Исторические факты, зарубежная и отечественная история.

Переворот 28 июня 1762 г.

 

Лицом, во имя которого было предпринято движение, стала императрица, успевшая приобрести широкую популярность, особенно в гвардейских полках. Император дурно жил с женой, грозил развестись с ней и даже заточить в монастырь, а на ее место поставить близкую ему особу, племянницу канцлера графа Воронцова. Екатерина долго держалась в стороне, терпеливо перенося свое положение и не входя в прямые сношения с недовольными. Но сам Петр вызвал ее к действию. Чтобы переполнить чашу русского огорчения и довести всенародный ропот до открытого взрыва, император заключил мир (24 апреля 1762 г.) с тем самым Фридрихом, который при Елизавете приведен был в отчаяние русскими победами. Теперь Петр отказался не только от завоеваний, даже от тех, которые сам уступал Фридрих, от Восточной Пруссии, не только заключил с ним мир, но присоединил свои войска к прусским, чтобы действовать против австрийцев, недавних русских союзников. Русские скрежетали зубами от досады, как отмечают современники. За парадным обедом 9 июня по случаю подтверждения этого мирного договора император публично оскорбил Екатерину. Императрица расплакалась. В тот же вечер приказано было арестовать ее, что, впрочем, не было исполнено по ходатайству одного из дядей Петра, невольных виновников этой сцены. С этого времени Екатерина стала внимательнее прислушиваться к предложениям своих друзей, какие делались ей, начиная с самой смерти Елизаветы. Предприятию сочувствовало множество лиц высшего петербургского общества, большею частью лично обиженных Петром. Наиболее известные из них - граф Никита Панин, 19-летняя дама княгиня Дашкова, президент Академии наук граф Кирилл Разумовский. Настоящими дельцами предприятия была гвардейская офицерская молодежь. Центром, около которого соединялись офицеры, служило целое гнездо братьев Орловых, из которых особенно выдавались двое, Григорий и Алексей. Старший из них Григорий, артиллерийский офицер, давно был в сношениях с императрицей, которые искусно скрывались. Заговорщики делились на четыре отделения, во главе которых стояли особые вожди, собиравшиеся для совещаний. Впрочем, не было обычного конспиративного ритуала, ни правильных собраний, ни рассчитанных приемов пропаганды; не заметно и подробно разработанного плана действий. Да в этом и не было надобности: гвардия давно была так воспитана целым рядом дворцовых переворотов, что не нуждалась в особой подготовке к подобному предприятию, лишь бы было популярное лицо, во имя которого всегда можно было поднять полки. Накануне переворота Екатерина считала на своей стороне до 40 офицеров и до 10 тысяч солдат гвардии. Переворот не был нечаянным: его все ждали. Всего за неделю до него среди все усиливавшегося волнения по улицам ходили толпы народа, особенно гвардейцев, и почти въявь "ругали" государя. Впечатлительные наблюдатели считали часы в ожидании взрыва. Разумеется, к Петру шли доносы, а тот, веселый и беззаботный, не понимая серьезности положения, ни на что не обращал внимания и продолжал ветреничать в Ораниенбауме, не принимая никаких мер предосторожности, даже сам, как деятельный заговорщик против самого себя, раздувал тлевший огонь. Окончив бесполезно для России одну войну, Петр затевал другую, еще менее полезную, разорвав с Данией, чтобы возвратить отнятый ею у Голштинии Шлезвиг. Воинственно двигая силы Русской империи на маленькую Данию для восстановления целости родной Голштинии, Петр в то же время ратовал за свободу совести в России. Синоду 25 июня дан был указ, предписывавший равенство христианских вероисповеданий, необязательность постов, неосуждение грехов против седьмой заповеди, "ибо и Христос не осуждал", отобрание в казну всех монастырских крестьян; в заключении указ требовал от Синода непререкаемого исполнения всех мероприятий императора. Сумасбродные распоряжения Петра побуждали верить самым невероятным слухам. Так, рассказывали, что он хочет развести всех придворных дам с их мужьями и перевенчать с другими по своему выбору, а для примера развестись с собственной женой и жениться на Елизавете Воронцовой, что, впрочем, могло случиться. Становится понятным общее молчаливое соглашение во что бы ни стало избавиться от такого самодержца. Выжидали только благоприятного случая, и его подготовлял сам Петр своей датской войной. Гвардия с огорчением ожидала приказа выступать в поход за границу, и приезд государя в Петербург на проводы Панин считал удобным моментом для переворота. Но взрыв был ускорен случайным обстоятельством. К Пассеку вбежал встревоженный преображенский капрал с вопросом, скоро ли свергнут императора, и с известием, что императрица погибла; тревога солдат вызвана была слухами, какие распускали про Екатерину сами заговорщики. Пассек выпроводил солдата, уверив его, что ничего подобного не случилось, а тот бросился к другому офицеру, не принадлежавшему к заговору, и сказал ему тоже самое, прибавив, что был уже у Пассека. Этот офицер донес о слышанном по начальству, и 27 июня Пассек был арестован. Арест его поднял на ноги всех заговорщиков, испугавшихся, что арестованный может выдать их под пыткой. Ночью решено было послать Алексея Орлова за Екатериной, которая жила в Петергофе в ожидании именин императора (29 июня) . Рано утром 28 июня А. Орлов вбежал в спальню к Екатерине и сказал, что Пассек арестован. Кое-как одевшись, императрица села с фрейлиной в карету Орлова, поместившегося на козлах, и была привезена прямо в Измайловский полк. Давно подготовленные солдаты по барабанному бою выбежали на площадь и тотчас присягнули, целуя руки, ноги, платье императрицы. Явился и сам полковник граф К. Разумовский. Затем в предшествии приводившего священника с крестом в руке двинулись в Семеновский полк, где повторилось то же самое. Во главе обоих полков, сопровождаемая толпой народа, Екатерина поехала в Казанский собор, где на молебне ее возгласили самодержавной императрицей. Отсюда она отправилась в новоотстроенный Зимний дворец и застала там уже в сборе Сенат и Синод, которые беспрекословно присоединились к ней и присягнули. К движению примкнули конногвардейцы и преображенцы с некоторыми армейскими частями и в числе свыше 14 тысяч окружили дворец, восторженно приветствуя обходившую полки Екатерину; толпа народа вторили войскам. Без возражений и колебаний присягали и должностные лица, и простые люди, все, кто ни попадал во дворец, всем тогда открытый. Все делалось как-то само собой, точно чья-то незримая рука заранее все приладила, всех согласила и вовремя оповестила. Сама Екатерина, видя, как радушно ее все приветствовали, ловили ее руку, объясняла это единодушие народным характером движения: все приняли в нем добровольное участие, чувствовали себя в нем самостоятельными деятелями, а не полицейскими куклами или любопытными зрителями. Между тем наскоро составили и раздавали народу краткий манифест, который возвещал, что императрица по явному и нелицемерному желанию всех верных подданных вступила на престол, став на защиту православной русской церкви, русской победной славы и внутренних порядках, совсем ниспроверженных. Вечером 28 июня Екатерина во главе нескольких полков, верхом, в гвардейском мундире старого петровского покроя и в шляпе, украшенной зеленой дубовой веткой, с распущенными длинными волосами, рядом с княгиней Дашковой тоже верхом и в гвардейском мундире двинулась в Петергоф, куда в тот день должен был приехать из Ораниенбаума император со свитой, чтобы обедать в Монплезире, в петергофском павильоне, где помещалась Екатерина. С большим придворным обществом Петр подъехал к Монплезиру - он оказался пустым. Обшарили весь сад - нигде ее нет! Узнали, что императрица рано утром тайком уехала в Петербург. Все растерялись в недоумении. Три сановника, в том числе канцлер Воронцов, догадываясь в чем дело, вызвались ехать в Петербург разузнать, что там делается, и усовестить императрицу. Екатерина всенародно уверяла после, что им велено было даже убить ее в случае надобности. Разведчики, приехав в Петербург, присягнули императрице и не воротились. Получив кое-какие известия из Петербурга, в Петергофе принялись рассылать адьютантов и гусар по всем дорогам к столице, писать приказы, давать советы, как поступить. Решено было захватить Кронштадт, чтобы оттуда действовать на столицу, пользуясь морскими силами. Но когда император со свитой приблизился к крепости, оттуда было объявлено, что по нему будут стрелять, если он не удалится. У Петра не хватило духа, чтобы по совету Миниха спрыгнуть на берег или плыть к Ревелю, а оттуда в Померанию и стать во главе русской армии, находившейся за границей. Петр забился в самый низ галеры и среди рыданий сопровождавших экспидицию придворных дам поплыл назад в Ораниенбаум. Попытка вступить в переговоры с императрицей не удалась; предложение помириться и разделить власть осталось без ответа. Тогда Петр принужден был собственноручно переписать и подписать присланный ему Екатериной акт якобы "самопроизвольного" клятвенного отречения от престола. Когда Екатерина со своими полками утром 29 июня заняла Петергоф, а Петр дал увезти себя туда из Ораниенбаума, его с трудом защитили от раздраженных солдат. В петергофском дворце от непосильных потрясений с ним сделался обморок. Несколько времени спустя, когда пришел Панин, Петр бросился к нему, ловил его руки, прося его ходатайства, чтобы ему было позволено удержать при себе четыре особенно дорогие ему вещи: скрипку, любимую собаку, арапа и Елизавету Воронцову. Ему позволили удержать три первые вещи, а четвертую отослали в Москву и выдали замуж за Полянского. Случайный гость русского престола, он мелькнул падучей звездой на русском политическом небосклоне, оставив всех в недоумении, зачем он на нем появился. Бывшего императора удалили в Ропшу, загородную мызу, подаренной ему императрицей Елизаветой, а Екатерина на другой день торжественно вступила в Петербург. Так кончилась эта революция, самая веселая и деликатная из всех известных, не стоившая ни одной капли крови, настоящая дамская революция. Но она стоила очень много вина: в день въезда Екатерины в столицу 30 июня войскам были открыты все питейные заведения; солдаты и солдатки в бешеном восторге тащили и сливали в ушаты, бочонки, во что ни попало, водку, пиво, мед, шампанское. Три года спустя в Сенате еще производилось дело петербургских виноторговцев о вознаграждении их "за растащенные при благополучном ее величества на императорский престол восшествии виноградные напитки солдатством и другими людьми".

Объясняя гвардейский энтузиазм, проявившийся в перевороте, Екатерина вскоре писала, что последний гвардейский солдат смотрел на нее, как на дело рук своих. И в ответ на эту революционную лояльность своей гвардии Екатерина поспешила заявить, что узурпация может стать надежным залогом государственного порядка и народного благодеяния. Когда в Петербурге улеглось движение, поднятое переворотом, излишества уличного патриотического ликования покрыты были торжественным актом, изъяснившем смысл свершившихся событий. Обнародован был второй, "обстоятельный" манифест от 6 июля. Это - и оправдание захвата и исповедь, и обличие падшего властителя, и целая политическая программа. С беспощадной откровенностью разоблачаются преступные или постыдные деяния и злоумышления бывшего императора, которые, по уверению манифеста, должны были привести к мятежу, цареубийству и гибели государства. Видя отечество гибнущее и вняв "присланным от народа избранным верноподданным", императрица отдала себя или на жертву за любезное отечество, или на избавление его от угрожавших опасностей. В лице низложенного императора манифест обличал и бичевал не злочастную случайность, а самый строй русского государства. "Самовластие, - гласил манифест, - не обузданное добрыми и человеколюбивыми качествами в государстве, владеющем самодержавно, есть такое зло, которое многим пагубным следствиям непосредственно бывает причиною". Никогда русская власть с высоты престола так откровенно не вещало своему народу такой печальной истины, что венец государственного здания, в коем он обитает, своим непрочным построением всегда грозит разрушить самое здание. В предотвращение этого бедствия императрица "наиторжественнейше" обещала своим императорским словом узаконить такие государственные установления, которые "и в потомки" предохранили бы целость империи и самодержавной власти, а верных слуг отечества вывели бы "из уныния и оскорбления".

Но и у этого переворота, так весело и дружно разыгравшегося, был свой печальный и ненужный эпилог. В Ропше Петра поместили в одной комнате, воспретив выпускать его не только в сад, но и на террасу. Дворец окружен был гвардейским караулом. Приставники обращались с узником грубо; но главный наблюдатель Алексей Орлов был с ним ласков, занимал его, играл с ним в карты, ссужал его деньгами.

С самого приезда в Ропшу Петру нездоровилось. Вечером того же 6 июля, когда был подписан манифест, Екатерина получила от А. Орлова записку, писанную испуганной и едва ли трезвой рукой. Можно было понять лишь одно. В тот день Петр за столом заспорил с одним из собеседников; Орлов и другие бросились их разнимать, но сделали это так неловко, что хилый узник оказался мертвым. "Не успели мы разнять, а его уже и не стало; сами не помним что делали". Екатерина, по ее словам, была тронута, даже поражена этой смертью. Но, писала она месяц спустя, "надо идти прямо - на меня не должно пасть подозрение". Вслед за торжественным манифестом 6 июля по церквам читали другой, от 7 июля, печальный, извещавший о смерти впавшего в прежестокую колику бывшего императора и приглашавший молиться "без злопамятствия" о спасении души почившего. Его привезли прямо в Александро-Невскую лавру и там скромно похоронили рядом с бывшей правительницей Анной Леопольдовной. Весь Сенат просил Екатерину не присутствовать при погребении...

Литература

1. Ключевский В. О. О русской истории. Под ред. проф. В. И. Буганова Москва, "Просвещение", 1993 г.

2. Наше Отечество. Опыт политической истории. Т. 1 Москва, "Терра", 1992 г.

3. Анисимов Е. В. Россия в середине XVIII века. Борьба за наследие Петра. Москва, "Мысль", 1986 г.

Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» История. Археология. Этнография.
 
Леонид Парфенов Намедни. Наша эра. 1971-1980
Намедни. Наша эра. 1971-1980
Том книжного проекта "Намедни" про годы 1971–1980 – это панорама эпохи, которую назовут застоем: растущий дефицит всего и массовое диссидентство, "Союз" – "Аполлон" и безрезультатная борьба с пьянством, повторы "Семнадцати мгновений" и "Иронии судьбы", стабильное Политбюро во главе с "лично Леонидом Ильичом" и фарцовка джинсами, Высоцкий и Пугачева, "Жигули" и Афган. Притом что это "тучные годы" дорогой нефти настоящей энергетической сверхдержавы, которая тягается с Америкой на равных, проводит образцовую Олимпиаду, а над ее сателлитами никогда не заходит солнце. В сравнении с телеверсией объем многократно расширен и дополнен, в книге свыше 500 фотографий, рисунков, карикатур и других иллюстраций....

Цена:
2259 руб

Е. Ю. Спицын История России в картах, портретах и фотографиях с древнейших времен до конца XX века
История России в картах, портретах и фотографиях с древнейших времен до конца XX века
Уважаемые читатели, вы держите в руках в прямом смысле уникальную книгу, которая никогда не издавалась в нашей стране. Это не просто история России в привычных схемах и текстовках, это иллюстрированная история России, в которой представлено более 90 исторических карт, почти 80 уникальных аутентичных документов, о которых многие слышали, но никогда не видели и т.д. Но самым ценным является то обстоятельство, что впервые под одной обложкой собраны более 120 уникальных групповых фото из жизни высшего руководства нашей страны XX века и портреты почти 800 исторических персонажей, оставивших заметный след в истории нашей страны. Здесь представлены не только привычные портреты всех князей, царей и императоров, но и портреты всех крупнейших государственных деятелей, полководцев и военачальников императорской России и Советского Союза, великих ученых, производственников и конструкторов - создателей советского ядерно-ракетного щита нашей страны и т.д.
Конечно, данная книга будет очень интересна всем любителям истории, но, безусловно, она сослужит самую добрую службу, прежде всего, учителям и детям, особенно тем, кому предстоит сдавать экзамены по истории нашего Отечества....

Цена:
900 руб

Борис Акунин История Российского Государства. Между Европой и Азией. Семнадцатый век
История Российского Государства. Между Европой и Азией. Семнадцатый век
Продолжение масштабного проекта Бориса Акунина!

История Отечества в фактах и человеческих судьбах!
Уникальный формат: мегатекст состоит из параллельных текстов: история России в восьми томах + исторические авантюрные повести.
Суммарный тираж изданных за два года книг проекта - более 600 000 экземпляров!
Тома серии богаты иллюстрациями: цветные по мелованной бумаге в исторических томах, стильная графика - в художественных!

"Проект будет моей основной работой в течение десяти лет. Речь идет о чрезвычайно нахальной затее, потому что у нас в стране есть только один пример беллетриста, написавшего историю Отечества, - Карамзин. Пока только ему удалось заинтересовать историей обыкновенных людей".
                                                                                                         Борис Акунин

Семнадцатый век представляется каким-то потерянным временем, когда страна топталась на месте, но в истории Российского государства этот отрезок занимает совершенно особое место, где спрессованы и "минуты роковые", и целые десятилетия неспешного развития. Наиболее тугим узлом этой эпохи является Смута. Это поистине страшное и захватывающее зрелище - сопоставимый по масштабу кризис в России повторится лишь триста лет спустя, в начале ХХ века. Там же, в семнадцатом веке, нужно искать корни некоторых острых проблем, которые остаются нерешенными и поныне. Книга "Между Европой и Азией" посвящена истории третьего по счету российского государства, возникшего в результате Смуты и просуществовавшего меньше столетия - вплоть до новой модификации. 

Об авторе:
Борис Акунин (настоящее имя Григорий Шалович Чхартишвили) - русский писатель, ученый-японист, литературовед, переводчик, общественный деятель. Также публиковался под литературными псевдонимами Анна Борисова и Анатолий Брусникин. Борис Акунин является автором нескольких десятков романов, повестей, литературных статей и переводов японской, американской и английской литературы. 
Художественные произведения Акунина переведены, как утверждает сам писатель, более чем на 30-ть языков мира. По версии российского издания журнала Forbes Акунин, заключивший контракты с крупнейшими издательствами Европы и США, входит в десятку российских деятелей культуры, получивших признание за рубежом. 
"Комсомольская правда" по итогам первого десятилетия XXI века признала Акунина самым популярным писателем России. Согласно докладу Роспечати "Книжный рынок России" за 2010 год, его книги входят в десятку самых издаваемых. 

О серии:
Первый том "История Российского Государства. От истоков до монгольского нашествия" вышел в ноябре 2013 года. Вторая  историческая книга серии появилась через год. Третий том "От Ивана III до Бориса Годунова. Между Азией и Европой" был издан в декабре 2015 года. Главная цель проекта, которую преследует автор, - сделать пересказ истории объективным и свободным от какой-либо идеологической системы при сохранении достоверности фактов. Для этого, по словам Бориса Акунина, он внимательно сравнивал исторические данные различных источников. Из массы сведений, имен, цифр, дат и суждений он попытался выбрать все несомненное или, по меньшей мере, наиболее правдоподобное. Малозначительная и недостоверная информация отсеялась. Это серия создавалась для тех, кто хотел бы знать историю России лучше. Ориентиром уровня изложения отечественной истории Борис Акунин для себя ставит труд Николая Карамзина "История государства Российского".

...

Цена:
1120 руб

Ларри Гоник Всемирная история. Краткий курс в комиксах. Том 2. От расцвета Китая до падения Рима The Cartoon History of the Universe: Vols. 8-13, from the Springtime of China to the Fall of Rome
Всемирная история. Краткий курс в комиксах. Том 2. От расцвета Китая до падения Рима
В новом томе тщательно проработанной, доходчивой и невероятно смешной "Всемирной истории" озорной карандаш Ларри Гоника успевает рассказать о ведущих цивилизациях Древнего мира – от Индии и Китая до Рима и его северных соседей. Он заставляет читателя как следует вспомнить школьный материал, подробно останавливаясь на ключевых событиях и фигурах древности. Поскольку именно в эту эпоху зародились многие из основных мировых религий, Гоник уделяет внимание Иисусу Христу, Конфуцию, Будде и другим великим личностям, чьи учения пережили века, но изображает их обычными людьми, которые стремились привлечь последователей в своих духовных исканиях, но не чурались простых радостей жизни. Издание наверняка придется по душе любителям истории и найдет свое место на книжных полках рядом с «серьезными» энциклопедиями....

Цена:
420 руб

Александр Ландау Краткая история Японии
Краткая история Японии
Япония - одна из самых загадочных и наиболее развитых мировых цивилизаций, в которой мифы и легенды переплелись с религиозными обрядами. Влияние близлежащей китайской цивилизации, подарившей Японии новую религию - буддизм, а также письменность и сложные церемониальные обряды, такие как чайная церемония, не смогло преломить сильной национальной идентичности, а потому растворилось, став частью иной, японской цивилизации. Феодальные войны, раздробившие страну на зоны влияния, породили новое привилегированное сословие воинов - самураев, строгий кодекс чести которых - бусидо - ничем не уступал кодексу чести средневековых рыцарей в Европе. Подвиги самураев дошли до нас в постановках японских театров - аристократического театра "но", где возвышенным языком воспевались деяния героев из высших сословий, народного театра "кабуки", породившего целую плеяду талантливых драматургов и актеров и завоевавшего сердца простых японцев, и кукольного театра "бунраку". Географическая обособленность Японии породила совершенно новые для европейцев виды искусства, такие как гравюры укиё-э, самым известным автором которых является Кацусика Хокусай, а также стихи хокку, впоследствии оказавшие сильное влияние на развитие культуры в Европе.
Представленная на суд читателей книга является кратким описанием богатейшей истории одной из самых утонченных цивилизаций человечества, которая для европейских читателей является особенно необычной, потому как она совсем иная. Наше историческое повествование не является академическим. В таком случае кратким оно никаким образом не вышло бы. Но оно может для тех, кто мало знает о Японии, стать хорошей первой, книгой об этой совершенно невероятной части мира....

Цена:
874 руб

С. М. Соловьев История России с древнейших времен
История России с древнейших времен
?"Учебная книга русской истории", положенная в основу настоящего издания, является кратким изложением главного труда жизни знаменитого историка С.М.Соловьева - 29-томной "Истории России". Как известно, над "Историей России", охватывающей период от зарождения русской государственности до "золотого века" Екатерины II, Соловьев работал около тридцати лет, вложив в этот фундаментальный труд весь свой незаурядный опыт и многогранный талант.
Эта книга – первый, но важный шаг к знакомству с наследием крупнейшего историка России. Ее страницы шаг за шагом ведут читателя по пути, когда-то начертанному для себя ее автором: "Выучиться самому, чтобы быть в состоянии читать сколько-нибудь достойный университетский курс русской истории и дать средство другим знать основательно свою историю"....

Цена:
489 руб

Майкл Бут Почти идеальные люди. Вся правда о жизни в "Скандинавском раю" The Almost Nearly Perfect People
Почти идеальные люди. Вся правда о жизни в "Скандинавском раю"
Самая нашумевшая нон-фикшн книга о Скандинавии. 
Переведено на 6 языков 
Продано 1 000 000 экземпляров 

•  Почему датчане счастливы, хотя у них такие высокие налоги? 
•  На что норвежцы тратят свое невероятное богатство? 
•  Правда ли, что у финнов лучшая система образования в мире? 
•  Неужели исландцы действительно так суровы? 
•  Почему все они ненавидят шведов? 

О КНИГЕ 
Пока весь мир сходит с ума по "Хюгге" и идеализирует Данию, английский журналист Майкл Бут предпринял поездку через пять Скандинавских стран, чтобы развеять безупречный миф о Скандинавии и почти идеальных людях. Бут объясняет, кто такие настоящие датчане, шведы, финны, норвежцы и исландцы, исследует их причуды и недостатки и раскрывает темные стороны жизни. 

• Бут убежден, что смысл слова "Хюгге" не в уютности и комфорте, а в удобстве, из которого исходит датский конформизм. 
• На самом деле "любящие природу" норвежцы только и думают, на что потратить огромные деньги, полученные от продажи полезных ископаемых. 
• "Сису" - сущность финского мужчины, это дух выносливости и мужественности. Если заглох автобус, дух "сису" диктует пассажирам, что нужно выйти и толкать его, не жалуясь на судьбу. 
• Шведы любят демонстрировать, какие они "Лагом". Но при этом подслушивают случайные разговоры незнакомцев. 
• 32 процентов исландцев верят в эльфов. В бога верят лишь 45 процентов исландцев. 

ОБ АВТОРЕ 
Майкл Бут - английский писатель и журналист, который пишет в основном о путешествиях и о кухне разных стран мира. Его статьи публиковались в целом ряде ведущих газет и журналов, включая The Independent on Sunday, Conde Nast Traveller, Monocle и Time Out, он сотрудничает как с британскими, так и с зарубежными изданиями. Бут прожил в Дании более 10 лет. 

ОТЗЫВ 
"Лучшая нон-фикшн книга о буднях Скандинавии". Афиша Daily

...

Цена:
391 руб

Михаил Барщевский Счастливы неимущие (Евангелие от Матфея). Судебный процесс Березовский-Абрамович. Лондон 2011/12
Счастливы неимущие (Евангелие от Матфея). Судебный процесс Березовский-Абрамович. Лондон 2011/12
Кому будет интересно прочесть эту книгу? Думаю, всем. Тот, кого интересует мораль­но-деловой климат в России в период конца девяностых - начала нулевых, безусловно, най­дет здесь много интересного. Не останется внакладе и любитель истории своей страны. Здесь и история выборов президента России 1996 года, и "алюминиевые войны", и история залоговых аукционов, и борьба за власть самого конца 90-х. Сам я узнал много нового, хотя моя професси­ональная деятельность в те годы подразумевала достаточно высокую степень осведомленности. Однако выяснилось, что это была иллюзия.
Абсолютно безусловно эти страницы должен изучить любой юрист. Здесь и "учебник" вся­ких хитрых схем построения бизнеса, оптимизации налогов, структурирования крупных компа­ний. Здесь и потрясающий по своей глубине и детализации анализ российского гражданского права. Адвокаты и судьи, думаю, могут просто считать эту книгу - учебником профессионального мастерства и, обидно это говорить, образцом для подражания. (Я не про книгу - я про профес­сиональную работу судьи и адвокатов)....

Цена:
996 руб

Джон Хупер Итальянцы
Итальянцы
Что делает Италию столь удивительной, особенной и прекрасной? Конечно же, люди! Портрет итальянца не одинаков в разных регионах, но раскованность и жизнерадостность его неизменная черта. Британский журналист Джон Хупер написал критичную, но в то же время полную любви книгу об итальянцах, об их менталитете и отношениях между собой и приезжими. О многовековой любви к своему району и локальным магазинам и кафе, о роли церкви, о коррупции и мафии. О сложной законодательной системе, где общенациональные и местные законы зачастую противоречат друг другу. О легкости отношения к жизни, о прошлом, настоящем и будущем замечательной и любимой во всем мире страны. Это не путеводитель. Это книга о национальном характере, рожденном великой историей и не всегда понятной иностранцам современностью. "Изысканный портрет, отображающий все лучшее и худшее, что есть в итальянцах: очаровательных, одаренных богатым воображением, щедрых, полных жизни, и в то же время ненадежных, склонных к коррупции, а часто и совершенно несносных. Читая проницательное исследование мистера Хупера, местами я громко смеялся. Эта книга - достойный преемник знаменитых "Итальянцев" Луиджи Барзини".

Андреа ди Робилант, журналист, писатель, автор книги "Случай в Венеции"


"Джон Хупер заманивает читателей в лабиринт итальянской жизни. И они выбираются оттуда живыми и с улыбками на лицах! Поразительный результат!"

Беппе Севернини, журналист, писатель, автор книг "Чао, Америка!", "Итальянцы. Вокруг света за 80 пицц", "Выжить с Берлускони" и др.


"Живым и ярким языком Джон Хупер написал незаменимое руководство по жизни в Италии - нынешней и прошлой. Часто язвительное повествование метко попадает в самые болевые точки, но в целом автор с любовью демонстрирует итальянцев во всей их неоднозначности и сложности. В этой книге присутствует все - от "дольче вита" и выдающегося искусства до драматичной социальной и политической борьбы".

Джозеф Луцци, автор книги "Мои две Италии" и др.



Почему эта книга достойна прочтения:
  • Любителям и поклонникам всего итальянского будет интересно узнать не только о бурном прошлом этой нации, но и о ее настоящем, о многочисленных парадоксах жизни в Италии, о страсти итальянцев к заговорам, о том, почему они равнодушны к новым технологиям и почему считают, что даже во Франции совершенно невозможно нормально поесть.
  • Книга поможет разгадать секрет итальянцев и их национального характера - их оптимизма, врожденного чувства прекрасного и поистине итальянского таланта хорошенько приправлять жизнь медом....

  • Цена:
    453 руб

    Борис Рыбаков Язычество древних славян
    Язычество древних славян
    В первой части автор предлагает читателю окунуться в тысячелетние глубины каменного века, в котором зародились древнейшие охотничьи и земледельческие верования праславянских племен. Во второй части автор прослеживает формирование праславянской культуры в более поздний период этногенеза славян, характеризуемый развитием преимущественно земледельческой культуры и ее влиянием на обряды....

    Цена:
    748 руб

    Система исторических знаний. 500 самых важных понятий.

    Интерактивный учебный аудио-курс «Система исторических знаний. 500 самых важных понятий» представляет 500 самых важных понятий в области истории, которые необходимы как студентам высших учебных заведений, так и профессионалам. Ясное понимание этих понятий и умение четко формулировать их смысл — залог успеха и авторитета в профессиональной среде.

    2013 Copyright © HistoryCenter.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    История в датах и событиях. Исторические факты, зарубежная и отечественная история, реформы, политика. Исторические источники, историческая география. Национально-государственное устройство. Реформы. Политика. Законодательство.
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
    Яндекс.Метрика Яндекс цитирования