Исторические факты, зарубежная и отечественная история.

Конкурс 1401 года

 

Конкурс 1401 года на вторые двери флорентийского баптистерия традиционно считается исходной точкой истории скульптуры раннего Возрождения. 15 век принес с собой переворот в искусстве, который заключался в том, что отношение как к средневековому искусству, как и к византийскому изменилось. И, если ранее центрами культуры в Европе были Франция и Германия, то в 15 веке ведущее место переходит к Италии.

Раннее Возрождение в Италии - одна из вершин в истории развития европейской скульптуры, период утверждения в ней гуманистических и реалистический тенденций, новой художественной системы. Эти процессы происходили и в других европейских странах, однако в Италии они были особенно сильны и послужили началом развития культуры и искусства раннего Возрождения.

Крупные изменения происходят в общественной жизни страны. Политические кризисы предшествующего периода приводят к тому, что небольшие города-коммуны и маленькие княжества уступают место крупным региональным государствам - Венеции, Флоренции, Милану, Неаполю. Начинается борьба Флоренции и Винеции против Миланского герцогства, добивавшегося власти над всей Италией. В этой борьбе Миланское герцогство было побеждено. Эта победа трактуется как торжество республики, народовластия над тиранией. Огромное экономическое могущество сосредотачивается в руках правителей, и Италия вступает в период относительной стабильности и благополучия.

Флоренция как главный центр формирования нового общественного сознания, гуманистических тенденций выходит на первый план. Наблюдается расцвет демократических традиций в ряде центров Италии, традиций, берущих начало в древнеримской республике. В искусстве утверждается представление о человеке как о самом совершенном творении природы.

В 15 веке изменилась не только общая направленность развития искусства, изменилось и соотношение скульптуры и живописи с архитектурой. Теперь изобразительное искусство и архитектура стали существовать неравных, взаимно дополняя и уравновешивая друг друга, тогда как ранее живопись и скульптура были в достаточной степени подчинены зодчеству. На рубеже 14 и 15 веков скульптура начинает играть более самостоятельную роль. Она появляется не только в интерьерах, но и на фасадах зданий, создаются и отдельно стоящие скульптуры. И вместе с тем продолжает усиливаться декоративность. Однако некоторая связь с архитектурой все же еще сохраняется.

Но, пожалуй, самой важной отличительной чертой новых тенденций в искусстве Италии 15 века явилось возвращение к античности, и не просто возвращение, а обращение к ней в новых условиях. В скульптуре того времени делаются попытки переосмыслить творческое наследие античности и пойти дальше.

Это в первую очередь относится к Филиппо Брунеллески и Лоренцо Гиберти - двум выдающимся мастерам итальянского Возрождения, которые и явились основными соперниками в конкурсе 1401 года.

Знаменитый конкурс 1401 года - событие в истории искусства. А начался он с того, что попечители храма Сан Джованни Баттиста разослали приглашения всем мастерам, “которые прославились своей ученостью” . Итак, мастерам определено было исполнить бронзовые двери для названного храма, а именно для баптистерия Сан Джованни, который в 11 веке был воздвигнут на месте более старого баптистерия на флорентийской площади, где позже был построен собор Санта Мария дель Фьоре и колокольня. Здание баптистерии имело форму восьмигранника типичную для романской крещальни. Располагалось оно посреди площади и имело купол пирамидальной формы пролетом 25,6 метра. По своему стилю это здание относится к течению, называемому проторенессансом, которое зародилось во Флоренции в 11-12 веках и ранее всего проявилось в архитектуре.

Восьмигранный объем баптистерия разбит снаружи на три яруса. Общий облик здания, хотя и имеет “романские” черты, такие, например, как “двухслойность фасада” , отличается гораздо более тонким чувством пропорций, изяществом, которые в такой степени не были свойственны романским сооружениям. Коринфские пилястры и полуколонны, изящный рисунок арок на фасаде, легкие ионические колонны, опирающиеся на барьер, украшенный мозаичными портретами пророков в интерьере, применение в отделке разноцветного мрамора (инкрустационный стиль) , тонкое чувство пропорций - все это придавало облику здания новое звучание, свойственное периоду проторенессанса. Флорентийцы гордились своим баптистерием и продолжали и в дальнейшем совершенствовать его, приглашая лучших мастеров. Именно с такой целью и был организован конкурс 1401 года на украшение вторых дверей баптистерия, к участию в котором после тщательного отбора было допущено семь мастеров, среди которых и были два молодых, еще никому неизвестных человека Филиппо Брунеллески и Лоренцо Гиберти.

В те времена будущие скульпторы и архитекторы начинали свою деятельность, работая учениками в мастерских, часто в ювелирных, и постепенно, по мере изучения профессии и за счет личных качеств, ученик мог стать мастером и открыть свою мастерскую. Тогда ювелирное дело было тесно связано со скульптурой и архитектурой. Ювелиры, золотых дел мастера выполняли различные реликварии, иногда очень значительные по размерам, которые часто воспроизводили храмовые постройки.

Антонио Манетти, написавший впоследствии биографию Брунеллески, так описывает начало его деятельности: “Филиппо был очень послушным, примерным... и, в то же время, он был честолюбив, когда нужно было чего-либо добиться. С самых ранних лет он проявлял интерес к рисованию и к живописи и занимался этим очень успешно. Когда отец решил согласно обычаю, обучать его ремеслу, Филиппо выбрал ювелирное дело, и отец, будучи человеком разумным, с этим согласился. Благодаря своим занятиям живописи Филиппо скоро стал профессионалом в ювелирном ремесле, на удивление всем преуспел... в рельефе по камню и в резьбе..., и так было во всем, за что он брался, и в этом искусстве и во всяком другом он добивался успеха гораздо большего, чем это казалось возможным в его возрасте.” В 1398 году Брунеллески вступает в цех золотых мастеров, выполняет две полуфигуры пророков из серебра для алтаря св. Якова в Пистойе. Фигуры имеют обрамление аналогичное обрамлению клейм флорентийского баптистерия и выполнены в высоком рельефе. Уже здесь проявляются черты бунтарского темперамента Брунеллески, которые затем мы находим в его конкурсном рельефе.

Второй участник конкурса Лоренцо Гиберти был на год моложе Филиппо. Он так же обучался в ювелирной мастерской, принадлежавшей его отчиму. Для Гиберти была характерна ювелирная тщательность работы, которой он обязан именно этому художественному воспитанию, тем более, что в его творчестве рельеф со множеством деталей и многофигурной композицией всегда занимал основное место.

О проведении конкурса Гиберти узнает в Пезаро, куда уехал из Флоренции, получив приглашение расписать комнату вместе с одним живописцем.

Итак, для участия в конкурсе были отобраны: убежденный последователь готизирующего направления Николо ди Пьетро Ламберти, сиенцы Якопо делла Кверча и Франческо ди Вальдамбрино, малоизвестный Симоне да Колле, аретинец Николо да Лука, Гиберти и Брунеллески. Среди участников преобладали мастера, тяготеющие к готике. И по сути дела жюри должно было выбрать одного из трех претендентов, потому что кроме Брунеллески и Гиберти лишь Якопо делла Кверча был серьезным соперником.

Бронзовые двери должны были быть украшены двадцатью восмью квадрифолиями, однако на конкурс нужно было представить один рельеф, сюжетом которого должно было быть “Жертвоприношение Авраама” из Ветхого Завета.

На выполнение работы отводилось полтора года, причем устроители, богатая корпорация ткачей шелковых материй, в обязанность которых входила забота о сохранности и украшении “крестильни” , обеспечивали на это время всем участникам содержание и оплату расходов по изготовлению рельефа.

Однако задачу они ставили сложную. Обычно на эту тему изображалось две отдельных сцены - жертвоприношение с тремя участниками и ожидающие Авраама слуги. Жюри же хотело, чтобы эти две сцены были соединены в одну. Таким образом, нужно было соединить героическую и жанровую темы, представив в одной композиции несколько фигур в движении и в покое, одетых и обнаженных, изобразить природу - скалы, воду, деревья, животных. Кроме того, нужно было вписать композицию в квадрифолий (четырехлистник) такой формы, как на бронзовых дверях Андреа Пизано.

Брунеллески делает следующее. В центре композиции он помещает фигуру Авраама, хватающего за горло Исаака, в фигуре которого ощущается сильный испуг. Драматичность ситуации очень сильна, напряжена до предела, и лишь властная рука ангела останавливает Авраама, удерживая его от убийства. Сцена решена как схватка и в ней главное смысловое содержание. Композиция очень динамична, жест Авраама, отгибающего голову сына, и жест ангела, в последний момент хватающего Авраама за запястье, являются эмоциональным ядром композиции, соединяющим вместе гибель и спасение. Фигуры слуг помещены в нижней части поля квадрифолия, которая более нагружена изображением. Здесь свободный фон почти отсутствует и расположено условно более земное по содержанию: слуги, мул. В средней части располагаются фигуры, несущие основное смысловое содержание - Авраам и сын, и, наконец, верхняя часть композиции - это сфера божественного. Здесь изображен летящий ангел и много свободного фона - неба. В композиции можно усмотреть также вертикальные и горизонтальные оси. Например, главный жест - руки ангела и Авраама - находятся по вертикальной оси, хотя сама фигура мальчика немного сдвинута от центральной оси. Возможно это сделано для того, чтобы несколько уравновесить наклоненную фигуру Авраама, которая кажется огромной по отношению даже к фигурам слуг.

При оценке композиции Брунеллески было указано на некоторую разбросанность фигур, а также на то, что у него изображение, особенно в нижней части композиции, часто почти достигает рамы квадрифолия, иногда даже выходя за него. И хотя именно этот прием придавал всей композиции особую экспрессию, как бы взрывая ее изнутри, комиссия расценила его как недостаток.

Еще одно правило, которое нужно было соблюдать - это следование примерам античности. Вообще обращение к античности сыграло очень большую роль в развитии скульптуры 15 века. Однако, с появлением новых гуманистических воззрений черты античности не просто переносились в современность, а как бы преломлялись в ней, приобретая новое звучание.

Античные памятники, в основном римские, изучались, на новом уровне, воплощая достоинство и совершенство человека. Но вместе с тем, античность рассматривалась как главный критерий прекрасного. Однако Брунеллески в своей работе отклоняется от следования примерам античности, что также вменяется ему в ошибку. Его композиция построена довольно свободно, лишь фигура слуги, вынимающего занозу, близка к античности. Некоторые отзвуки античности мы видим и в фигуре Исаака.

Движение и экспрессия жестов гораздо более напоминают готическую скульптуру, в частности произведения Джованни Пизано, у которого в свое время работал Брунеллески и который оказал на него большое влияние. Средневековый характер имеет и рельеф на передней стенке жертвенника, содержание которого до сих пор не расшифровано.

Однако Манетти в биографии Брунеллески, напротив, часто определяет как достоинства то, что Брунеллески приписывалось как недостатки.

Так относительно поз и движений персонажей композиции он пишет следующее: “... Как хорошо каждый выполняет свое действие, нет ни единой части тела, которая не была бы исполнена души.” И, на самом деле, это так, ведь, несмотря на то, что заказ на двери впоследствии достался Гиберти, члены комиссии отметили, что именно два этих образца намного превзошли работы других претендентов.

В чем же заключались достоинства композиции Гиберти. Работа Лоренцо была более единой композиционно, более идеальная и гармоничная и, в то же время, по мнению комиссии, более полно отвечала поставленным задачам. Все основные линии композиции у него превосходно согласуются между собой. Так, в центре изогнутая линия скалы вторит линии спины Авраама, удачно деля всю композицию по диагонали. Можно условно разделить изображение двумя пересекающимися диагоналями: три фигуры наверху справа - три фигуры внизу слева, скале с ягненком в левом верхнем углу отвечают складки одежды Исаака у подножья алтаря. Линии рельефа Гиберти более мягкие и плавные, вся композиция более органично сочетается с контурами квадрифолия.

Само событие передано менее драматично. Жест Авраама скорее символизирует действие, в нем нет той активности, как у Брунеллески. Более спокоен и слетающий ангел. Поражает своим изяществом фигура юного Исаака, в трактовке которой слышны отголоски античности, хотя в целом в рельефе Гиберти еще есть элементы, характерные для готической скульптуры, в особенности для одного из направлений готики, так называемого “мягкого стиля” . Отсюда увлеченность Гиберти линией, ее мягкость и текучесть.

Однако влияние античности у Гиберти более очевидно. Кроме фигуры Исаака обращение к античному искусству мы видим в зевсоподобной голове Авраама. Для фигур двух юношей-слуг также послужило образцом группа на одном из античных рельефов.

Во Флоренции того времени Гиберти не мог видеть примеров античности такого качества, поэтому, возможно, еще до 1401 года он сумел побывать в Риме, где увидел произведения, вдохновлявшие его в конкурсной работе. Прообразом фигуры Исаака послужила, как считают, не римская, а греческая статуя 4 века до н.э. Обнаженное тело Исаака классически невозмутимо. Вообще все фигуры у Гиберти отличаются большой стройностью и более свободно располагаются в пространстве. Поле рельефа заполнено умело, изображение нигде не выходит за рамы квадрифолия, линия обрамления четко прочитывается издали.

В отличии от Брунеллески жертвенник у Гиберти также украшен античным арнаментом, который скопирован с древнеримского памятника, Гиберти, скульптор и строитель, который кагда-то вместе с Брунеллески возводил купол собора Санта Мария дель Фьоре, мастер, у которого работали такие художники как Донателло, Микелоццо, Учелло, всегда очень дорожил старыми традициями ювелирного мастерства с его тонкой проработкой формы и правильностью, гармоничностью линий. Он очень ценил работы Гусмина, ювелира из Кельна, работавшего для Людовика П и преклонялся перед изысканным мастерством его исполнения. Кроме того в его конкурсном рельефе чувствуется влияние французских ювелиров 70-90-х годов 14 века. Поражает тончайшая проработка лиц, черты заострены и очень изящны. Тщательно выполнены детали: волосы, орнамент на одеждах, плавные, как бы граненые складки все проработано, вплоть до такой подробности, как маленькая фигурка ящерицы на переднем плане. Недаром в контракте на выполнение дверей специально было указано, что Лоренцо должен собственноручно делать “фигуры, деревья и подобные вещи в рельефах” . Итак, кроме того, что все художественное решение Гиберти было более идельным, существовало и еще ряд факторов, которые расположили комиссию в пользу Гиберти. Это достоинства чисто технического плана. Рельеф Гиберти отлит целиком, а у Брунеллески он состоит из отдельных деталей, которые прикреплены на доску толщиной 5 мм, причем некоторые детали не литые, а кованые, то есть автор применяет в своей работе смешанную технику, что, возможно, тоже противоречило условиям конкурса. Кроме того, рельеф Брунеллески был тяжелее по весу, что имело значение, так как материал был достаточно дорогим.

Все это вместе и решило исход конкурса в пользу Гиберти. Однако, в своих “Коментариях” , которые Гиберти начал писать сразу после завершения конкурса, он умалчивает о том, что работа Брунеллески несомненно также получила высокую оценку жюри. Его работа вместе с работой Лоренцо была выставлена для всеобщего ознакомления на какое-то время, как это было тогда принято. Документов, письменно подтверждающих победу Гиберти, не сохранилось, и по всей вероятности оценка конкурса вызвала у окружающих бурю страстей. Вероятнее всего, Гиберти было предложено разделить дальнейшую работу с Брунеллески, отчего последний отказался. Впоследствии Гиберти долгое время работал над вторыми дверями флорентийского баптистерия вплоть до 1424 года, так как конкурсный рельеф 1401 года не был использован для украшения дверей. Тема сюжета была изменена, и вместо сцен из Ветхого Завета на дверях, созданных Гиберти, было изображено двадцать восемь коммпозиций на темы Нового Завета.

Несмотря на это, конкурс 1401 года имел важное значение, которое определило художественную жизнь Флоренции на целое столетие, ведь в нем встретились два великих мастера, идеи которых развивались впоследующем. Произойдя на рубеже веков, конкурс как бы открыл дорогу в 15 век - век итальянского Возрождения, принесшего миру новое великое искусство и такие имена, как Брунеллески, Гиберти, Якопо делла Кверча, Донателло, Лука делла Роббиа, Росселлино, Филарете, Пизанелло, Мазаччо, Перуджино, Верроккио, Ботичелли и многих других скульпторов и живописцев - художников, искусство которых являет собой вершину всей мировой культуры.

Довольно трудно представить себя на месте комиссии, решавшей судьбу конкурса 1401 года, представить себе все “за” и “против” одного мастера в сравнении с другим. И ведь тогда, в те далекие времена действительно серьезно взвешивались все достоинства, обсуждалось художественное значение того или иного приема, давались оценки, делались выводы. Но сейчас, когда все это скрыто от нас за пеленой времени, можно с уверенностью сказать, что оба произведения настолько интересны, даже не в сравнении, а каждое в отдельности, что оба они заслуживают самой высокой оценки.

Рельеф Гиберти, на мой взгляд, настолько совершенен и красив, что кажется, что большего сделать невозможно.

Работа же Брунеллески имеет другие, но не менее важные качества. Настроение, экспрессия, внутреннее напряжение - вот то, ради чего Брунеллески нарушает не только правила задания, но иногда и общепринятые в то время критерии прекрасного.

И тогда действительно кажется неизвестным, что же более ценно - законченное совершенство или неукротимое движение к новым вершинам художественного мастерства.

 

Литература

1. Памятники мирового искусства. “Искусство Италии конца 13-14 веков” Научно-исследовательский институт теории и истории изобразительных искусств. Москва “Искусство” 1987 г.

2. И. Е. Данилова “Брунеллески и Флоренция. Творческая личность в контексте ренессансной культуры” Москва “Искусство” 1991 г.

3. В. Н. Лазарев “Начало раннего Возрождения в итальянском искусстве” Москва “Искусство” 1979 г.

4. Всеобщая история искусств, т. 3 “Искусство эпохи Возрождения” под общей редакцией Ю. Д. Колпинского и Е. И. Ротенберга Москва “Искусство” 1962 г.

Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» История. Археология. Этнография.
 
Леонид Парфенов Намедни. Наша эра. 1931-1940
Намедни. Наша эра. 1931-1940
Восьмой по счету, этот том книжного проекта "Намедни. Наша эра" - про 1930-е. Среди событий-людей-явлений: Большой террор и Битва за Британию, Ворошиловский стрелок и "Веселые ребята", Гитлер и Голодомор, "Золотой теленок" и "Закон о трех колосках", Каганович и "Кукарача", "Краткий кур" и "Катюша", Павлик Морозов и пакт Молотова-Риббентропа, Рузвельт и "Рабочий и колхозница", Торгсин и тюбетейки, убийство Кирова и "Утомленное солнце", Хрущев и Халхин-Гол, Циолковский и ЦПКиО.

В томе около 500 иллюстраций - фотографии, плакаты, карикатуры, репродукции картин тех лет.

Об авторе:
Леонид Парфенов (1960 г.) родился и вырос в Вологодской области. После факультета журналистики Ленинградского университета работал в региональных и всесоюзных СМИ, с 1986 г. - на Центральном ТВ. В 1993-2004 году - на НТВ. Соавтор проекта "Старые песни о главном", автор и ведущий документальных сериалов "Намедни 1961-1991", "Живой Пушкин", "Российская империя", многих цикловых телепрограмм. Теледокументальные проекты последних лет: "Птица-Гоголь", "Зворыкин-Муромец", "Хребет России", "Глаз Божий", "Цвет нации", "Русские евреи". Книжный проект "Намедни. Наша эра" выходит с 2009 года, том 1931-1940 - восьмой по счету.

Цитата:
"Намедни. Наша эра. 1931-1040" выходит в год 100-летия Октябрьской революции. Как отмечать юбилей, да и чем вообще был СССР в отечественной истории? - все еще дебатируемые вопросы. Советскому периоду посвящена большая часть этого проекта. Чтобы относиться - давайте осваивать
- Леонид Парфенов

Теги:
Намедни, история, события, люди, явления, 1930, Большой террор, Рабочий и Колхозница, архитектуры

...

Цена:
1997 руб

Акунин Борис Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
  • Продолжение самого масштабного и амбициозного проекта десятилетия от Бориса Акунина!
  • История Отечества в фактах и человеческих судьбах!
  • Уникальный формат: мегатекст состоит из параллельных текстов: история России в восьми томах + исторические авантюрные повести.
  • Суммарный тираж изданных за четыре года книг проекта - более 1 500 000 экземпляров!
  • Тома серии богаты иллюстрациями: цветные в исторических томах, стильная графика - в художественных!
  • Велик ли был Петр Великий? Есть лишь четыре крупных исторических деятеля, отношение к которым окрашено сильными эмоциями: Иван Грозный, Ленин, Сталин - и Петр I. Доблести Петра восхвалялись и при монархии, и в СССР, и в постсоветской России. "Государственникам" этот правитель импонирует как создатель мощной военной державы, "либералам" - как западник, повернувший страну лицом к Европе. Аннотация: Тридцатилетие, в течение которого царь Петр Алексеевич проводил свои преобразования, повлияло на ход всей мировой истории. Обстоятельства его личной жизни, умственное устройство, пристрастия и фобии стали частью национальной матрицы и сегодня воспринимаются миром как нечто исконно российское. И если русская литература "вышла из гоголевской шинели", то Российское государство до сих пор донашивает петровские ботфорты. Эта книга про то, как русские учились не следовать за историей, а творить ее, как что-то у них получилось, а что-то нет. И почему. "Проект будет моей основной работой в течение десяти лет. Речь идет о чрезвычайно нахальной затее, потому что у нас в стране есть только один пример беллетриста, написавшего историю Отечества, - Карамзин. Пока только ему удалось заинтересовать историей обыкновенных людей".

    Борис Акунин

    Об авторе: Борис Акунин (настоящее имя Григорий Шалвович Чхартишвили) - русский писатель, ученый-японист, литературовед, переводчик, общественный деятель. Также публиковался под литературными псевдонимами Анна Борисова и Анатолий Брусникин. Борис Акунин является автором нескольких десятков романов, повестей, литературных статей и переводов японской, американской и английской литературы. Художественные произведения Акунина переведены, как утверждает сам писатель, более чем на 30-ть языков мира. По версии российского издания журнала Forbes Акунин, заключивший контракты с крупнейшими издательствами Европы и США, входит в десятку российских деятелей культуры, получивших признание за рубежом. "Комсомольская правда" по итогам первого десятилетия XXI века признала Акунина самым популярным писателем России. Согласно докладу Роспечати "Книжный рынок России" за 2010 год, его книги входят в десятку самых издаваемых. О серии: Первый том "История Российского Государства. От истоков до монгольского нашествия" вышел в ноябре 2013 года. Вторая историческая книга серии появилась через год. Исторические тома проекта "История Российского Государства" выходят каждый год, поздней осенью, став таким образом определенной традицией. Третий том "От Ивана III до Бориса Годунова. Между Азией и Европой" был издан в декабре 2015 года. Четвертый - "Семнадцатый век" в 2016 году, и вот пятый - "Царь Петр Алексеевич" - появится на прилавках книжных магазинов страны в конце ноября 2017. Главная цель проекта, которую преследует автор, - сделать пересказ истории объективным и свободным от какой-либо идеологической системы при сохранении достоверности фактов. Для этого, по словам Бориса Акунина, он внимательно сравнивал исторические данные различных источников. Из массы сведений, имен, цифр, дат и суждений он попытался выбрать все несомненное или, по меньшей мере, наиболее правдоподобное. Малозначительная и недостоверная информация отсеялась. Это серия создавалась для тех, кто хотел бы знать историю России лучше. Ориентиром уровня изложения отечественной истории Борис Акунин для себя ставит труд Николая Карамзина "История государства Российского".
  • ...

    Цена:
    1399 руб

    Крис Уикхем Средневековая Европа. От падения Рима до реформации
    Средневековая Европа. От падения Рима до реформации
    Тысячелетие, прошедшее с распада Римской империи до начала Реформации, было насыщено преобразованиями, и потому его не так легко описать в рамках одной книги. Тем не менее британский историк Крис Уикхем принял этот вызов. Он показывает Средневековье как динамичный период масштабных перемен, фокусируясь на таких знаковых событиях, как падение Рима, реформы Карла Великого, распространение христианства в Европе, закат Византийской империи, эпидемии Черной смерти и т. д. Анализируя их, автор рассказывает, какие изменения они вызвали в социальной, экономической и политической сферах, а также в частной жизни людей. Перед глазами читателя разворачивается панорамная картина жизни государств и городов средневековой Европы, проходит галерея образов императоров, королей, деятелей Церкви, рыцарей, крестьян, купцов. Эта насыщенная информацией и увлекательно написанная аналитическая работа будет интересна и специалистам, и тем, кто обратится к периоду Средневековья впервые....

    Цена:
    719 руб

    Альберто Анджела Один день в древнем Риме. Повседневная жизнь, тайны и курьезы Una giornata nell'antica Roma: Vita quotidiana, sergeti e curioosita
    Один день в древнем Риме. Повседневная жизнь, тайны и курьезы
    Древний Рим времен расцвета империи похож на современный мегаполис гораздо больше, чем мы могли бы подумать. Полтора миллиона его жителей сталкивались с теми же проблемами, что и их потомки две тысячи лет спустя: дороговизна жилья и дорожные пробки, наплыв иммигрантов и необходимость "подмазывать" городских чиновников…
    Альберто Анджела - знаменитый итальянский палеонтолог, археолог, автор нескольких бестселлеров в жанре научно-популярной литературы и познавательных телепрограмм предлагает своим читателям накрыться шапкой-невидимкой и провести целый день, от рассвета до заката, в Риме 115 года нашей эры: потолкаться на людной улице и заглянуть в Колизей, посетить судебное слушание и роскошные термы, отведать изысканных блюд и насладиться беседой на званом ужине. И закончить день на любовном ложе - здесь за две тысячи лет тоже ничего не изменилось....

    Цена:
    441 руб

    В. Н. Козляков Борис Годунов. Трагедия о добром царе
    Борис Годунов. Трагедия о добром царе

    "...И мальчики кровавые в глазах..." Большинству из нас царь Борис Федорович Годунов (1552-1605) и ныне представляется таким, каким изобразил его в своей бессмертной трагедии А.С. Пушкин. Впервые в русской истории достигший высшей власти не в силу происхождения, не по праву принадлежности к правящей династии, но благодаря своему уму, способностям и умению управлять страной, Годунов много сделал для блага Отечества но в памяти поколений все равно остался жестоким убийцей несчастного царевича Дмитрия, последнего отпрыска династии Рюриковичей. Тень невинно убиенного царевича преследовала его всю жизнь и в конечном итоге стала причиной краха всех его начинаний и гибели его собственной семьи. Но был ли он причастен к тем преступлениям, в которых его обвиняют? Чего больше было в его царствовании - гения или злодейства? И насколько уживаются эти качества в одном человеке? Обо всем этом, а также об истории России на рубеже XVI-XVII вв. веков, в самый канун Великой Смуты, едва не погубившей Российское государство, рассуждает в своей новой книге известный историк, постоянный автор серии "Жизнь замечательных людей" Вячеслав Николаевич Козляков.

    ...

    Цена:
    619 руб

    Дмитрий Опарин, Антон Акимов Истории московских домов, рассказанные их жителями
    Истории московских домов, рассказанные их жителями
    Это рассказ о двадцати пяти жилых московских домах, построенных с XVII века по 1920-е годы. Каждая глава посвящена одному дому и состоит из исторического экскурса и воспоминаний жителей, сопровождается архивными документами, старыми и новыми фотографиями дома. Несколько лет автор текстов Дмитрий Опарин и фотограф Антон Акимов вели рубрику об исторических домах в журнале "Большой город". Когда рубрика закончилась, они продолжили собирать воспоминания жителей, искать старые фотографии и архивные документы, пробираться на чердаки и черные лестницы, фотографировать сохранившийся паркет и покрашенную в несколько слоев лепнину. В результате получилась эта книга....

    Цена:
    709 руб

    Майкл Бут Почти идеальные люди. Вся правда о жизни в "Скандинавском раю" The Almost Nearly Perfect People
    Почти идеальные люди. Вся правда о жизни в "Скандинавском раю"
    Самая нашумевшая нон-фикшн книга о Скандинавии. 
    Переведено на 6 языков 
    Продано 1 000 000 экземпляров 

    •  Почему датчане счастливы, хотя у них такие высокие налоги? 
    •  На что норвежцы тратят свое невероятное богатство? 
    •  Правда ли, что у финнов лучшая система образования в мире? 
    •  Неужели исландцы действительно так суровы? 
    •  Почему все они ненавидят шведов? 

    О КНИГЕ 
    Пока весь мир сходит с ума по "Хюгге" и идеализирует Данию, английский журналист Майкл Бут предпринял поездку через пять Скандинавских стран, чтобы развеять безупречный миф о Скандинавии и почти идеальных людях. Бут объясняет, кто такие настоящие датчане, шведы, финны, норвежцы и исландцы, исследует их причуды и недостатки и раскрывает темные стороны жизни. 

    • Бут убежден, что смысл слова "Хюгге" не в уютности и комфорте, а в удобстве, из которого исходит датский конформизм. 
    • На самом деле "любящие природу" норвежцы только и думают, на что потратить огромные деньги, полученные от продажи полезных ископаемых. 
    • "Сису" - сущность финского мужчины, это дух выносливости и мужественности. Если заглох автобус, дух "сису" диктует пассажирам, что нужно выйти и толкать его, не жалуясь на судьбу. 
    • Шведы любят демонстрировать, какие они "Лагом". Но при этом подслушивают случайные разговоры незнакомцев. 
    • 32 процентов исландцев верят в эльфов. В бога верят лишь 45 процентов исландцев. 

    ОБ АВТОРЕ 
    Майкл Бут - английский писатель и журналист, который пишет в основном о путешествиях и о кухне разных стран мира. Его статьи публиковались в целом ряде ведущих газет и журналов, включая The Independent on Sunday, Conde Nast Traveller, Monocle и Time Out, он сотрудничает как с британскими, так и с зарубежными изданиями. Бут прожил в Дании более 10 лет. 

    ОТЗЫВ 
    "Лучшая нон-фикшн книга о буднях Скандинавии". Афиша Daily

    ...

    Цена:
    391 руб

    Евгений Анисимов Петр Первый. Благо или зло для России?
    Петр Первый. Благо или зло для России?
    Реформаторское наследие Петра Первого, как и сама его личность, до сих пор порождает ожесточенные споры в российском обществе. В XIX веке разногласия в оценке деятельности Петра во многом стали толчком к возникновению двух основных направлений идейной борьбы в русской интеллектуальной элите - западников и славянофилов. Евгений Анисимов решился на смелый шаг: представить на равных правах две точки зрения на историческую роль царя-реформатора. Книга написана в форме диалога, вернее - ожесточенных дебатов двух оппонентов: сторонника общеевропейского развития и сторонника "особого пути". По мнению автора, обе позиции имеют право на существование, обе по-своему верны и обе отражают такое сложное, неоднозначное явление, как эпоха Петра в русской истории. Евгений Анисимов - доктор исторических наук, профессор и научный руководитель департамента истории НИУ "Высшая школа экономики" (Петербургский филиал), профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, главный научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН. Автор нескольких сотен научных публикаций, в том числе трех монографий по истории царствования Петра Первого....

    Цена:
    386 руб

    М. Гаспаров Занимательная Греция Занимательная Греция
    Занимательная Греция
    Замечательная книга Михаила Леоновича Гаспарова (1935–2005), выдающегося ученого и блестящего знатока античности, посвящена истории древнегреческой цивилизации. Военное искусство и политика, философия и театр, скульптура и поэзия, нравы и занятия древних эллинов, а также греческие боги и герои – эпоха Эллады во всем ее многообразии во многом повлияла на развитие новоевропейской цивилизации. «Поэтому лучше узнать древнегреческую культуру – это значит лучше понять и Шекспира, и Рафаэля, и Пушкина. И в конечном счете – самих себя, – пишет автор. – Нельзя ответить на вопрос : «Кто мы такие?», не ответив на вопрос: «Откуда мы такие взялись?»...

    Цена:
    157 руб

    Эдвард Станиславович Радзинский Все загадки истории
    Все загадки истории
    Княжна Тараканова, Казанова, Моцарт. Что общего между красавицей-авантюристкой, неутомимым сердцеедом и гениальным композитором? Они дети одного века - упоительного, Галантного века. И дети века двадцатого, их имена на названы, но все они узнаваемы. Их судьбы привлекали внимание современников и занимали умы их потомков. Их жизнь и смерть - череда загадок, которые История не спешит раскрывать. В книге Эдварда Радзинского - смелые авторские версии, оригинальные трактовки исторических событий. Занавес над тайнами приподнят......

    Цена:
    949 руб

    Система исторических знаний. 500 самых важных понятий.

    Интерактивный учебный аудио-курс «Система исторических знаний. 500 самых важных понятий» представляет 500 самых важных понятий в области истории, которые необходимы как студентам высших учебных заведений, так и профессионалам. Ясное понимание этих понятий и умение четко формулировать их смысл — залог успеха и авторитета в профессиональной среде.

    2013 Copyright © HistoryCenter.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    История в датах и событиях. Исторические факты, зарубежная и отечественная история, реформы, политика. Исторические источники, историческая география. Национально-государственное устройство. Реформы. Политика. Законодательство.
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
    Яндекс.Метрика Яндекс цитирования