Исторические факты, зарубежная и отечественная история.

Черногорский феномен

Несомненно, внимание каждого, изучавшего историю международных отношений на Балканах, привлекало небольшое государство, расположенное в районе Скадарского озера, между сегодняшними Боснией и Герцеговиной, Сербией и Албанией. В действительности - чем же так замечательна эта страна? Почему мы выбрали именно ее объектом нашего изучения и анализа? И к чему такое броское, шокирующее название? В чем состоит этот феномен? Ответ, как зачастую случается, не так прост. Для полного и исчерпывающего анализа проблемы сначала обратимся к фактам исторического, географического, религиозного и этно-национального содержания.

Черногория. Республика в составе СР Югославии, В большей части представляет собой высоко поднятое плоскогорье, почти лишенное текущих по поверхности вод и почвенного покрова (лишь примерно 8,2% территории страны пригодно для земледелия) . Это плоскогорье несколько опущено в центре и возвышено по краям. К Адриатике оно обрывается крутым уступом, образующим краевые горы (Ловчен) . На юге долины рек Морача и Зеты вдаются далеко вглубь этого плоскогорья. В районе слияния Морача со Скадарским озером простирается равнина Подгорицы, представляющая собой то голые каменистые пространства, то распаханные для земледелия участки. Горные массивы запада Черногории являются не столько высокими, сколько труднопроходимыми. На востоке горы выше, однако они доступнее и сложены глинистыми сланцами. Их склоны покрыты редкими лесами, преимущественно буковыми, на возвышенных плоскогорьях имеется много мелких озер. Наиболее низменной частью Черногории является равнина у Скадарского озера, ныне активно использующаяся для земледелия.

Основа экономики страны - сельское хозяйство (горно-пастбищное животноводство на альпийских и субальпийских пастбищах, в меньшей мере - посевы зерновых, субтропическое плодоводство и виноградарство) , добывающая промышленность (незначительные месторождения бокситов, свинцово-цинковых и алюминиевых руд) , тяжелая промышленность (черная металлургия, машиностроение) , деревообработка (около 19% территории страны покрыто лесами) . Население сосредоточено в городах, наиболее многочисленные их которых - Подгорица (бывш. Титоград) , Цетинье (столица до 2-ой мировой войны) , Никшич (центр черной металлургии) , а также в высокогорных котловинах, в низменности около Скадарского озера и по ступеням террас горных рек.

В римскую эпоху территория нынешней Черногории входила в состав Иллирийской провинции под названием Диоклея. В VII в. область была заселена дуклянами (славянами, ветвью сербской этнической группы) , которые в скором времени попали под влияние византийской культуры и почти одновременно с сербами приняли христианство в форме православия. В IX в. ими было основано княжество Дукля, которое в конце того же века было завоевано Византией. С XI в. область стала называться Зетой, по одноименному названию притока р. Морача. Бывшая с 1042г. независимой, в конце XII в. она вошла в состав Сербского королевства Неманичей. Однако после битвы на Косовом поле в 1389г. Зетская жупа, охватывавшая современную Черногорию и Северную Албанию, вновь стала самостоятельной. Управляемая наследственными жупанами (Бальшичи с 1356г. по 1421г., Черноевичи с 1427г. по 1516г.) Зета представляла собой типичное феодальное государство, в котором весьма существенную роль играла местная православная церковь. Во внешнеполитическом аспекте история этого государства сводилась к борьбе с турками и венецианцами, взаимное соперничество которых способствовало сохранению им самостоятельности в течение всего XV в. Лишь в конце XV в. турки захватили плодородные равнинные области Зеты, включив их в состав Османской империи, и в 1484г. вынудили Урноевичей удалиться в неприступные области страны, названные Cŕna Gуra (букв. “черный, дремучий лес” ) . С тех пор название “Черногория” вытесняет “Зета” .

Несмотря на официальное включение Черногории в состав Османской империи (в Скутарийский санджак) в 1499г. и удаление последнего жупана Джорджа в Венецию, население горных районов сохранило фактическую независимость и образовало своеобразную теократическую республику под главенством владык, митрополитов Черного Леса. В результате развития феодальных отношений в Черногории образовались, наряду со стойким патриархально-родовым укладом жизни горцев, феодальные поместья, владельцы которых для упрочения своего положения принимали ислам (как известно, согласно законам Османской империи, землей мог владеть лишь мусульманин) . Таким образом, борьба крестьянства и православной церкви против феодалов, происходившая в течении всего периода XVI - XVII в., носила как национально-освободительный, классовый, так и религиозный характер.

Пришло время остановиться и сделать небольшое лирическое отступление, касающееся религиозного вопроса на Балканах, приобретшего особую остроту в последние годы. На мой взгляд, столь широкое распространение ислама стало возможно за счет двух основных источников. Во-первых, безусловно, часть населения, в первую очередь землевладельцы, переходили в ислам, дабы сохранить свои права. Феодалы по-прежнему продолжали взимать барщину и подати, содержали вооруженную дружину, сохранили на местах судебную власть. Кроме того, они получили новые привилегии, поскольку давали Османской империи значительное число прекрасных воинов. Однако в то же время, подавляющее большинство крестьян оставалось в христианстве. Таким образом, еще больше усиливался авторитет православной церкви, в которой широкие массы видели не только свою веру, но и символ своего национального достоинства, объединяющую доминанту борьбы против Османской империи. Во-вторых, что также немаловажно, переход в ислам наблюдался и в среде так называемого “коренного” населения. Это довольно скользкий вопрос, поэтому сразу обмолвлюсь, что своим мнением я ни в коей мере не претендую на истину в конечной инстанции. Иллирийцы, ветвь кельтской этнической группы, древнейшие известные науке обитатели территории запада Балканского полуострова, ныне известны под именем “албанцы” . Малоизвестным термином “памак” в болгарском языке называются исповедующие ислам “болгары” [1]. Как отмечает ряд видных ученых, это - сохранившиеся остатки когда-то населявших территорию современной Болгарии южных славян, большинство которых было инкорпорировано пришлыми кочевниками тюркской этнической группы болгарами. Оба реликта по приходу турок с радостью приняли ислам. Сложно абсолютно точно ответить на вопрос “почему?” . Но мое предположение основывается на желании “коренного” населения наконец-то показать “пришлым” , что и на их улице может быть праздник. Они активно сотрудничали с Османской империей, за что пользовались ее благосклонностью.

Интересен и другой вопрос. Почему же мусульманство в рамках бывшей Югославии было сконцентрировано именно в Боснии и Герцеговине? Одной из причин можно, безусловно, назвать национальную политику Тито, согласно которой “зайцы должны жить в одной клетке, а ежи в другой” . Таким образом провозглашенная национальность “мусульмане” искусственно концентрировалась именно в Боснии и Герцеговине, области, с исторически преобладающим мусульманским населением. Второй, весьма существенной причиной, было то, что в Боснии наблюдалось массовое принятие ислама не только в среде феодалов, но и среди свободных крестьян. Именно поэтому религиозный вопрос после ухода с Балканского полуострова Османской империи в Боснии не мог быть решен также банально, как это было сделано в Черногории, Македонии, в некоторой степени в Сербии и в Болгарии. Боснийские мусульмане не были столь малочисленны и слабы, чтобы их так просто перебить.

Национально-освободительная война в Черногории, особо обострившаяся в начале XVIII в., привела в 1703г. к резне так называемых потурченцев (черногорских мусульман) . Восстание возглавлялось представителями богатого знатного рода Пйтровичей Нйгошей. В результате происшедших волнений омусульманенные феодалы лишились своих владений и в большинстве переселились в азиатскую часть Османской империи. Земля перешла в руки крестьянских общин (родов, семей) и церкви, которая вплоть до окончания 2-ой мировой войны продолжала играть весьма заметную роль в политической жизни государства.

В 1684г. антитурецкий союз во главе с Австрией, Венецией и Польшей вовлек в борьбу с Османской империей и Черногорию. В 1685г. Черногория добилась фактически полной независимости, что, однако, признано султаном не было. Были восстановлены тесные торговые отношения с Венецией, которая в конце XVII в. стала все более усиливать свои экономические и политические позиции в Черногории, основывая в ней свои фактории и наводняя ее своими торговыми агентами и чиновниками. С конца XVII в. Черногория становится значительным фактором в ближневосточной политике европейских держав, как важный стратегический пункт и торговый узел. Существенную роль начинают играть интересы черногорской церкви и духовенства, определявших политику ставших наследственными духовных владык Черногории из рода Петровичей Негошей, стремившихся к захвату адриатических портов и плодородных равнин, которые могли бы обеспечить страну продовольствием.

В начале XVIII в. завязываются сношения Черногории с Россией. В 1715г. Черногорский владыка Данило едет в Россию и получает первую субсидию, ставшую позднее регулярной[2]. Черногорские владыки все чаще ищут покровительства у России, что стало особенно заметно после падения Венецианской республики в 1797г. О популярности России свидетельствовала попытка Степана Малого установить светскую власть в Черногории, выдав себя за российского императора Петра III, якобы бежавшего от заговора в Черногорию[3].

В конце XVIII в. владыка Петр I Негош (1781-1830 гг.) после удачных войн с Османской империей в 1792г. и в 1796г., закончившихся особым султанским фирманом 1798г. о признании независимости Черногории, провел ряд внутренних реформ. Завершив централизацию власти и уничтожив племенные управления и суды, черногорские владыки окончательно превратились в светских государей. Владыка Данило (1851-1860 гг.) принял в 1852г. титул князя Черногории. Данило и Николай (1860-1918 гг.) при активной помощи и широком субсидировании со стороны России провели частичную реорганизацию государственного аппарата и особенно армии, построенной по образцу русской (1871г.) [4]. Внешняя политика Черногории в XIX в. определялась ее естественным стремлением к выходу на Адриатическое побережье и присоединению прилегающих плодородных равнин Северной Албании и западной части османского санджака (Нови Пазар) ; в этом направлении она встречала поддержку со стороны России и наталкивалась на сопротивление Австрии, которая, продолжая начатую в XVIII в. политику проникновения на Балканы, стремилась к подчинению Черногории своему влиянию с тем, чтобы обезопасить свой фланг при дальнейшем продвижении на Салоники. Черногория стала одним из узлов русско-австрийских противоречий на Балканах и сама втягивалась в эти противоречия, вынуждаемая присоединяться то к одной, то к другой стороне[5]. К этим двум державам в начале XIX в., в связи с активизацией своей восточной политики, присоединилась и Франция. Она посылала в Черногорию ряд военных и торговых миссий с целью вырвать Черногорию из сферы влияния России и Австро-Венгрии.

Русское влияние все же остается доминирующим в Черногории в течение всего XIX в. Еще в 1806г. Черногория заняла важный порт на побережье Адриатического моря Бокку Каторскую, однако на Венском конгрессе 1814-1815 гг. его передали Австрии. Неудача этой попытки найти выход к морю побудило Черногорию обратится за активной помощью к России. С 1837г. русское правительство увеличило субсидию и приняло активное участие в реформах, проводившихся правителями Черногории. Отказ Черногории под давлением Австрии от участия в Крымской войне на стороне России вызвал охлаждение в отношениях между двумя странами, однако в 1876г. Черногория, надеясь на присоединение восставшей против Османской империи Герцеговины, сама начала войну с турками, приняв тем самым активное участие в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Часть плодородных албанских земель, переданных Черногории по Берлинскому трактату, была силой удержана албанцами, и хотя взамен их Черногория получила порты Антивари и Дульциньо и, кроме того, приобрела плодородные равнины Никшича и Подгорицы, но была ограничена в правах железнодорожного строительства и судоходства. “Полицейский надзор морской и санитарный, как в Антивари, так и вдоль всего побережья“[6] был против воли России предоставлен Австро-Венгрии, которой также было дано право содержать гарнизоны в Нови-Пазарском санджаке, что отрезало Черногорию от Сербии. Таким образом, увеличив вдвое территорию и население Черногории, Берлинский трактат 1878г. все же не разрешил полностью главную проблему ее существования и даже осложнил ее, поставив Черногорию в полную зависимость от Австро-Венгрии, сжавшей ее со всех сторон.

К началу XX в. экономическое положение Черногории было крайне тяжелым. Наиболее доходные отрасли народного хозяйства, как, например, деревообработка, раздавались в концессии иностранному капиталу, а в основе экономики страны - сельском хозяйстве, по-прежнему господствовал средневековый способ обработки земли ралом на волах, в горных областях - вплоть до ручного способа. Велика была зависимость страны от урожайности, из-за чего нередко случались голодные годы, в течение которых значительная часть населения или умерла или эмигрировала за границу. Скотоводство, исторически имевшее в Черногории большое значение нежели земледелие, по-прежнему оставалась в рамках примитивных форм пастушеского хозяйства. Торговля Черногории не избегла общей участи экономики страны. Больше, чем на 50% она зависела от Австро-Венгрии. Вывозились, главным образом, мелкий скот, шерсть, куры, вино, табак, овечий сыр и т.д., а ввозилась промышленная продукция - железо, оружие, а также хлеб. Неудивительно, что из года в год торговый баланс оставался пассивным, государственный долг все более увеличивался. Промышленности в Черногории фактически не было, если не считать пивоваренного и консервного заводов, табачной фабрики и лесопилки. Добывающей промышленности не было совсем.

Тяжелое положение, низкий жизненный уровень, а также влияние русской революции 1905г. вызвало в широких массах недовольство правительством и лично князем Николаем, вылившееся в повсеместные вооруженные выступления крестьян. Следуя примеру своего покровителя, царя Николая II, 19.12.1905 князь Николай принял первую черногорскую конституцию. Согласно ей было учреждено народное собрание (Скупщина) . В Скупщину вошли 56 представителей от округов, 6 - от городов и 12 - по должности. Активное избирательное право получили все граждане, достигшие 21 года, пассивное - лица, достигшие 30-летнего возраста и платившие 15 крон налога. В действительности конституция содержала такое количество оговорок, что значение Скупщины свелось к минимуму, и вся власть по-прежнему оставалась в руках князя, назначавшего министров, издававшего законы и т.д. После двух “непослушных” правительств Радуловича и Радовича в апреле 1907г. было создано министерство Томановича, повлекшее за собой роспуск Скупщины и идеологическую реакцию. В ответ на вновь усилившиеся крестьянские недовольства были инсценированы новые выборы, давшие вполне послушную Скупщину. В 1910г. в целях укрепления своей власти князь Николай провозгласил себя королем, а в 1914г. присвоил королевской власти чрезвычайные полномочия.

Основной установкой внешней политики короля Николая было объединение всех югославских земель, включая Сербию, под властью Негошей[7]. С этой целью Николай вначале искал поддержки у Австрии, как наиболее близкой к Черногории державы, к тому же враждебной Сербии, заключив с ней в 1907г. секретный договор, отдавший Австрии по существу на откуп всю экономику страны. В то же время он старался поддерживать хорошие отношения с Россией, от которой получал субсидии. Однако эта политика балансирования между двумя враждебными лагерями в 1908г. получила серьезный удар, когда Австро-Венгрия неожиданно аннексировала Боснию и Герцеговину. В 1912г. Черногория примкнула к Балканскому союзу и участвовала в Балканских войнах (1912-1913 гг.) . В результате войны Черногория в полтора раза увеличила свою территорию и получила плодородные районы Нови-Пазарского санджака, но от Скадарской низменности, занятой ее войсками и которой она особенно настойчиво добивалась, она, по настояниям Австро-Венгрии, несмотря на поддержку России, вынуждена была отказаться в пользу вновь созданного албанского государства.

Черногория едва успела вступить во владение новыми землями, как в 1914г. началась первая мировая война. Черногория вместе с Сербией выступила на стороне Антанты. В январе 1916г. Черногория вынуждена была отступить перед австрийскими войсками, занявшими всю страну. Король Николай, все более склонявшийся к испытанной тактике двойной игры[8], 17 января бежал, а 7 февраля Черногория подписала акт о капитуляции, признав австро-венгерский оккупационный режим. Великие державы в своей политике все более ориентировались на Национальный совет буржуазной оппозиции, находившийся в вынужденной эмиграции, который в 1917г. присоединился к декларации южных славян на острове Корфу о создании единого государства сербов, хорватов и словенцев. Отношения к бежавшему королю Николаю охладевали и его горячая поддержка, быстро сменившаяся “легким флиртом” , вскоре вообще сошла на нет. Покинутый всеми, в 1921г. Николай умер в эмиграции во Франции. Собравшаяся 17 декабря 1918г. в Подгорице “Великая скупщина” объявила династию Негошей низложенной, а Черногорию включенной в Королевство сербов, хорватов и словенцев.

После освобождения Югославии от фашизма Черногория была признана одной из равноправных республик югославской федерации, и 17 апреля 1945г. в ней была созвана местная скупщина и образовано правительство.

Военный конфликт на территории бывшей СФРЮ обошел Черногорию стороной. Во многом это обязано твердой позиции страны в вопросе обретения полной независимости. Недавние выборы в местные органы власти показали, что большинство населения видит свое будущее в составе Союзной Республики Югославии (Savezna Republika Jugoslavija) . Поборов тем самым сепаратистские тенденции определенных сил общества, Черногория, возможно, предотвратила еще один кровавый конфликт на Балканском полуострове. С трудом верится, что Сербия так просто смирится с потерей столь стратегически важного выхода в Адриатическое море.

Теперь, проследив историю Черногории, мы можем задаться вопросом: каким образом такое крошечное государство[9], населенное до недавнего времени малочисленными разрозненными полудикими племенами скотоводов[10], обладающее ничтожными земельными ресурсами, окруженное могущественными соседями смогла на протяжении почти всего своего существования сохранить самостоятельность? Мало того, великие державы зачастую вели ожесточеннейшую борьбу за влияние в этой горной стране, что иногда влекло за собой даже вооруженные столкновения. Россия, Австро-Венгрия, Венецианская республика, Османская империя, Франция, Германия, Англия в свое время, теми или иными способами, в той или иной мере пытались добиться благосклонности правителей этого загадочного Черного Леса. Неужели черногорцы, как иронизировал С. Ю. Витте столь “многочисленны и воинственны” ? Нет, как отмечалось выше, население страны было ничтожно и разрозненно во множестве горных котловин. О смелости и воинственности народа в целом говорить не приходится, поскольку участие 2-3 тысяч черногорских головорезов в Балканских войнах или резня безоружных мусульман в Цетинье не могут полностью охарактеризовать эту черту национального характера. Скорее наоборот - при первых же столкновениях с регулярной армией Австро-Венгрии во время первой мировой войны черногорская “реформированная” армия была моментально рассеяна. Однако именно Черногория первой из покоренных народов Балканского полуострова получила фактическую, а затем и реальную независимость от Османской империи (1685г., 1798г.) .

Не стоит даже и говорить о каких-либо существенных экономических выгодах, которые могли бы получить великие державы от сотрудничества с Черногорией - трудно даже назвать “экономикой” народное хозяйство страны вплоть до начала XX века.

Может быть, про эту никчемную страну просто все забыли? Действительно, а что в этих горах могло привлечь турецких султанов, у которых были дела поважнее, нежели принципиальная война с полудикими скотоводами за безжизненные каменистые нагорья? Да, вряд ли лишняя отара овец налогов. Однако почему же постоянно так наглядно выпирала независимость Черногории? Ведь забвение со временем ассимилировало бы ее и этнически и политически в состав какой-нибудь третьей державы?

Может быть, выгодное географическое положение так привлекало сверх державы того времени? Не совсем, хотя в этом есть доля истины. В этом смысле та же Албания обладает гораздо лучшими характеристиками для создания военного плацдарма. На мой взгляд, секрет этого феномена кроется в принятой и успешно поддерживаемой внешнеполитической тактике балансирования между “большими соседями” . Вспомним XV век - “стравливание” Венеции и Османской империи; XVI-XVII века - балансирование между Австро-Венгрией и Османской империей, XVIII-XX века - между Россией и Австро-Венгрией. Причем при всех катастрофах, восстаниях и кровопролитных войнах, влекших новый перекрой границ Черногория громко заявляла о своих искренних симпатиях победителям, в надежде отхватить как можно большую часть адриатического побережья, скадарской низменности или плодородных земель Нови-Пазарского санджака. Черногория стремилась быть как можно заметнее на международной арене, время от времени “шантажируя” имеющих потенциальные интересы в регионе, что в принципе она может предоставить свою территорию, порты, снабжение их соперникам. Несомненно, немаловажную роль сыграла и политика династических браков черногорских правителей, в бульшей степени с русской царской семьей.

В заключение следует добавить, что “черногорский феномен” не является каким-то сверхъестественным чудом света, как, признаюсь, это могло бы показаться из моих рассуждений. Это всего лишь внешнеполитическая стратегия малой державы, отличительная черта которой в конкретном ее проявлении в Черногории состоит лишь в успешности ее реализации в течение довольно продолжительного периода. Безусловно, на длительный успех этой стратегии оказали влияние многие геополитические факторы, среди которых основными являются: а) удаленность от центра политической активности Европы; б) труднопроходимый ландшафт; в) слабая экономическая и изначальная политическая заинтересованность великих держав в Черногории. Однако перечисленные причины не то, чтобы принижают заслуги этой небольшой горной страны, облегчая поставленную перед ней задачу сохранения самостоятельности, но в некоторой степени их и увеличивают, поскольку известно, насколько сложно выбраться из забвения и смело заявить о себе в обществе сильных мира сего, создав тем самым свой имидж со знаком плюс.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Под ред. Ф. Н. Петрова. Балканские страны. М., 1946.

2. Под ред. В. Н. Виноградова. Международные отношения на Балканах. М., 1974.

3. Витте C. Ю. Избранные воспоминания: 1849-1911 гг. М., 1991.

4. История дипломатии. Т. 1,2. М., 1959.

5. Писарев Ю. А. Великие державы и Черногория в первой мировой войне 1914-1918. М., 1968.


[1] Для многих из них характерны светлый цвет глаз (преимущественно серый) , светлые волосы, спокойный характер, отличающийся от литературного языка диалект.

[2] Впоследствии С. Ю. Витте в своих воспоминаниях выразился об этой традиции следующим образом: “Вообще эти особы крепко присосались к русским деньгам” . См. С. Ю. Витте, Избранные воспоминания, 1849-1911 гг. М.: Мысль, 1991, с. 428.

[3] С этой точки зрения интересна популярная черногорская поговорка: “Нас са руси 200 миллиона, а без руси пола камиона” .

[4] Однако о реформе черногорской армии Витте с иронией замечал, что по словам князя Николая получается, что “черногорцы - молодцы; нужно только сформировать постоянные части, а для этого нужны деньги” . См.: там же, с. 427.

[5] См.: Писарев Ю. А. Великие державы и Черногория в годы первой мировой войны. М.: Наука, 1974г., с. 132.

[6] ст. 29 Берлинского трактата.

[7] С. Ю. Витте держится мнения, что убийство последнего представителя правящей сербской династии Обреновичей Александра и его жены, а также возведение на престол Петра Карагеоргиевича произошло не без участия князя Николая и его родственников. См.: там же, с. 428-429.

[8] В этом смысле характерно сообщение русского посланника в Цетинье А. А. Гирса министру иностранных дел С. Д. Сазонову от 31 июля 1914г., как раз в разгар дипломатической подготовки к 1-ой мировой войне: “На мой вопрос, когда и при каких условиях Черногория вмешается в военные действия, король ответил: если австрийцы не вступят на черногорскую территорию, черногорцы сами нападать не будут... Король выжидает развития военных действий...” .

[9] 13,8 тыс. км. 2 в сегодняшних границах.

[10] Согласно первой переписи населения, произведенной в 1921г. в стране постоянно проживало лишь 199 тыс. чел.

Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» История. Археология. Этнография.
 
Борис Акунин Эпоха цариц
Эпоха цариц
Продолжение самого масштабного и амбициозного проекта десятилетия от Бориса Акунина!

История Отечества в фактах и человеческих судьбах!
Уникальный формат: мегатекст состоит из параллельных текстов: история России в восьми томах + исторические авантюрные повести.
Суммарный тираж изданных за четыре года книг проекта - более 2 500 000 экземпляров!
Тома серии богаты иллюстрациями: цветные в исторических томах, стильная графика - в художественных!

«Эпоха цариц», то есть события русского XVIII столетия, - поразительно интересный период отечественной истории, когда Россия превратилась в евразийскую империю, расширяющуюся на запад, юг и восток. Это время преподает нам несколько важных уроков: об ограниченности неограниченной власти, о необходимости и рискованности реформ, о том, как можно и как нельзя править Россией.
Книга рассказывает, как завязывались «вечные» российские узлы: национальный вопрос, внутриобщественное противостояние, жажда свободы и страх перед порождаемым им хаосом....

Цена:
1584 руб

Владислав Иноземцев Несовременная страна. Россия в мире XXI века
Несовременная страна. Россия в мире XXI века
Цитата

Сегодня, пожалуй, не найдется человека, который не согласится с тем, что с Россией что-то «не так». И речь не о том, хорошо это или нет, — кому-то кажется, что мы совершенно зря отклоняемся от пути развития «цивилизованных» стран, а кто-то считает, что именно наше общество остается образцом, на который стоит равняться остальным, — а о том, что ощущение диссонанса становится все отчетливее.

О чем книга
Россия — страна, безусловно, особенная, как это любят подчеркивать кремлевские идеологи, однако сложно найти хотя бы одну сферу, в которой такая особость указывала бы на прогрессивный характер и выгодно отличала ее от остальных государств. История последних полутора десятилетий — от пугающей своими темпами деиндустриализации до попыток воссоздать советскую империю через ренессанс идеологии и религиозного мировоззрения — все четче указывает на то, что Россия осознанно разворачивается от современности к архаике. Что должно случиться для того, чтобы страна предпочла модернизационный путь, сказать сложно, но необычайно важно создать систематическую картину общества, в котором мы живем, и мира, в который это общество встроено. Поэтому эта книга — попытка оценить, с какого рубежа стране придется начинать, если она все же попытается вписаться в современный мир, а также отчасти предупреждение о том, чего мы все можем лишиться, если ничего сейчас не предпримем.

Почему книга достойна прочтения:
• Это удивительно подробное и точное исследование сегодняшней России: Владислав Иноземцев рассказывает о месте, которое наша страна занимает в мире, истоках наших проблем и возможных направлениях дальнейшего движения.
• Вы узнаете, что проблемы, с которыми, казалось бы, страна столкнулась только сейчас, на самом деле преследовали Россию на протяжении всей ее истории, именно поэтому справиться с ними настолько сложно.
• Книга вошла в лонг-лист премии «Просветитель».

Кто автор
Владислав Иноземцев — российский экономист, политолог, издатель и переводчик, автор и редактор 18 книг, издававшихся в России, США, Великобритании, Франции и Китае. Основатель и директор Центра исследований постиндустриального общества (с 1996 г.), главный редактор журнала «Свободная мысль» (2003–2011), профессор МГУ им. М.В. Ломоносова (2012–2014) и Высшей школы экономики (2014–2015), приглашенный исследователь Института проблем человека (Вена), Центра стратегических и международных исследований, Атлантического Совета и Университета им. Джонса Гопкинса (Вашингтон) и Германского Совета по внешней политике (Берлин). Лауреат премии «Политпросвет» за 2015 г.

Отзывы
Почему мы такие? Особый путь или отставание? Что есть экономическое богатство для политической элиты? А для общества? Интересный взгляд для тех, кого интересует судьба России.
Михаил Ходорковский

Иноземцев — один из лучших и самых читаемых авторов проекта «Сноб». Он умеет ярко и доходчиво объяснять самые сложные вещи, совмещая анализ с интуитивным прозрением. Все эти качества делают его уникальным публицистом — возможно, поэтому его статьи и книги перепечатываются по всему миру.
Станислав Кучер, журналист, писатель, главный редактор проекта «Сноб» 

Трезвая и подробная, умная и горькая книга о проблемах, с которыми столкнулась Россия в XXI веке. На эти вызовы мы должны ответить быстро и сообща, всей страной, иначе через десяток лет нам придется действовать поодиночке, что гораздо труднее.
Денис Драгунский, писатель и журналист

Веками Россия оглядывает себя словно в кривых зеркалах. Что-то лишнее и даже вредное выпирает на первый план. Но книга Владислава Иноземцева помещает нас перед прямым и чистым зеркалом, выводит нас из «комнаты смеха» (хотя скорее — слёз) в реальный мир.
Владимир Рыжков, профессор НИУ-ВШЭ, первый заместитель председателя Государственной Думы России в 1997–1999 гг. 

Потрясающая книга! Невозможно оторваться! Глубина анализа, страстность и вместе с тем ясность изложения, острота мысли — всё есть в этой книге о России. Рекомендую читать
всем!
Дмитрий Зимин, основатель фонда «Династия», соучредитель премии «Просветитель» 

Владислав Иноземцев, проницательный исследователь современной России, сделал четкий и убедительный «фотоснимок» своей страны. В России, управляемой Владимиром Путиным, по мнению автора, нет места оппозиции — тут можно встретить только современных диссидентов. Оптимизм, однако, порождает сам интеллектуальный формат авторского поиска: пока в России есть такие исследователи, не стоит терять надежды.
Адам Михник, один из руководителей движения «Солидарность», основатель Gazeta Wyborcza (Польша) 

В книге аккумулирован огромный исходный материал. Отсюда — тщательный и убедительный анализ целого ряда сторон нынешней действительности. При этом предпринятая серьезная попытка системно обрисовать общество, в котором мы живем, чужда равнодушному академизму — в острой публицистике автора постоянно звучит тревога за будущее России.
Анатолий Адамишин, Чрезвычайный и Полномочный Посол, бывший первый заместитель министра иностранных дел СССР

В России изуродованная идея Государства. Государство здесь и есть страна. Поэтому так долго не возникает естественного диалога между властью и обществом, которое до сих пор не может сформулировать свой запрос к государству, чтобы жить с ним на равных. Книга Владислава Иноземцева — один из актуальных блоков того знания, которое необходимо для понимания сегодняшней России и для ее выхода из утомительной несовременности.
Елена Немировская, основатель и руководитель Московской школы гражданского просвещения, офицер Ордена Британской империи

Профессиональная репутация Владислава Иноземцева не нуждается в комментариях. Это один из наиболее ярких социальных мыслителей и глубоких аналитиков современной России, каждый текст которого вызывает всегда повышенный интерес у подготовленного читателя. Эрудированность автора делает его новую книгу интеллектуальным бестселлером для тех читателей, которые хотят понять, почему Россия идет туда, куда она идет.
Игорь Минтусов,основатель и председатель совета директоров Агентства стратегических коммуникаций «Никколо-М»
...

Цена:
569 руб

 Цивилизация Средневековья. Энциклопедия под редакцией Умберто Эко Il medioevo a cura di Umberto Eco
Цивилизация Средневековья. Энциклопедия под редакцией Умберто Эко
Том, посвященный цивилизации Средних веков, продолжает тему, начатую изданием "История Средневековья. Энциклопедия под редакцией Умберто Эко". Материалы, охватывающие солидный временной интервал: от падения Западной Римской империи до эпохи Возрождения; и еще более солидный перечень тем: упадок и новый рост городов, развитие торговли и коммерции, медицина и образование, достижения науки и техники, духовные искания, повседневная жизнь и многое другое - написаны известными специалистами, весьма уважаемыми в европейской академической среде, под общим руководством и редакцией Умберто Эко.
Том богато иллюстрирован....

Цена:
1576 руб

 Старая Москва (набор из 16 открыток)
Старая Москва (набор из 16 открыток)
Вашему вниманию предлагается набор из 16 открыток, на которых представлены виды Старой Москвы.
Размер карточек: 145 х 115 мм....

Цена:
87 руб

М. В. Нащокина Московский модерн
Московский модерн
Книга посвящена яркому феномену в культурной истории столицы - архитектуре московского модерна. Особое внимание уделяется философско-эстетическим предпосылкам нового стиля, а также влияниям его западноевропейских вариантов на становление и развитие модерна в России и в Москве. Самостоятельную ценность представляет собой каталог, включающий около 130 наиболее интересных и значительных московских зданий периода модерна.
При подготовке настоящего издания текст вновь уточнен и дополнен автором. Значительно обновлен иллюстративный материал.

Издание адресовано архитекторам, историкам архитектуры, искусствоведам, учащимся и преподавателям художественных учебных заведений, всем интересующимся архитектурной историей России и Москвы конца XIX - начала XX века....

Цена:
2450 руб

Инна Герасимова Марш жизни. Как спасали долгиновских евреев
Марш жизни. Как спасали долгиновских евреев
Коротко:
"Марш жизни. Как спасали долгиновских евреев" - уникальное историческое расследование о евреях на территории оккупированной Белоруссии. 

Аннотация: 
Инна Герасимова не только с точностью хрониста фиксирует происходившее с евреями в Белоруссии на территориях, занятых фашистами. Автор насыщает повествование свидетельствами очевидцев, и это одушевляет прежде немые статистические данные. 
Политрук-партизан Николай Киселев взял на себя ответственность за перевод через линию фронта более 200 евреев (недавних узников гетто). Что предшествовало такому решению и чем оно обернулось?  Почему случившееся почти 75 лет назад кровоточит до сих пор?  
Инна Герасимова, следуя - шаг за шагом - за своими героями, узнала ответы на эти вопросы.

Об авторе:
Инна Герасимова, историк, с 1999 года - председатель Республиканского фонда "Холокост" (Беларусь), в 2002-м выступила инициатором создания Музея истории и культуры евреев Беларуси и до 2012 года была его директором. С мая 2012-го живет в Германии, где продолжает заниматься научными исследованиями, а также общественной и просветительской деятельностью.

Цитата:
"Книга Инны Герасимовой - памятник Маршу жизни с оккупированной территории на Большую землю как исторически беспримерному феномену; памятник героизму всех ведущих - группы сопровождения из партизанской бригады "Народные мстители", и всех ведомых, дошедших и недошедших".
- Павел Полян, историк, литературовед

Теги:
История, Холокост, евреи, Марш жизни.

...

Цена:
138 руб

Юрий Жуков Иной Сталин. Политические реформы в СССР в 1933-1937 гг.
Иной Сталин. Политические реформы в СССР в 1933-1937 гг.
Как Сталин ещё в 1920-м году пытался предотвратить распад СССР, случившийся в 1991-м, и кто ему в этом помешал? Зачем и каким образом захватывал руководство в партии большевиков? Почему именно Сталин, а не Троцкий, Зиновьев или Бухарин вышел победителем из схватки за лидерство в партии? К чему он стремился, чего добивался всю жизнь? Только ли бесконтрольной власти? Скрывал ли он свои замыслы, цели или же действовал открыто? Как шла аппаратная борьба внутри команды самого Сталина? В чём состояла истинная подоплёка "сталинских репрессий"? Какие реформы в СССР он пытался проводить - успешно и безуспешно? Почему важнейшие материалы о деятельности Иосифа Сталина, раскрытые в перестроечные годы, были в 1996 году вновь засекречены? Мог ли Сталин быть единственным и полновластным творцом советской истории на всём отрезке с 1922 по 1953 год? Кому выгодна мифологизация фигуры Сталина? Возможно ли сегодня создание его исчерпывающей политической биографии? Историк Юрий Жуков пытается уйти от всех предвзятых точек зрения, от всех мифов - как положительных, так и отрицательных - и показывает нам иного Сталина - живого человека со своими интересами, страстями, сомнениями, недостатками и заслугами....

Цена:
539 руб

Якоб Шпренгер, Генрих Крамер Молот ведьм
Молот ведьм
Этот любопытный исторический документ был составлен доминиканскими монахами Якобом Шпренгером и Генрихом Крамером в качестве пособия для коллег по инквизиционному цеху. Как распознать и выследить ведьму, как проводить "допросы третьей степени" и вести делопроизводство - со ссылками на авторитетные источники от Аристотеля до Иоанна Златоуста и более чем занятными случаями из практики. Знаменитый трактат XV века по демонологии сегодня читается легко и с интересом....

Цена:
153 руб

Борис Рыбаков Язычество древних славян
Язычество древних славян
В первой части автор предлагает читателю окунуться в тысячелетние глубины каменного века, в котором зародились древнейшие охотничьи и земледельческие верования праславянских племен. Во второй части автор прослеживает формирование праславянской культуры в более поздний период этногенеза славян, характеризуемый развитием преимущественно земледельческой культуры и ее влиянием на обряды....

Цена:
748 руб

Чарлз Боксер Голландское господство в четырех частях света XVI—XVIII века. Торговые войны в Европе, Индии, Южной Африке и Америке
Голландское господство в четырех частях света XVI—XVIII века. Торговые войны в Европе, Индии, Южной Африке и Америке
Из борьбы с испанским владычеством Голландия вышла одной из величайших в мире морских империй. За несколько лет страна обрела контроль над огромными территориями: от Индонезии до Западной Индии, от Южной Африки до Южной Америки.

Чарлз Боксер, профессор Йельского университета, автор целого ряда исторических трудов, представляет Голландию XVI—XVIII вв. Объясняя причины стремительного восхождения столь маленькой страны к могуществу, Боксер обращает внимание на то, как и почему происходит бурное развитие промышленности, морской торговли, сельскохозяйственное изобилие и культурный расцвет страны. Анализирует состояние науки, техники, систему образования, отношение к религии, институт брака, быт, организацию благотворительности, развлечения, воссоздавая яркие картины авантюризма и разгульной жизни голландцев во всех четырех сторонах света. И затем автор прослеживает достойный сожаления переход от золотого века к эре париков — времени «бесцарствия» — частой смены власти и французских вторжений.
...

Цена:
290 руб

Система исторических знаний. 500 самых важных понятий.

Интерактивный учебный аудио-курс «Система исторических знаний. 500 самых важных понятий» представляет 500 самых важных понятий в области истории, которые необходимы как студентам высших учебных заведений, так и профессионалам. Ясное понимание этих понятий и умение четко формулировать их смысл — залог успеха и авторитета в профессиональной среде.

2013 Copyright © HistoryCenter.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
История в датах и событиях. Исторические факты, зарубежная и отечественная история, реформы, политика. Исторические источники, историческая география. Национально-государственное устройство. Реформы. Политика. Законодательство.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования