История, разное
Кропоткин Петр Алексеевич

Кропоткин Петр Алексеевич

Кропоткин Петр Алексеевич(1842-1921) являлся потомком Рюриковичей и гетмана Сулимы. Воспитание и становление П. А. Кропоткина как человека и как революционера происходило в предреформенную эпоху, насыщенную важнейшими социальными и политическими переменами. Имя П. А. Кропоткина ассоциируется в нашем сознании, прежде всего, с отечественным анархизмом, возникшим в недрах революционного народничества. Действительно, в 1876 году, после смерти М. А. Бакунина, именно он стал признанным теоретиком и пропагандистом анархии. Однако многогранность и незаурядность личности П. А. Кропоткина не могут быть сведены только к этой стороне его деятельности. Он плодотворно работал во многих направлениях. Политика и история, социология и философия, география и этнография, сельское хозяйство и кооперация, литература и этика, блестящая публицистика, проблемы образования и воспитания, история науки и политэкономия - вот далеко не полный перечень предметов, в развитие которых он так или иначе внес свой позитивный вклад, ставший достоянием человеческой культуры.

Природа щедро одарила П. А. Кропоткина недюжинным умом и редкостным трудолюбием, способными реализоваться в любой области человеческой деятельности, но одновременно она одарила его и чрезвычайно чутким и отзывчивым сердцем, которое не выносило разлада между личным благополучием и несправедливостью и злом окружавшими его. Именно этот нравственный разлад души заставил его отказаться сначала от удачной военной, а потом и научной карьеры и отдать все силы и талант делу борьбы с существующим общественным злом - делу, которое не сулило лично для него ничего, кроме невзгод и лишений, поскольку этим выбором он ставил себя в конфронтацию с власть придержащими.

Семейная обстановка как бы специально создала контраст впечатлений и наблюдений для любознательного и пытливого ума П. А. Кропоткина. С одной стороны - жизнь крепостных и дворовых, с другой жизнь родственников и друзей семьи, многочисленными нитями связанных с высшим обществом и императорским двором. Богатейший социально эмпирический материал, который накапливается памятью ребенка, отрока, юноши, зрелого человека, плюс огромная тяга к знаниям, неудовлетворенность обязательными образовательными программами Пажеского корпуса, особенно по гуманитарным дисциплинам, все это формировало особый склад характера и строй мышления П. А. Кропоткина. Круг его интересов был весьма широк и разнообразен, хотя первоначально и достаточно хаотичен: философия и этика, литература и искусство, социология и политэкономия, естественные науки и знакомство с запрещенной литературой(статьями журналов "Колокол", "Полярная звезда", работами Н. Г. Чернышевского, Н. В. Шелгунова и др.) .

В 1862 году П. А. Кропоткин отъезжает на военную службу в Сибирь. Служба там многое дала ему для осознания реакционной сущности самодержавия. После восстания польских каторжан в 1866 году Петр и его брат Александр расстались с военной службой. Ни тот ни другой не участвовали и не согласились бы участвовать в подавлении восстания.

Осенью 1867 года П. А. Кропоткин поступает на физико-математический факультет Петербургского университета и одновременно на работу в статистический комитет министерства внутренних дел, которым руководил крупный ученый-географ и путешественник П. П. Семенов-Тян-Шанский. Имя П. А. Кропоткина стало известно в научном мире, он - член Русского географического общества, награжден золотой медалью за отчет об Олекминско-итемской экспедиции и т.д. Но "разъедающее противоречие" окружающего мира заставило его отказаться от научной деятельности.

В принципе на вопрос "Что делать? " к этому времени у него уже был ответ. Поэтому поездка в Швейцарию в 1872 году, знакомство с социалистической прессой, с людьми которые посвятили себя борьбе за осуществление своего социалистического идеала, с интеллигентами и с рабочими послужили толчком к принятию окончательного решения. "Они борются. Мы им нужны, наши знания, наши силы им необходимы - я буду с ними".

Каким должно быть общество, в котором нравственные ценности индивида не вступали бы в противоречие с его организацией, и какова должна быть эта организация? П. А. Кропоткин отдал предпочтение анархизму, хотя тогда и теперь с именем анархизма связано множество предрассудков. Но высший нравственный идеал справедливого общества требовал соответствующей высоты нравственно го уровня его адептов, прежде всего в личных взаимоотношениях, в вопросах, связанных с теоретической разработкой идеала, стратегии и тактики его осуществления. Анархизм рассматривался им как логический итог тех либеральных политических и этических учений, которые исходили из принципа предельной минимизации функции государства и увеличении (расширении) автономии нравствен ной личности.

Обобщение опыта буржуазных революций создало определенное негативное отношение к политическим аспектам революции и породило естественный крен к анархизму. Причем устами М. Бакунина русский анархизм дополнил идеи европейского анархизма двумя моментами, которые, собственно, и сблизили анархизм с социализмом. Это идея коллективной собственности на орудия и средства производства и положение о том, что осуществить анархию можно только с помощью социальной революции, т.е. непосредственного решения вопроса о собственности в пользу народа.

Перед П. А. Кропоткиным стояла та же задача, что и перед К. Марксом: дать научное обоснование социалистического идеала. Но шли они к этому разными путями: К. Маркс строил свою концепцию на основе анализа тенденций современного ему общественного производства и форм классовой борьбы; П. А. Кропоткин стремился найти ответы на те же вопросы, исходя из изучения главным образом природы человека и эволюции его общественных форм. И тот и другой исходили из различных форм материалистического созерцания, оба высоко оценивали роль науки в исследовании общества и, по существу, пришли к сходным выводам. Но при этом К. Маркс считал, что для коммунистического общества необходим и более высокий уровень производительных сил, и более высокий уровень этической и общей культуры человека. Отсюда он выводил необходимость государства для проведения социальных преобразований, их защиты, установления диктатуры пролетариата для переходного периода, которому определялись сугубо гуманистические функции: создание производства, максимально удовлетворяющего потребности человека, условий для его духовного и нравственного развития.

П. А. Кропоткин, напротив, полагал, что социальный и нравственный потенциал человека вполне достаточен для того, чтобы после революции начать созидание коммунистического безгосударственного общества на основе союза сельскохозяйственных общин, производственных артелей и ассоциаций людей по интересам, а в силу сложившихся хозяйственных, торговых и культурных связей такой союз, по мнению Кропоткина, с неизбежностью должен был бы вступать в сношения с другими союзами, объединяя этими связями все человечество.

Суть разногласий заключалась в понимании не конечной цели, а путей ее достижения.

Многие идеи П. А. Кропоткина звучат ныне весьма актуально. Пройдя суровый и порой трагический путь, мы сейчас, по существу, воз вращаемся к идее о местном самоуправлении, местной инициативе, о минимизации централистских функций государства, которые связаны с хозяйственной, социальной, культурной и национальной жизнью отдельных людей, территориальных и национальных общностей, трудовых коллективов предприятий, учреждений, строек и т.д. Причем он был весьма далек от идеи региональной замкнутости, экономического и национального эгоизма. "Сама история нашего времени, -писал он, -не доказывает ли, что дух федеративных сою зов уже представляет отличительную черту современности? Если только где-нибудь Государство дезорганизуется по какой-либо причине, если только его гнет ослабевает где-либо, - и сейчас же начинают образовываться союзы, вызванные естественными потребностями отдельных областей... " Этика Кропоткина не является некоей самостоятельной дисциплиной, трактующей специфический предмет нравственных отношений, она есть одновременно концепция общества, его становления и прогресса. Неслучайно поэтому такие важнейшие понятия его социологии, как "взаимопомощь", "справедливость", "солидарность", несут в себе значительную нагрузку.

Основным импульсом к постановке проблем этики, ее научному обоснованию и пониманию прогресса послужили для П. А. Кропоткина конечно же задачи обоснования анархистского идеала - прогрессивной общественной системы, одновременно исходящей из нравствен ной природы человека и создающей условия для его нравственного развития. Однако П. А. Кропоткина беспокоило то, что глубоко научное дарвиновское учение об эволюции животного мира, во первых, интерпретировалось лишь как концепция борьбы за существование(и игнорировалась идея об инстинкте общительности) , позволяющая "научно" обосновать правомерность эгоизма и аморализма в жизни общества: во-вторых такая трактовка теории Ч. Дарвина позволяло возродить идеи сверхъестественного внеприродного происхождения нравственности. Коль скоро природную основу человека составляет борьба всех против всех, то внушить человеку нравственные чувства может только высшее существо - Бог.

Не могли не тревожить его и аналогичные тенденции и в самом анархизме, особенно в его индивидуалистическом направлении, в котором происходил своеобразный симбиоз реанимированных идей М. Штирнера об абсолютной, ничем не ограниченной свободе индивида и Ф. Ницше о сверхчеловеке, свободном от каких-либо моральных норм.

Марксистская концепция борьбы классов также не вызывала сочувствия у П. А. Кропоткина.

Словом, существовал целый комплекс причин, побудивших его заняться проблемами этики, и главная из них- необходимость ответить на вопрос: куда ведет человечество нравственное чувство к вырождению человеческого рода и господству слабых или к позитивным, желательным последствиям?

П. А. Кропоткиным была написана целая серия работ, которые впоследствии составили книгу "Взаимопомощь как фактор эволюции". В ней он развивал и обосновывал фундаментальную для своей социологии и этики категорию взаимопомощи. Подтверждение своим идеям он нашел у Ч. Дарвина в работе "Происхождение чело века".

Взаимопомощь как инстинкт общительности возникла, по мнению П. А. Кропоткина, естественным путем из опыта жизни общественных животных и человека. Этот инстинкт не отменяет закона борьбы за существование, но позволяет понять ее в более широком и глубоком смысле; не отрицая межвидовой борьбы, он помогает животным внутри вида, используя взаимную поддержку в борьбе с неблагоприятны ми обстоятельствами жизни и внешними врагами, достигать более ощутимых результатов в развитии вида. Одновременно, считал он, взаимопомощь содействовала смягчению внутривидовой борьбы, выработке привычек, нравов, обычаев и традиций, которые особенно человеку позволяли создавать различные формы общежития, соответствующие месту, роду занятий и историческому времени. К таким прогрессивным формам эволюции человеческого общежития он относил род, общину, средневековые цехи, гильдии и вольные города, а в более позднее время - различные страховые, научные, культурные сообщества, кооперацию и, естественно, будущее общество коммуну.

Принцип общительности, или как он его называл, "закон взаимопомощи", выработанный в ходе эволюции природы, стал основой появления таких зачатков нравственности, как чувства долга, сострадания, уважения к соплеменнику и даже самопожертвования. Поэтому природа считал П. А. Кропоткин, может быть названа первым учителем этики, источником нравственного начала в человеке. "Общественный инстинкт, прирожденный человеку как и всем общественным животным, - вот источник всех этических понятий и всего последующего развития нравственности". Взаимопомощь выступает, таким образом, первым, исходным, и в то же время природным принципом нравственности. Его развитие и усложнение в процессе эволюции человеческого общества, по мнению П. А. Кропоткина, связано с постепенной выработкой второго основного понятия этики справедливости, которая одновременно выступает как требование равноправия и равноценности всех членов общества.

П. А. Кропоткин высоко оценивал разработку этой идеи П. Ж. Прудоном, но Прудон считал справедливость высшей идеей, задающей по рядок миру наподобие мира идей Платона. Кропоткин стремился и понятие справедливости найти в истории эволюции человеческого общества. Он даже высказывал предположение, что, возможно, справедливость вытекает из своеобразия физиологических свойств нашего мышления. Впрочем, считая этот вопрос спорным, он подчерки вал важность того, что справедливость составляет основное понятие этики, поскольку не может быть нравственности "без равного отношения ко всем, т.е. без справедливости".

Требование справедливости - требование одновременно и нравственное, и социальное, и экономическое, поскольку предполагает равенство людей во всех этих областях. Поэтому он и не мог согласиться с утверждениями о "справедливости" отношений капиталиста и рабочего, помещика и крестьянина, называя их софизма ми умозрительной этики. Без признания справедливости "общественная нравственность останется тем, - писал П. А. Кропоткин, - что она представляет теперь, т.е. лицемерием. И это лицемерие будет поддерживать ту двойственность, которой пропитана современная личная нравственность". На уровне деклараций - "свобода, равенство, братство", а на уровне реальной жизни - угнетение, неравенство, эксплуатация.

Справедливость, являясь важнейшей составной частью нравственности, по мнению П. А. Кропоткина, еще не дает всей нравственности. Ее третьей составной частью выступает то, что он условно называл готовностью к самопожертвованию, великодушием. По духу этот принцип чрезвычайно близок собственной нравственной концепции П. А. Кропоткина, его нравственному выбору.

Конечно, последний принцип этики П. А. Кропоткина - это не только собственный, теоретически обобщенный нравственный опыт автора и его товарищей по революционной борьбе. Это скорее принцип этики будущего общества. И не случайно он подчеркивал, что именно с этого принципа начинается действительная нравственность человека.

Резюмируя вкратце этические взгляды П. А. Кропоткина, надо подчеркнуть, что суть инстинкта общительности, принципа взаимопомощи, лежащего в основе нравственности, заключается в следующем: человек "считает добром то, что полезно обществу, в котором он живет, и злом то, что вредно этому обществу".

Дальнейшим развитием этого принципа является понятие справедливости, смысл которого можно выразить следующим образом: если я не хочу, чтобы меня грабили, убивали, обманывали, эксплуатировали, то я и сам обязуюсь не делать того же. Равенство, по мнению П. А. Кропоткина, и есть синоним справедливости, а и плане социальном - синоним анархизма-коммунизма. Равенство - это одновременно и уважение к личности, к ее свободе, к полноте ее существования и развития.

Однако истинная нравственность по мнению П. А. Кропоткина, начинается тогда, когда человек, чувствуя в себе силу, энергию, избыток ума и воли, начинает действовать на благообщества и людей, не задумываясь над тем, получит он за это воздаяние или нет. Он называет этот третий принцип самопожертвованием, считая его истинным принципом нравственности будущего общества. Именно он дает жизни наибольшую сумму счастья, полноту ее проявления. Этим принципом, ставшим знаменем жизни самого П. А. Кропоткина, он и заканчивает свою этическую концепцию.

В ней колоссальная работа мысли, обобщение многовекового опыта развития этической теории и нравственной практики, позволяющих автору дать свою оригинальную концепцию этики. Этика П. А. Кропоткина - это этика консолидации общественного, этика, позволяющая индивиду максимально и полно реализовать свой потенциал. Она лишена нормативных требований и санкций, а просто говорит человеку, что общество и его нравственность суть продукты эволюции природы и самого человека и что соблюдение этой нравственности, действия в соответствии с ней есть не что иное, как следование своей собственной человеческой природе, законам ее прогрессивного развития. Нравственность возникла из практики взаимосвязи и солидарной деятельности людей, и ее основное предназначение - развивать и совершенствовать эту человеческую солидарность.

В этом и заключается непреходящая гуманистическая ценность этических идей П. А. Кропоткина. И не случайно сегодня, в наше сложное и подчас трагическое время мы все чаще обращаемся к сознанию человека, к нравственности, к ее ценностям, справедливо надеясь на нее, как на ту естественную духовную силу, которая способна помочь удержать общество от разрушения и хаоса. И этики П. А. Кропоткина - отнюдь не лишний аргумент в сохранении социального мира.

 

БИБЛИОГРАФИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЙ П. А. КРОПОТКИНА

Анархия, ее философия и идеал. М., 1906.

Великая французская революция 1789-1793 гг. М., 1979.

В русских и французских тюрьмах (пер. с англ. В. Батуринского) . Под редакцией автора. СПб.: Знание, 1906.

Взаимная помощь среди животных и людей как двигатель прогресса (пер. с англ. В. Батуринского) Под ред. автора. СПб.: Знание. 1907.

Дневник П. А. Кропоткина. М., Пг.: Госиздат, 1923.

Записки революционера. М.: Мысль, 1966. То же. М.: Московский рабочий. 1988.

Идеалы и действительность в русской литературе (пер. с англ. В. Батуринского) . Под ред. автора. СПб., 1907.

Нравственные начала анархизма. Лондон, 1907.

Переписка Петра и Александра Кропоткиных. М., Л., 1932. Т. 1-2.

Поля, фабрики и мастерские. Промышленность, соединенная с земледелием, и умственный труд с ручным (пер. с англ.

А. Н. Коншина) . Под ред. автора. М., Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1921.

Речи бунтовщика (пер. с франц.) . Под ред. автора. Пб. ; М.: Голос труда, 1921.

Современная наука и анархия. Пб. ; М.: Голос труда, 1920.

Справедливость и нравственность. Публ. лекция, прочитанная в Анкотском братстве и Лондонском этическом обществе. Пб; М.: Голос труда, 1921.

Хлеб и воля (пер. с франц.) Под ред. автора. Пб. ; М.: Голос труда, 1922.

Этика. Происхождение и развитие нравственности. Пб. ; М.: Голос труда, 1922. Т. 1.


просмотров: 696
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Extreme primitive angeL "Glory" ~* Bittersweetfolkart original

$165.00
End Date: Thursday Sep-13-2018 15:05:58 PDT
Buy It Now for only: $165.00
|
BEST ORIGINAL LARGE ANTIQUE PRIMITIVE EARLY PINE SCRUB BOX WASH BOARD AAFA

$55.00
End Date: Sunday Aug-19-2018 14:08:59 PDT
Buy It Now for only: $55.00
|
Extreme primitive angeL "Mary " ~* Bittersweetfolkart original

$9.99 (1 Bid)
End Date: Sunday Aug-19-2018 22:39:38 PDT
|
GREAT PAIR OF 17TH C SPANISH BRASS CANDLESTICKS EARLY BALUSTER FORM STEPPED BASE

$9.99 (1 Bid)
End Date: Sunday Aug-19-2018 22:46:40 PDT
|
Vyacheslav Markin Неизвестный Кропоткин Hardcover Russian

$12.50
End Date: Aug-23 10:52
Buy It Now for only: US $12.50
Buy it now |
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» История. Археология. Этнография.
 
Борис Акунин История Российского Государства. Между Европой и Азией. Семнадцатый век
История Российского Государства. Между Европой и Азией. Семнадцатый век
Продолжение масштабного проекта Бориса Акунина!

История Отечества в фактах и человеческих судьбах!
Уникальный формат: мегатекст состоит из параллельных текстов: история России в восьми томах + исторические авантюрные повести.
Суммарный тираж изданных за два года книг проекта - более 600 000 экземпляров!
Тома серии богаты иллюстрациями: цветные по мелованной бумаге в исторических томах, стильная графика - в художественных!

"Проект будет моей основной работой в течение десяти лет. Речь идет о чрезвычайно нахальной затее, потому что у нас в стране есть только один пример беллетриста, написавшего историю Отечества, - Карамзин. Пока только ему удалось заинтересовать историей обыкновенных людей".
                                                                                                         Борис Акунин

Семнадцатый век представляется каким-то потерянным временем, когда страна топталась на месте, но в истории Российского государства этот отрезок занимает совершенно особое место, где спрессованы и "минуты роковые", и целые десятилетия неспешного развития. Наиболее тугим узлом этой эпохи является Смута. Это поистине страшное и захватывающее зрелище - сопоставимый по масштабу кризис в России повторится лишь триста лет спустя, в начале ХХ века. Там же, в семнадцатом веке, нужно искать корни некоторых острых проблем, которые остаются нерешенными и поныне. Книга "Между Европой и Азией" посвящена истории третьего по счету российского государства, возникшего в результате Смуты и просуществовавшего меньше столетия - вплоть до новой модификации. 

Об авторе:
Борис Акунин (настоящее имя Григорий Шалович Чхартишвили) - русский писатель, ученый-японист, литературовед, переводчик, общественный деятель. Также публиковался под литературными псевдонимами Анна Борисова и Анатолий Брусникин. Борис Акунин является автором нескольких десятков романов, повестей, литературных статей и переводов японской, американской и английской литературы. 
Художественные произведения Акунина переведены, как утверждает сам писатель, более чем на 30-ть языков мира. По версии российского издания журнала Forbes Акунин, заключивший контракты с крупнейшими издательствами Европы и США, входит в десятку российских деятелей культуры, получивших признание за рубежом. 
"Комсомольская правда" по итогам первого десятилетия XXI века признала Акунина самым популярным писателем России. Согласно докладу Роспечати "Книжный рынок России" за 2010 год, его книги входят в десятку самых издаваемых. 

О серии:
Первый том "История Российского Государства. От истоков до монгольского нашествия" вышел в ноябре 2013 года. Вторая  историческая книга серии появилась через год. Третий том "От Ивана III до Бориса Годунова. Между Азией и Европой" был издан в декабре 2015 года. Главная цель проекта, которую преследует автор, - сделать пересказ истории объективным и свободным от какой-либо идеологической системы при сохранении достоверности фактов. Для этого, по словам Бориса Акунина, он внимательно сравнивал исторические данные различных источников. Из массы сведений, имен, цифр, дат и суждений он попытался выбрать все несомненное или, по меньшей мере, наиболее правдоподобное. Малозначительная и недостоверная информация отсеялась. Это серия создавалась для тех, кто хотел бы знать историю России лучше. Ориентиром уровня изложения отечественной истории Борис Акунин для себя ставит труд Николая Карамзина "История государства Российского".

...

Цена:
1120 руб

Майкл Бут Почти идеальные люди. Вся правда о жизни в "Скандинавском раю" The Almost Nearly Perfect People
Почти идеальные люди. Вся правда о жизни в "Скандинавском раю"
Самая нашумевшая нон-фикшн книга о Скандинавии. 
Переведено на 6 языков 
Продано 1 000 000 экземпляров 

•  Почему датчане счастливы, хотя у них такие высокие налоги? 
•  На что норвежцы тратят свое невероятное богатство? 
•  Правда ли, что у финнов лучшая система образования в мире? 
•  Неужели исландцы действительно так суровы? 
•  Почему все они ненавидят шведов? 

О КНИГЕ 
Пока весь мир сходит с ума по "Хюгге" и идеализирует Данию, английский журналист Майкл Бут предпринял поездку через пять Скандинавских стран, чтобы развеять безупречный миф о Скандинавии и почти идеальных людях. Бут объясняет, кто такие настоящие датчане, шведы, финны, норвежцы и исландцы, исследует их причуды и недостатки и раскрывает темные стороны жизни. 

• Бут убежден, что смысл слова "Хюгге" не в уютности и комфорте, а в удобстве, из которого исходит датский конформизм. 
• На самом деле "любящие природу" норвежцы только и думают, на что потратить огромные деньги, полученные от продажи полезных ископаемых. 
• "Сису" - сущность финского мужчины, это дух выносливости и мужественности. Если заглох автобус, дух "сису" диктует пассажирам, что нужно выйти и толкать его, не жалуясь на судьбу. 
• Шведы любят демонстрировать, какие они "Лагом". Но при этом подслушивают случайные разговоры незнакомцев. 
• 32 процентов исландцев верят в эльфов. В бога верят лишь 45 процентов исландцев. 

ОБ АВТОРЕ 
Майкл Бут - английский писатель и журналист, который пишет в основном о путешествиях и о кухне разных стран мира. Его статьи публиковались в целом ряде ведущих газет и журналов, включая The Independent on Sunday, Conde Nast Traveller, Monocle и Time Out, он сотрудничает как с британскими, так и с зарубежными изданиями. Бут прожил в Дании более 10 лет. 

ОТЗЫВ 
"Лучшая нон-фикшн книга о буднях Скандинавии". Афиша Daily

...

Цена:
365 руб

Патрик Барбье Венеция Вивальди. Музыка и праздники эпохи барокко
Венеция Вивальди. Музыка и праздники эпохи барокко
Французский историк музыки Патрик Барбье воссоздает жизнь великого венецианца Антонио Вивальди, проецируя немногие известные факты его биографии на эпоху расцвета Венеции, расцвета ее карнавала, ее государственных и религиозных праздников и церемоний, ее оперного и симфонического искусства, - эпоху, когда Тишайшая Республика стала одной из музыкальных столиц Европы....

Цена:
444 руб

Леонид Юзефович Зимняя дорога. Генерал А. Н. Пепеляев и анархист И. Я. Строд в Якутии. 1922-1923
Зимняя дорога. Генерал А. Н. Пепеляев и анархист И. Я. Строд в Якутии. 1922-1923
Леонид Юзефович - известный писатель, историк, автор романов "Казароза", "Журавли и карлики" и др., биографии барона Р.Ф.Унгерн-Штернберга "Самодержец пустыни", а также сценария фильма "Гибель империи".
Новая книга Леонида Юзефовича рассказывает о малоизвестном эпизоде Гражданской войны в России - героическом походе Сибирской добровольческой дружины из Владивостока в Якутию в 1922-1923 годах. Книга основана на архивных источниках, которые автор собирал много лет, но написана в форме документального романа. Главные герои этого захватывающего повествования - две неординарные исторические фигуры: белый генерал, правдоискатель и поэт Анатолий Пепеляев и красный командир, анархист, будущий писатель Иван Строд. В центре книги их трагическое противостояние среди якутских снегов, история жизни, любви и смерти.
В 2016 году книга была удостоена премий "Национальный бестселлер" и "Большая книга"....

Цена:
544 руб

Дмитрий Опарин, Антон Акимов Истории московских домов, рассказанные их жителями
Истории московских домов, рассказанные их жителями
Это рассказ о двадцати пяти жилых московских домах, построенных с XVII века по 1920-е годы. Каждая глава посвящена одному дому и состоит из исторического экскурса и воспоминаний жителей, сопровождается архивными документами, старыми и новыми фотографиями дома. Несколько лет автор текстов Дмитрий Опарин и фотограф Антон Акимов вели рубрику об исторических домах в журнале "Большой город". Когда рубрика закончилась, они продолжили собирать воспоминания жителей, искать старые фотографии и архивные документы, пробираться на чердаки и черные лестницы, фотографировать сохранившийся паркет и покрашенную в несколько слоев лепнину. В результате получилась эта книга....

Цена:
702 руб

Дональд Рейфилд Грузия. Перекресток империй. История длиной в три тысячи лет
Грузия. Перекресток империй. История длиной в три тысячи лет
"Бог делил Землю между народами, - гласит грузинская легенда. Грузины опоздали, задержавшись за традиционным застольем, и к моменту их появления весь мир уже был поделен. Когда Господь спросил у пришедших, за что они пили, грузины ответили: "За тебя, Бог, за себя, за мир". Всевышнему понравился ответ. И сказал он им, что хотя все земли розданы, приберег он небольшой кусочек для себя, и теперь отдает он его грузинам. Земля эта, по словам Господа, по красоте своей не сравнима ни с чем и во веки веков будут люди любоваться и восхищаться ею…"
Известный британский литературовед и историк Дональд Рейфилд, автор бестселлера "Жизнь Антона Чехова", главный редактор фундаментального "Полного грузинско-английского словаря", создал уникальный труд - историю Грузии - драгоценный сплав, в котором органично слились исторические хроники, уникальные документальные свидетельства и поразительное по яркости повествование. 

Впервые на русском!...

Цена:
759 руб

Фицрой Чарльз Ренессансная Флоренция за пять флоринов в день Renaissance Florence on a Five Florins a Day
Ренессансная Флоренция за пять флоринов в день
Этот необычный гид приглашает в удивительное путешествие вглубь веков в один из самых прекрасных городов Италии - Флоренцию 1490 года. В этом путешествии английский писатель Чарльз Фицрой познакомит читателей со всеми великими памятниками и достопримечательностями города, по праву считающегося родиной Итальянского Возрождения и одной из самых прославленных культурных столиц мира. Читатели окунутся в незабываемую атмосферу народных праздников, карнавалов и рыцарских турниров, побывают в прославленном кафедральном соборе - Санта-Мария дель Фиоре, посетят палаццо богатых флорентийцев, в том числе знаменитый Палаццо Медичи, прогуляются по красивым тосканским городкам - Ареццо, Кортоне, Прато, Луке, Пизе, Сиене и др. Кроме того, в книге читатель найдет немало житейских советов, необходимых в столь необычном путешествии.

Эта остроумная книга будет интересна и любителям истории, искусства и просто любознательным читателям, желающим больше узнать об эпохе Возрождения....

Цена:
324 руб

Морис Дрюон Париж от Цезаря до Людовика Святого. Истоки и берега Paris de Cesar a Saint Louis / Les rivages et les sources
Париж от Цезаря до Людовика Святого. Истоки и берега
Мориса Дрюона читающая публика знает прежде всего по саге "Проклятые короли", открывшей мрачные тайны Средневековья, и роману "Сильные мира сего", приоткрывающему закулисье современного западного общества. На этот раз перед нами совсем другой Дрюон — историк, писатель, но также и человек, влюбленный в великий город, который рассказывает о своем понимании Древнего мира, об истоках великих цивилизаций. В книге ПАРИЖ ОТ ЦЕЗАРЯ ДО ЛЮДОВИКА СВЯТОГО главный персонаж — это город, который хранит память Франции, здесь оживают образы тех, кто закладывал фундамент французской столицы: Юлия Цезаря, Юлиана Отступника, враждующих королев Фредегонды и Брунгильды; Карла Великого, Пьера Абеляра, Людовика Святого и многих других. В книге ИСТОКИ И БЕРЕГА Дрюон поэтически живо рассказывает о Средиземном море, на берегах которого зародились начала культуры человечества....

Цена:
444 руб

Роберт Каплан Месть географии. Что могут рассказать географические карты о грядущих конфликтах и битве против неизбежного The Revenge of Geography: What the Map Tells Us About Coming Conflicts and the Battle Against Fate
Месть географии. Что могут рассказать географические карты о грядущих конфликтах и битве против неизбежного
"География может рассказать о целях и стратегиях государства гораздо больше, чем его идеология или внешняя политика", - считает известный американский публицист и геополитик Роберт Каплан. Он убежден, что будущее стран и континентов можно понять в контексте таких объективных параметров, как климат, территория, наличие водных ресурсов, разнообразие ландшафта. Прослеживая историю регионов, стран и "горячих точек" планеты, автор предлагает собственную целостную теорию о грядущем цикле конфликтов, которые будут происходить по всей. Евразии - в Европе, России, Китае, Турции, Иране, на арабском Ближнем Востоке. Каплан опирается в своем исследовании на современные научные данные и на классические труды прошедшего столетия.
Он утверждает: зная географию, можно ясно увидеть те границы, переступать которые не следует. Достаточно просто подойти к карте и внимательно посмотреть на нее....

Цена:
609 руб

Ларри Гоник История Соединенных Штатов. Краткий курс в комиксах The Cartoon History of the United States
История Соединенных Штатов. Краткий курс в комиксах
История США как государства не слишком продолжительна, но очень насыщенна. В книге, охватывающей период с первых английских колоний до Первой войны в Персидском заливе, знаменитый автор комиксов Ларри Гоник знакомит нас с главными вехами истории Америки с использованием своей уникальной графической перспективы. С чего все начиналось? Как строились взаимоотношения с коренным населением континента? На чем основывались принципы американской экономики и политики? Как страна сумела сделать шаг к мировому господству? Информативность рассказа и непредвзятость формулировок придутся по душе даже самому взыскательному читателю. И если вопрос о том, кто открыл Америку, немного спорный, то бесспорно одно: Ларри Гоник открыл великолепный способ изложения ее истории!...

Цена:
459 руб

Узнайте больше о направлениях для путешествий. Большие скидки на отели по 70 000 направлений по всему миру. Читайте отзывы об отелях и находите отели на любой кошелек с гарантией лучшей цены.


2013 Copyright © HistoryCenter.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования