Система исторических знаний. 500 самых важных понятий» представляет 500 самых важных понятий в области истории, которые необходимы как студентам высших учебных заведений, так и профессионалам. Ясное понимание этих понятий и умение четко формулировать их смысл — залог успеха и авторитета в профессиональной среде.

2013 Copyright © HistoryCenter.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
История в датах и событиях. Исторические факты, зарубежная и отечественная история, реформы, политика. Исторические источники, историческая география. Национально-государственное устройство. Реформы. Политика. Законодательство.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования