Исторические факты, зарубежная и отечественная история.

Столыпинские реформы

 

СОДЕРЖАНИЕ

1. Основы обновления страны

2. Политические и идеологические преимущества

3. Экономические преимущества

4. Ошибки Столыпина

Литература

 

1. Основы обновления страны.

Отделавшись от оппозиционной Думы, Столыпин в течение 4 лет (с июля 1907 по сентябрь 1911 г.) пытался проводить консервативную, но "просвещенную" политику, основанную на твердой решимости обновить страну и укрепить свою власть на иной основе, нежели полицейские репрессии. С этой целью он воспользовался ростом националистических настроений в среде русской буржуазии. По концепции Столыпина, модернизация страны требовала трех условий: первое — сделать крестьян собственниками, второе — осуществить всеобщее обучение грамоте в обязательных для всех начальных 4 классах и, наконец, третье — добиться усиленного роста промышленности, развития внутреннего рынка.

Разрушению крестьянской общины способствовал не только указ от 9 ноября 1906 г., но и другие законы 1909—1911 гг., предусматривавшие роспуск общин, с 1861 г. не подвергавшихся разделу, и возможность его проведения решением простого большинства, а не двух третей членов общины, как было раньше. Власти всячески способствовали дроблению и обособлению крестьянских хозяйств. Если хозяйство оставалось на территории села, оно получало название отруба, если вне его пределов — хутора. Государство также помогло многим крестьянским семьям в приобретении земель через посредство Крестьянского банка, который перепродавал в кредит земли, скупленные ранее у помещиков или принадлежавшие государству. Эта политика была весьма разумной в отношении наиболее работоспособной части крестьян, но не могла решить аграрную проблему в целом. Крестьяне-бедняки не могли воспользоваться реформами. Они были вынуждены наниматься батраками, переселяться в города, где работали подсобными рабочими или уезжать в осваиваемые регионы страны. Правительство всячески поощряло, например, заселение Сибири. Однако это не оправдало надежды правительства и не дало должных результатов, т.к. переселенцы предпочитали обосновываться в уже обжитых местах, таких, как Урал или Западная Сибирь, нежели заниматься раскорчевыванием безлюдных лесных зон.

В целом можно сказать, что аграрным реформам Столыпина не хватало времени. Движение за упразднение "мирского" правления на селе достигло наивысшей степени между 1908 и 1909 гг. Однако впоследствии это движение заметно сократилось. Не хватило также времени для проведения в намеченный срок и школьной реформы, утвержденной законом 3 мая 1908 г. И все же с 1908 по 1914 г. бюджет народного образования удалось увеличить втрое, было открыто 50 тыс. новых школ. Всего по стране насчитывалось 150 тыс. школ, хотя требовалось 300 тыс. Иными словами, для реализации плана всеобщего начального обучения требовалось еще не менее 20 лет.

2. Политические и идеологические преимущества.

Для проведения своей линии Столыпин умело воспользовался экономическими и политическими "козырями", находящимися в его руках.

В Третьей Думе, прозванной "господской", так как она была избрана на неравноправной основе (курия помещиков и первая городская курия, то есть менее 1 % населения, объединяли 65 % избирателей) , значительное большинство правых, "правительственный блок" (225 депутатов, 26 депутатов от национальных меньшинств, 14 трудовиков и 14 социал-демократов) . Вплоть до 1909 г. благодаря позиции октябристов отношения между правительством и Думой оставались хорошими. Партия октябристов была одной из ведущих в Думе. Ее возглавил А. Гучков, внук крепостного крестьянина, разбогатевшего на производстве тканей. Начиная с 1909 г. взаимоотношения между Столыпиным и Гучковым ухудшились. Камнем преткновения стал в особенности вопрос о военных расходах страны, которые Гучков стремился поставить под непосредственный контроль Думы. Но к тому времени на волне национализма в деловых кругах часть октябристов, представлявших интересы русской буржуазии, пошла на сближение с властями, и в 1909 г. партия раскололась. Часть депутатов объединилась с представителями правых националистических кругов умеренного толка, образовав новую группировку — Партию русских националистов, которую возглавил П. Балашов. Эта группировка впоследствии превратилась в "законодательный центр" Третьей Думы. На него вплоть до 1911 г. опирался Столыпин. Националистический угар за эти годы распространился и на более левые круги. Разумеется, кадеты оспаривали антисемитские лозунги крайне правых, но, тем не менее, их, несомненно, притягивала идеология национализма, которая в то время в России, как и в других странах Европы, представляла собой альтернативу социализму. Социалистическая идеология в России теряла популярность.

Столыпин использовал в своих целях как раздробленность революционной оппозиции, так и отсутствие согласия среди радикально настроенной интеллигенции. Если в 1905 г. обстоятельства вынудили революционеров разных взглядов сплотиться, то после поражения революции разнородность движения ослабила его и расколола. Многим революционерам пришлось вновь эмигрировать. Надежда Крупская хорошо описала образ мышления Эмигрантов-революционеров, считавших себя гражданами некоей собственной республики. Потеряв дом, семью, родину, они подчинялись только своим собственным законам, особому кодексу чести революционеров, ритуалу своих собраний. Между ними существовала строгая иерархия, с собственными ренегатами и отщепенцами, и каждый из них действовал в соответствии с той идеологией, которую он исповедовал.

1907-1911 гг. стали годами спада революционного движения.

Разрешенные с марта 1906 г. профсоюзы сократились с 250 тыс. членов в 1907 г. до 12 тыс. в 1910 г. ; число бастующих рабочих снизилось до 50 тыс. В партии социалистов произошел окончательный раскол — из-за полярности выводов, сделанных каждой фракцией социал-демократов из поражения революции 1905 - 1907 гг. Меньшевики, проанализировав провал московского восстания в декабре 1905 г., пришли к мнению, что Россия еще не созрела для социальной революции. Пока следовало предоставить инициативу буржуазии, помочь ей свергнуть царский режим, а главное — не спугнуть ее начинаний. Большевики же на опыте революций 1905 - 1907 гг. пересмотрели свою революционную тактику и предложили новый план действий, более приемлемый для специфических условий России, как подтвердило будущее. Большевики считали, что слишком рискованно доверять буржуазии руководство будущей революцией, — как показал провал либерального движения, у буржуазии нет ни сил, ни подлинного желания уничтожить самодержавие и осуществить коренные социальные перемены. Только рабочий класс в союзе с крестьянской беднотой, следуя за авангардом профессиональных революционеров, сможет принудить революционеров осуществить новую революцию, в которой Советы сыграют важную роль — не только организуют пролетариат и защитят его от буржуазии (как того желали меньшевики) , но станут своего рода прообразом революционной диктатуры пролетариата. Приобретала конкретные черты мысль об ускоренном переходе к следующему революционному этапу — к демократической революции, воплощенной и поддержанной Советами.

Однако на данном этапе шла междоусобная борьба различных тенденций, а конструктивных действий было мало. Полемика разгорелась с особой силой по вопросу об экспроприациях, осуществленных подпольными большевистскими отрядами. Самая известная из этих акций была проведена 13 июня 1907 г. Тер-Петросяном, соратником Сталина. Он изъял из Государственного банка в Тифлисе 340 тыс. руб.

Меньшевики и часть большевиков выступила против подобных действий. Ленин же отказался от осуждения подобных "партизанских" действий и на V партийной конференции, состоявшейся в Париже в декабре 1908 г., резко обрушился на меньшевиков, обвинив их в желании "ликвидировать" подпольные организации и ограничиться только легальной деятельностью. Все эти годы большевикам пришлось бороться с возникшей в рабочей среде тенденцией, которую Ленин охарактеризовал как "ликвидаторскую", ставящей своей целью создание легального демократического рабочего движения по образцу западных стран, очень далекого от той подпольной боевой организации, какой была партия большевиков. Лучшим союзником Ленина в его борьбе с "ликвидаторами" стало само правительство с его бескомпромиссностью и полным отсутствием какой-либо социальной политики, направленной на улучшение жизни рабочих. Ленину пришлось бороться и с многочисленными внутрипартийными фракциями. Споры разгорались по всякому поводу: по вопросам теории, методов революционной борьбы, руководства газетами, распоряжения денежными фондами. Фракции разделились следующим образом: с одной стороны -"соглашатели" (во главе с Рыковым) , склонявшиеся в пользу общих действий с меньшевиками, с другой — отзовисты, требовавшие отзыва депутатов социал-демократической партии, так как считали всякую парламентскую деятельность предательством по отношению к нарожу. Ленин боролся с ними, называя их "ликвидаторами наизнанку".

В то время как революционные группировки дробились в поисках своих путей, философские течения, которые десятки лет владели умами русской левой интеллигенции, такие, как позитивизм, материализм, социалистический марксизм, переживали закат. С новой силой возродилась наметившаяся еще в 1903 — 1904 гг. склонность к национализму, мистицизму, эстетике "чистого искусства", тогда как интерес к политике и социальным проблемам падал. Ярким примером этого отказа подчинять любое занятие искусством или интеллектуальной деятельностью социальному утилитаризму или политике стало появление сборника "Вехи", вызвавшее широкий отклик и страстные обсуждения. Создателями его стали семь видных интеллигентов, в основном бывших марксистов, пришедших или вернувшихся к вере. (П. Струве, Н Бердяев, С. Булгаков и др.) Десятилетие с 1905 по 1914 г. было отмечено небывалым расцветом искусства, литературы и философии. Достаточно вспомнить о колоссальном всемирном успехе русского балета Дягилева, достижениях русского авангарда как в области музыки, так и в области живописи, о расцвете поэзии в творчестве символистов, акмеистов или футуристов. Революционеры с осуждением отнеслись к этому расцвету, шедшему вразрез с социалистическими идеалами 1890-х гг. Максим Горький, например, хотя и сам отдавал дань мистическим тенденциям (1910 г.) , назвал эти годы "позорным десятилетием". Отказ от позитивизма и служения социальным идеалам, к чему была склонна радикальная интеллигенция XIX в., не мешал, однако, отрицанию буржуазных ценностей и материальных благ и подчеркнутому презрению интеллигентов к режиму, который их превозносил. Часть творческой элиты с нетерпением и тревогой ждала последнего часа "буржуазной цивилизации". Во многих просвещенных кругах столицы говорили о грядущем "конце света". Ожидали апокалипсиса — как в религиозном смысле, так и в политическом. Этим апокалипсисом должна была стать революция, которая откроет новую эру, предоставит лучшим умам реализовать свои замыслы в обновленном обществе, вышедшем из горнила революции. Пока же в Санкт-Петербурге царила вседозволенность.

Столица стала самым современным и, безусловно, самым свободным из европейских городов того времени. Парадоксально, но бурление новаторских идей в художественной и интеллектуальной жизни, увлечение эсхатологией и моральный эклектизм — все это, вместе взятое, скорее нарушало былое равновесие образованных кругов общества, нежели способствовало появлению новых незыблемых духовных ценностей, цельных философских теорий и общей системы принципов, которыми можно было бы впоследствии руководствоваться в социальной и политической жизни.

3. Экономические преимущества.

Реализации планов Столыпина способствовали на только обстоятельства политической и идеологической ситуации, успешно им использованные, но и блестящая экономическая обстановка. Рост промышленности в России возобновился с небывалой быстротой, соответствовавшей небывалой внешней конъюнктуре. Благодаря массовому экспорту продовольственных товаров, внешняя торговля была прибыльной, государственный бюджет уравновешенным, даже несмотря на необходимость выплачивать внешний долг. Все отрасли промышленности находились на подъеме, особенно передовые, такие, как производство стали, металлургия, добыча нефти, производство электроэнергии, сельскохозяйственных машин. К тому же в ведущих отраслях наметился небывалый процесс концентрации производства, как в плане техническом, так и в плане увеличения торгового оборота и денежной прибыли. Картели, тресты, концерны монополизировали большую часть производства и распределения в самых современных отраслях экономики.

Трудно определить долю иностранного капитала в российской экономике того времени. Однако можно сказать, что к 1914 г. треть общего числа всех акций обществ, действовавших на территории империи, принадлежала иностранным владельцам. Вклады иностранного капитала были особенно значительными в металлургической и нефтяной промышленности, а так же в банках. Иностранцы делали также значительные капиталовложения в наиболее технически развитые отрасли промышленности, такие как электрификация, кораблестроение, автомобилестроение. Если судить по общей сумме капиталовложений, французы занимали первое место среди инвесторов, особенно принимая в расчет суммы, внесенные ими в виде займов.

Национальный доход страны увеличивался с каждым годом. Период с 1908 по 1914 гг. можно по праву назвать "золотым веком" капитализма в России. Капитал вновь созданных за это время акционерных обществ составил 41 % общей суммы капитала всех обществ, созданных начиная с 1861 г. Свидетельством этого богатства, распределенного очень неравномерно, было двойное увеличение размеров вкладов в сберегательные кассы и на текущие счета в банках, а также то, что русские стали активно выкупать ценные бумаги, издавна находящиеся в руках иностранцев.

Для того, чтобы дать общую оценку этого преуспевания, следует рассмотреть ее в мировом масштабе. В 1913 г. общий уровень промышленного производства в России оставался все же в два с половиной раза меньше, чем промышленное производство Франции, в шесть раз меньше, чем в Германии, в четырнадцать раз — чем в Америке. Здесь встает один важный вопрос: способствовал ли курс экономического развития, взятый Витте и продолженный Столыпиным, коренному преобразованию русской экономике и русского общества?

В своем уже ставшем классическом исследовании Р. Порталь отвечал на него утвердительно. Он считал, что период с 1905 по 1914 г. способствовал возникновению в России настоящего класса предпринимателей и рынка частного спроса, способного как в городе, так и в деревне заменить собой государственное стимулирование во всех секторах экономики. Если бы анализ Порталя соответствовал действительности, можно было бы считать, что Россия перед 1917 г. приблизилась в западной модели государства, как считают некоторые историки.

Однако утверждения Порталя оспаривали многие английские и другие исследователи, выдвигая следующие доводы: — В сельском хозяйстве предвоенное десятилетие скорее благоприятствовало сельским общинам (они выкупили 6 млн. га земли) , чем настоящим "крестьянам-предпринимателям" (они выкупили только 3,4 млн. га земли в частную собственность) .

— В промышленности вместе с окончанием кризиса и возобновлением производства увеличился спрос в основном на металлические заготовки, что больше отвечало правительственной программе перевооружения, нежели нуждам частного предпринимательства.

— Российская буржуазия, представлявшая собой довольно разнородную группу предпринимателей, по своей идеологии была далека от норм Шумпетера: часть из них паразитировала на государственной деятельности, другая — выходцы из "староверческих" кругов -заботилась о прибыли не ради нее самой, а видя в ней средство "послужить стране и утвердить русское могущество.

С этой точки зрения экономическая политика Витте — Столыпина не привела к какому-либо действительному приближению к западной модели. Навязанная сверху, она некоторым образом предвосхищала через постоянство индустриалистских устремлений то, что осуществлялось Сталиным с 1928 г.

"Русификация промышленности" повлекла за собой усиление различных форм национализма. Во-первых, национализма, устроенного вовне империи (неославизм) , что уже свидетельствовало о стремлении к завоеваниям. Старые мечты о распространении влияния на Дарданеллы и Константинополь, в прошлом обосновывавшиеся религиозными, мистическими и идеологическими мотивами, получили теперь экономическую поддержку: захват Константинополя и установление контроля за Дарданеллами служили интересам торговцев, которые смогли бы экспортировать зерно и прокат черных металлов через южные порты страны. Не было ли это стремление закрепить за собой, подобно всем крупным державам, зону влияния ощутимым свидетельством того, что Российская империя вступила в следующую стадию развития? Между экспансионистской политикой самодержавия и экономическими интересами национальной буржуазии существовало полное соответствие. Кадеты явно не стремились к критике подобной ориентации самодержавной политики.

Следующей формой проявления национализма можно, безусловно считать желание буржуазии и чиновничества освободить страну от присутствия иностранного капитала в экономике. Желание высвободиться было тем большим, что не только интеллигенция, но и особенно те, кто непосредственно сталкивался с иностранным присутствием и конкуренцией, осознавали отставание и зависимость российской стороны от заграницы. С распространением высшего образования служащие все острее чувствовали ущемленность своего положения, финансовую и иерархическую дискриминацию, которым они подвергались по сравнению с иностранцами, работающих на тех же предприятиях. Посол Франции в Санкт-Петербурге докладывал о новом состоянии умов: "Иметь иностранцев в качестве сотрудников — пожалуйста, но дать им возможность стать хозяевами рынка — нет. Таков, кажется, нынешний девиз". Данная форма национального самосознания русских, по всей видимости, соответствовала определенному этапу развития экономики, переходу к большей независимости.

Третья форма проявления национализма в России, повлекшая многочисленные последствия для режима, — всячески разжигаемое властями и самим Столыпиным чувство превосходства русских над нерусскими народами, населявшими империю.

4. Ошибки Столыпина.

Несмотря на благоприятные экономические, идеологические и политические обстоятельства, Столыпин совершил все же ряд ошибок, поставивших его реформы под угрозу провала. Первой ошибкой Столыпина было отсутствие продуманной политики в отношении рабочих. Как показал опыт Пруссии, для удачного проведения консервативной политики необходимо было сочетать жесткие репрессии по отношению к революционным партиям с одновременными усилиями в области социального обеспечения рабочих. В России же, несмотря на общий экономический подъем, за все эти годы не только жизненный уровень рабочих нисколько не повысился, но и социальное законодательство делало свои первые шаги. Закон 1906 г. о десятичасовом рабочем дне почти не применялся, равно как и закон 1903 г. о страховании рабочих, получивших увечья на предприятии. Разрешенные профсоюзы находились под бдительным контролем полиции и не пользовались доверием среди рабочих. Между тем количество рабочих постоянно и заметно росло. Новое поколение оказалось весьма благосклонным к восприятию социалистических идей. Очевидно, Столыпин не отдавал себе отчета в значении рабочего вопроса, который с новой силой встал в 1912 г.

Второй ошибкой Столыпина стало то, что он не предвидел последствий интенсивной русификации нерусских народов. Столыпин не скрывал своих националистических убеждений; однажды на заседании Думы он резко ответил польскому депутату Дмовскому, что почитает за "высшее счастье быть подданным России". Он открыто проводил националистскую великорусскую политику и, естественно, восстановил против себя и царского режима все национальные меньшинства.

Финляндия стала прибежищем для многих оппозиционеров. Столыпина возмущало, что сейм Финляндии состоял преимущественно из социалистов и либералов. В 1908 г. он безуспешно попытался ограничить полномочия сейма, дважды распускал его, а затем вновь ввел в стране прежние диктаторские методы. к 1914 г. неприязнь финнов к "русским оккупантам" стала повсеместной. Что касается Польши, там ситуация была сложнее, так как отношение поляков к России не было единодушным. Часть поляков под руководством Дмовского пыталась добиться для своей страны большей автономии. Другая часть, руководимая Пилсудским, требовала полной независимости. Столыпин закрыл польско-язычные школы, а в городах насадил муниципальные учреждения с преобладанием русских служащих. На Украине, где пресса и высшие учебные заведения подверглись насильственной русификации, росло национальное самосознание украинской элиты, основанное на понимании экономического могущества края, ставшего житницей и индустриальным центром всей империи. Царские власти жестоко преследовали украинских националистов, организовавших Союз освобождения Украины и нашедших прибежище в Галиции, входящей в состав Австро-Венгрии. Австрийские власти охотно покровительствовали украинским националистам, желая всячески помешать российским властям в отместку за поддержку в Богемии и на Балканах антиавстрийских настроений малых славянских народов. По тем же причинам тюркские меньшинства на территории Азербайджана, объединившиеся в партию "Муссават" ("Равенство") , решительно пошли на сближение с обновленной после младотюркской революции Турцией. Часть мусульманской интеллигенции татарского происхождения, проживающей на территории Крыма и на Нижней Волге, пыталась возродить тюркско-татарскую цивилизацию, добиваясь ее признания наравне с русской. Царское правительство, естественно, не желало идти на подобные уступки, считая мусульманские народы слаборазвитыми. Оно также поощряло внедрение русских колонизаторов и переселенцев в Среднюю Азию не менее жестко, чем это делали другие европейские государства-завоеватели по отношению к странам Азии и Африки.

Столыпин совершил ошибку и в вопросе об учреждении земств в западных губерниях (1911 г.) , в результате чего он лишился поддержки октябристов. Дело в том, что западные губернии экономически продолжали зависеть от польской шляхты. Дабы укрепить в них положение белорусского и русского населения, составлявших большинство, Столыпин решил учредить там земскую форму правления. Дума охотно его поддержала, однако государственный совет занял обратную позицию — классовые чувства солидарности со шляхтой оказались сильнее национальных. Столыпин обратился с просьбой к Николаю II прервать работу обеих палат на три дня, чтобы за это время правительство срочно приняло новый закон. Заседания Думы были приостановлены и закон принят. Однако данная процедура, продемонстрировавшая пренебрежение государственной власти к собственным учреждениям, привела к расколу между правительством и даже самыми умеренными либералами. Самодержавие поставило себя в изоляцию, отныне его поддерживали представители крайне правых националистических кругов. Столыпин же потерял поддержку Николая II, которому явно претило иметь столь предприимчивого министра, обвиненными крайне правыми противниками, пользующимися влиянием при дворе, в желании "экспроприировать всех помещиков вообще" с помощью аграрной реформы.

18 сентября 1911 г. Столыпин был убит в Киеве одним из двойных агентов, которыми полиция наводнила революционные организации. Его смерть означала поражение последней попытки сознательного и целенаправленного обновления политической системы в стране. Будучи консервативной, она все же была не лишена творческой мысли.

Список литературы:

"История Советского государства 1900-1991" М., "ПРОГРЕСС" 1992 г.

Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» История. Археология. Этнография.
 
Леонид Парфенов Намедни. Наша эра. 1971-1980
Намедни. Наша эра. 1971-1980
Том книжного проекта "Намедни" про годы 1971–1980 – это панорама эпохи, которую назовут застоем: растущий дефицит всего и массовое диссидентство, "Союз" – "Аполлон" и безрезультатная борьба с пьянством, повторы "Семнадцати мгновений" и "Иронии судьбы", стабильное Политбюро во главе с "лично Леонидом Ильичом" и фарцовка джинсами, Высоцкий и Пугачева, "Жигули" и Афган. Притом что это "тучные годы" дорогой нефти настоящей энергетической сверхдержавы, которая тягается с Америкой на равных, проводит образцовую Олимпиаду, а над ее сателлитами никогда не заходит солнце. В сравнении с телеверсией объем многократно расширен и дополнен, в книге свыше 500 фотографий, рисунков, карикатур и других иллюстраций....

Цена:
2259 руб

Борис Акунин История Российского Государства. Между Европой и Азией. Семнадцатый век
История Российского Государства. Между Европой и Азией. Семнадцатый век
Продолжение масштабного проекта Бориса Акунина!

История Отечества в фактах и человеческих судьбах!
Уникальный формат: мегатекст состоит из параллельных текстов: история России в восьми томах + исторические авантюрные повести.
Суммарный тираж изданных за два года книг проекта - более 600 000 экземпляров!
Тома серии богаты иллюстрациями: цветные по мелованной бумаге в исторических томах, стильная графика - в художественных!

"Проект будет моей основной работой в течение десяти лет. Речь идет о чрезвычайно нахальной затее, потому что у нас в стране есть только один пример беллетриста, написавшего историю Отечества, - Карамзин. Пока только ему удалось заинтересовать историей обыкновенных людей".
                                                                                                         Борис Акунин

Семнадцатый век представляется каким-то потерянным временем, когда страна топталась на месте, но в истории Российского государства этот отрезок занимает совершенно особое место, где спрессованы и "минуты роковые", и целые десятилетия неспешного развития. Наиболее тугим узлом этой эпохи является Смута. Это поистине страшное и захватывающее зрелище - сопоставимый по масштабу кризис в России повторится лишь триста лет спустя, в начале ХХ века. Там же, в семнадцатом веке, нужно искать корни некоторых острых проблем, которые остаются нерешенными и поныне. Книга "Между Европой и Азией" посвящена истории третьего по счету российского государства, возникшего в результате Смуты и просуществовавшего меньше столетия - вплоть до новой модификации. 

Об авторе:
Борис Акунин (настоящее имя Григорий Шалович Чхартишвили) - русский писатель, ученый-японист, литературовед, переводчик, общественный деятель. Также публиковался под литературными псевдонимами Анна Борисова и Анатолий Брусникин. Борис Акунин является автором нескольких десятков романов, повестей, литературных статей и переводов японской, американской и английской литературы. 
Художественные произведения Акунина переведены, как утверждает сам писатель, более чем на 30-ть языков мира. По версии российского издания журнала Forbes Акунин, заключивший контракты с крупнейшими издательствами Европы и США, входит в десятку российских деятелей культуры, получивших признание за рубежом. 
"Комсомольская правда" по итогам первого десятилетия XXI века признала Акунина самым популярным писателем России. Согласно докладу Роспечати "Книжный рынок России" за 2010 год, его книги входят в десятку самых издаваемых. 

О серии:
Первый том "История Российского Государства. От истоков до монгольского нашествия" вышел в ноябре 2013 года. Вторая  историческая книга серии появилась через год. Третий том "От Ивана III до Бориса Годунова. Между Азией и Европой" был издан в декабре 2015 года. Главная цель проекта, которую преследует автор, - сделать пересказ истории объективным и свободным от какой-либо идеологической системы при сохранении достоверности фактов. Для этого, по словам Бориса Акунина, он внимательно сравнивал исторические данные различных источников. Из массы сведений, имен, цифр, дат и суждений он попытался выбрать все несомненное или, по меньшей мере, наиболее правдоподобное. Малозначительная и недостоверная информация отсеялась. Это серия создавалась для тех, кто хотел бы знать историю России лучше. Ориентиром уровня изложения отечественной истории Борис Акунин для себя ставит труд Николая Карамзина "История государства Российского".

...

Цена:
1099 руб

Виктор Сонькин Здесь был Рим. Современные прогулки по древнему городу
Здесь был Рим. Современные прогулки по древнему городу
Эта книга возникла на стыке двух главных увлечений автора - античности и путешествий. Ее можно читать как путеводитель, а можно - как рассказ об одном из главных мест на земле. Автор стремился следовать по стопам просвещенных дилетантов, влюбленных в Вечный город, - Гёте, Байрона, Гоголя, Диккенса, Марка Твена, Павла Муратова, Петра Вайля. Столица всевластных пап, жемчужина Ренессанса и барокко, город Микеланджело и Бернини будет просвечивать почти сквозь каждую страницу, но основное содержание книги "Здесь был Рим" - это рассказ о древних временах, о городе Ромула, Цезаря и Нерона....

Цена:
599 руб

Леонид Юзефович Зимняя дорога. Генерал А. Н. Пепеляев и анархист И. Я. Строд в Якутии. 1922-1923
Зимняя дорога. Генерал А. Н. Пепеляев и анархист И. Я. Строд в Якутии. 1922-1923
Леонид Юзефович - известный писатель, историк, автор романов "Казароза", "Журавли и карлики" и др., биографии барона Р.Ф.Унгерн-Штернберга "Самодержец пустыни", а также сценария фильма "Гибель империи".
Новая книга Леонида Юзефовича рассказывает о малоизвестном эпизоде Гражданской войны в России - героическом походе Сибирской добровольческой дружины из Владивостока в Якутию в 1922-1923 годах. Книга основана на архивных источниках, которые автор собирал много лет, но написана в форме документального романа. Главные герои этого захватывающего повествования - две неординарные исторические фигуры: белый генерал, правдоискатель и поэт Анатолий Пепеляев и красный командир, анархист, будущий писатель Иван Строд. В центре книги их трагическое противостояние среди якутских снегов, история жизни, любви и смерти.
В 2016 году книга была удостоена премий "Национальный бестселлер" и "Большая книга"....

Цена:
544 руб

Александр Ландау Краткая история Японии
Краткая история Японии
Япония - одна из самых загадочных и наиболее развитых мировых цивилизаций, в которой мифы и легенды переплелись с религиозными обрядами. Влияние близлежащей китайской цивилизации, подарившей Японии новую религию - буддизм, а также письменность и сложные церемониальные обряды, такие как чайная церемония, не смогло преломить сильной национальной идентичности, а потому растворилось, став частью иной, японской цивилизации. Феодальные войны, раздробившие страну на зоны влияния, породили новое привилегированное сословие воинов - самураев, строгий кодекс чести которых - бусидо - ничем не уступал кодексу чести средневековых рыцарей в Европе. Подвиги самураев дошли до нас в постановках японских театров - аристократического театра "но", где возвышенным языком воспевались деяния героев из высших сословий, народного театра "кабуки", породившего целую плеяду талантливых драматургов и актеров и завоевавшего сердца простых японцев, и кукольного театра "бунраку". Географическая обособленность Японии породила совершенно новые для европейцев виды искусства, такие как гравюры укиё-э, самым известным автором которых является Кацусика Хокусай, а также стихи хокку, впоследствии оказавшие сильное влияние на развитие культуры в Европе.
Представленная на суд читателей книга является кратким описанием богатейшей истории одной из самых утонченных цивилизаций человечества, которая для европейских читателей является особенно необычной, потому как она совсем иная. Наше историческое повествование не является академическим. В таком случае кратким оно никаким образом не вышло бы. Но оно может для тех, кто мало знает о Японии, стать хорошей первой, книгой об этой совершенно невероятной части мира....

Цена:
874 руб

 История России XX век. Деградация тоталитарного государства и движение к новой России (1953-2008). Том 3
История России XX век. Деградация тоталитарного государства и движение к новой России (1953-2008). Том 3
Эта книга — первая из множества современных изданий — возвращает русской истории Человека. Из безличного описания «объективных процессов» и «движущих сил» она делает историю живой, личностной и фактичной. Исторический материал в книге дополняет множество воспоминаний очевидцев, биографических справок-досье, фрагментов важнейших документов, фотографий и других живых свидетельств нашего прошлого. История России — это история людей, а не процессов и сил. В создании этой книги принимали участие ведущие ученые России и других стран мира, поставившие перед собой совершенно определенную задачу — представить читателю новый, непредвзятый взгляд на жизнь и пути России в самую драматичную эпоху ее существования....

Цена:
739 руб

Михаил Барщевский Счастливы неимущие (Евангелие от Матфея). Судебный процесс Березовский-Абрамович. Лондон 2011/12
Счастливы неимущие (Евангелие от Матфея). Судебный процесс Березовский-Абрамович. Лондон 2011/12
Кому будет интересно прочесть эту книгу? Думаю, всем. Тот, кого интересует мораль­но-деловой климат в России в период конца девяностых - начала нулевых, безусловно, най­дет здесь много интересного. Не останется внакладе и любитель истории своей страны. Здесь и история выборов президента России 1996 года, и "алюминиевые войны", и история залоговых аукционов, и борьба за власть самого конца 90-х. Сам я узнал много нового, хотя моя професси­ональная деятельность в те годы подразумевала достаточно высокую степень осведомленности. Однако выяснилось, что это была иллюзия.
Абсолютно безусловно эти страницы должен изучить любой юрист. Здесь и "учебник" вся­ких хитрых схем построения бизнеса, оптимизации налогов, структурирования крупных компа­ний. Здесь и потрясающий по своей глубине и детализации анализ российского гражданского права. Адвокаты и судьи, думаю, могут просто считать эту книгу - учебником профессионального мастерства и, обидно это говорить, образцом для подражания. (Я не про книгу - я про профес­сиональную работу судьи и адвокатов)....

Цена:
996 руб

 История России XX век. Эпоха Сталинизма (1923-1953). Том 2
История России XX век. Эпоха Сталинизма (1923-1953). Том 2
Эта книга - первая из множества современных изданий - возвращает русской истории Человека. Из безличного описания "объективных процессов" и "движущих сил" она делает историю живой, личностной и фактичной. Исторический материал в книге дополняет множество воспоминаний очевидцев, биографических справок-досье, фрагментов важнейших документов, фотографий и других живых свидетельств нашего прошлого. История России - это история людей, а не процессов и сил. В создании этой книги принимали участие ведущие ученые России и других стран мира, поставившие перед собой совершенно определенную задачу - представить читателю новый, непредвзятый взгляд на жизнь и пути России в самую драматичную эпоху ее существования....

Цена:
779 руб

Кирилл Соловьев Хозяин земли русской? Самодержавие и бюрократия в эпоху модерна
Хозяин земли русской? Самодержавие и бюрократия в эпоху модерна
В 1897 году в ходе первой всероссийской переписи населения Николай II в анкетной графе «род деятельности» написал знаменитые слова: "Хозяин земли русской". Но несмотря на формальное всевластие русского самодержца, он был весьма ограничен в свободе деятельности со стороны бюрократического аппарата. Российская бюрократия - в отсутствие сдерживающих ее правовых институтов - стала поистине всесильна. Книга известного историка Кирилла Соловьева дает убедительный коллективный портрет "министерской олигархии" конца XIX века и подробное описание отдельных ярких представителей этого сословия (М.Т.Лорис-Меликова, К.П.Победоносцева, В.К.Плеве, С.Ю.Витте и др.). Особое внимание автор уделяет механизмам принятия государственных решений, конфликтам бюрократии с обществом, внутриминистерским интригам. Слабость административной вертикали при внешне жесткой бюрократической системе, слабое знание чиновниками реалий российской жизни, законодательная анархия  все эти факторы в итоге привели к падению монархии. Кирилл Соловьев - доктор исторических наук, профессор кафедры истории и теории исторической науки РГГУ. Автор трехсот научных публикаций, в том числе пяти монографий по вопросам политической истории России, истории парламентаризма, техники управления и технологии власти....

Цена:
388 руб

С. П. Мельгунов Как большевики захватили власть
Как большевики захватили власть
Впервые в России издается книга известнейшего историка Русского Зарубежья С.П.Мельгунова, показывающая подлинную картину антигосударственного переворота, осуществленного большевиками в октябре 1917г. Автор выявляет основные силы и методы вооруженной и политической борьбы большевиков, а также тех сил в русском обществе, которые пытались оказать им сопротивление, восстанавливает хронологию событий на основе анализа десятков документальных и мемуарных источников.
Книга "Как большевики захватили власть" печатается по изданию: Paris. La Renaissance. 1953.
Тематически к этой книге тесно примыкает работа С.П.Мельгунова "Золотой немецкий ключ к большевистской революции", в которой собраны свидетельства, доказывающие факт получения большевиками денег от германского Генерального штаба на ведение подрывной работы на фронте и внутри России. Печатается по изданию: Paris. La Maison du livre etranger. 1940....

Цена:
379 руб

Система исторических знаний. 500 самых важных понятий.

Интерактивный учебный аудио-курс «Система исторических знаний. 500 самых важных понятий» представляет 500 самых важных понятий в области истории, которые необходимы как студентам высших учебных заведений, так и профессионалам. Ясное понимание этих понятий и умение четко формулировать их смысл — залог успеха и авторитета в профессиональной среде.

2013 Copyright © HistoryCenter.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
История в датах и событиях. Исторические факты, зарубежная и отечественная история, реформы, политика. Исторические источники, историческая география. Национально-государственное устройство. Реформы. Политика. Законодательство.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования