Исторические факты, зарубежная и отечественная история.

Избраная рада и ее реформы

Содержание:  

Введение

Начало правления Ивана IV

Власть в руках Рады

Судебник и реформы управления

Особенности судопроизводства

Черты феодализма

Реформирование Церкви

Присоединение Казани

Начало разногласий

Внешняя политика

Перелом в отношениях Рады и Ивана IV

Заключение

 

Введение

Правительство Рады ознаменовало рождение нового равного другим европейским странам по силе и культуре государства Россия. Являясь примером правительства с точки зрения честности и бескорыстия оно создало предпосылки к утверждению сильной государственной власти, основанной не на самодурстве, а на Законе служащему на процветание русской нации и в итоге всего цивилизованного света. Обратим внимание на предысторию Рады...

После смерти Василия III в 1533г регентство приняла его жена царица Елена Глинская, делами ведала боярская Дума под ее присмотром. Впервые за историю России женщина обладала такой властью, но это было по закону. По началу во всем ей помогал ее дядя. Любимцем стал Иван Овчинно-Телепнев-Оболенский который, став править, прямо скажем, по варварски от имени царицы, заменил ей не только дядю, но и мужа. Иван уморил голодом в тюрьме брата царицы Василия, другой брат был удушен, начались репрессии на бояр и детей боярских за подозрение в сочувствии духовном и материальном брату Андрею, который, впрочем, от престола добровольно не отказывался. За несогласие с мнением Телепнева также были санкции в размере лишения свободы. Замечательно, что Иван внешнюю политику вел умеренно и удачно: в 1537г после успехов нашей армии он заключил 5-и летнее перемирие с Литвой при условии передачи нам 2-х крепостей, непрекращающиеся набеги татар отражались успешно.

В 1538г Елену отстранили от власти, а Ивана уморили голодом в тюрьме, митрополита покровительствовавшего им заменили. К власти пришли Шуйские, но уже в 1540г главу правительства Ивана Шуйского заменили Иваном Бельским, который сменил курс реформ и решил Шуйских не преследовать, а Пскову даже возвратил самосуд. Набег крымского хана тогда же был успешно отражен. В 1542г Иван Шуйский при поддержке ряда бояр сверг Ивана Бельского и удушил, а митрополита опять поменяли. Но скоро из-за болезни Шуйский отошел от дел и правление передал родственникам Ивану и Андрею Шуйским плюс Федору Скопину-Шуйскому. Ивану IV в 44г исполняется 14 лет и царевич стал выходить в народ конно и пешно с шашкой наголо, которой не приминал помахать на прохожих, а то и залезет на колокольню, кошек, собак скидывает и потешается их мукам. Рос он под влиянием дядьев по матери Юрия и Михаила, митрополит Макарий встал на его сторону также. Детство Ивана проходило в унижении со стороны правящих бояр и одновременном напоминании о его величии от бога и даже неуязвимости, со стороны опекунов. К некоторым из окружения он успевал привязываться, но бывало их ссылали или убивали, как Андрея и Федора Шуйских. Сам он был впечатлителен, а нервы имел слабые, и часто долго терпел, а затем разом за все мстил. Воспитывался он как царь, которому нет суда, по мнению Глинских, что в дальнейшем дало себя знать.

Начало правления Ивана IV

В 1547 он венчан на царство шапкой Мономаха, цепью и другими атрибутами царской власти, что было скопировано у византийских императоров, роль которых после падения Константинополя(1453г) переняли русские Великие князья. В том же году он женится на Анастасии, но к делам он не приступил, а продолжал кутить. Этот год стал для Ивана роковым. В Москве появляется блаженный (в одежде Адама) и плачет на колокольню. На следующий день с нее падает колокол, что являлось знаком большого бедствия для народа. И действительно Москва загорелась, а ветер, который неожиданно поднялся, быстро разнес пламя по деревянным крышам. Тогда сгорело чуть не пол Москвы и погибло много жителей, среди которых было немало детей. Многие остались без крова и слонялись по улицам. Противники Глинских: брат царицы Анастасии Григорий, протопоп Благовещенского монастыря Бирлин, князь Скопин-Шуйский и другие, пошли на хитрость, обвинив (пустив слух) будто Глинские колдовством подожгли Москву. Народ был и так не доволен могуществом Глинских, которые пристраивали многих не московских из Южных земель и северской земли, у которых был явный акцент. Обвинили Анну Глинскую и ее детей. Юрий ничего не знавший подошел посмотреть на толпу и она достав его из церкви убила. Досталось также и ставленникам Глинских, а также всем с акцентом. Иван IV отдыхал в Воробьеве, а толпа решила что Анна Глинская и ее сын Михаил там и двинула туда. Царь жутко перепугался и впал в растерянность, забыв о неуязвимости. В самый интересный момент появляется Священник из Новгорода Сильвестр в монашеской рясе. Он произвел сильное впечатление на и без того подавленного Ивана, сказав все, что думает о его неправом царствовании, представив волнения как кару божью и дополнив речь парой трюков, он всецело завладел доверием и сердцем молодого царя, который почти 2 года был в “прострации” и шаг боялся сделать без благословленная Сильвестра.

Власть в руках Рады

Окружение царя резко сменилось, по инициативе Сильвестра приближены к власти не сколько знатные сколько честные люди. Таким стал и новый друг Ивана Адашев, который оказался, среди прочей челяди, с которыми Иван развлекался, ангелом. Адашев был на редкость умным, честным и высоконравственным, хотя и незнатным. Приближались люди, у которых прежде всего были интересы общие, им раздавались поместья и вотчины. Этими перестановками всецело заправляли Сильвестр и Адашев. Так образовалось неофициальное правительство “Избранная рада” , в которое входили Сильвестр, Курбский, митрополит Макарий, Воротынский, Вусковский и др. Влияние Сильвестра распространялось даже на личную жизнь царя, о его характере можно судить по написанному Сильвестром для сына Домострое. Сам же Сильвестр был благочестив и помогал очень многим в жизни, например не мощным и больным, и, несмотря на сан, был женат. Впервые в 1549г был созван Земский собор, который проходил на площади и состоял из выборных со всех земель и всех сословий. Царь предстал в центре в окружении митрополита и духовенства, а также боярской думы, кланялся народу, и начал речь раскаянием и обвинении бояр в злоупотреблении, зареканием больше так не делать. Адашев был назначен в окольничие рассматривать челобитные народа. Избран был на нем же состав “судей правдивых” , которые будут работать над судебником.

Судебник и реформы управления

Судебник 1550г объявлял закон единственным источником права. Впервые был определен порядок издания и опубликования законов. В нем прослеживается стремление оградить народ от произвола местных властей и судей, а также примечательно для того времени разделение властей, т.е. двоевластие и двоесудие: дела могут быть государственные и земские, так поход на Казань- земское, а женитьба царя- государское. Служба может быть государева (охрана) , а может быть и земская. Государственное правосудие и управление сосредотачиваются в Москве, где существуют чети и приказы, к которым приписаны русские земли. В них судят бояре и окольничьи, дьяки ведут дела, а у последних есть подьячие. До этого существовали: Дворец, ведовший землей, и Казна, являвшаяся финансовым центром. Затем появились вместо Казны приказы: Поместный, ведавший раздачей земли, Разрядный, занимавшийся учетом военных и их жалованием, Разбойничий, Посольский и Челобитный, ведущий жалобами, а также территориальные приказы, например Казанский. А в 1552г создана дворовая тетрадь, в которой содержались данные о 4000 служащих государственного двора, из которых назначались воеводы, дипломаты и т.д. В областях судебное и административное деление осуществляется на города и волости. Города (посады) представляли особое управление и посадские ремесленники отличались от волостных. Волость представляет собой несколько земледельческих сел. Город с волостями составлял уезд, который делился на станы в полицейском отношении. Уезд заменил землю. В городах заправляли наместники, в волостях волостели, которые могли судить подобно боярам в своих вотчинах, хотя и не везде. Они состояли на кормлении, где суд был доходной статьей. Где они не могли управлять, туда посылали доверенных. На судах наместников присутствовали дьяки и всякие приставы. Наряду с этим государственным судебным механизмом существовал выборный народный. Его представителями в городах были приказчики и дворские, а в волостях старосты и целовальники. Старосты были 2-х типов: выборные полицейские и выборные судебные. Общество было поделено на сотни и десятки и выбирало себе: старост, сотских и десятских. Они занимались раздачей повинностей и вели перепись населения. Старосты и целовальники, которые должны были присутствовать на судах наместников и волостелей, выбирались волостями и городами без дворского. У наместников и волостелей были свои дьяки, у старост земские дьяки, занимавшиеся письмоводством, а у них земские подьячие. Важные уголовные дела передавались губным старостам, избранным уездом из детей боярских, в то время это был лишь разбой. В некоторых уездах было даже 2 губных старосты из-за разгула разбоя и их суду равно подчинялись все. Народ всячески ограждался от произвола местных и в случае жалоб на наместников или волостелей те подвергались суду.

В судебнике планировалось постепенно устранить земство от суда наместников и волостелей, а также заменить отдачу им городов и волостей в кормление. В 1550г детям боярским активно раздавали в поместья, чтобы так заменить кормление, которое в 1556г было отменено. Это сильно увеличило военную силу. Тогда же образовались стрельцы, которые составляли особый венный класс, живший слободами и делящиеся на приказы. Уставные грамоты того времени доканчивали дело Судебника и давали перевес в суде выборному началу. Видно, что прежде наместники и волостели судили произвольно, но при Иване IV появляется ряд грамот, в которых обязанности волостелей определяются иначе, как и их доходы, а в 1551г согласно Судебнику волостелям запрещалось судить без присутствия старосты и целовальников. Постепенно управление наместников и волостелей заменялось самоуправлением и самосудом посредством выборных за определенную мзду царю. Например, такие права в 1552г получила Важская земля, жители которой жаловались на коррумпированность местной власти и просили позволить избрать 10 судей вместо наместников, а за это ежегодно выплачивали бы 1500 рублей. Так там наместников заменили земские старосты или выборные, а за теми в суде присматривали целовальники (свидетели в суде и участники) . Управление в том краю поручалось сотским, десятским и пятидесятским, которые наблюдали за благочинием и арестовывали, в общем выполняли жандармские функции. Далее такие права обрели многие уезды, а в 1555г эта мера стала всеобщей, т.е. суд наместников и волостелей заменил суд выборных, а за это дань платилась, хотя серьезные уголовные дела оставались за губными старостами, которые стали главами уездных администраций. Выборное право суда развивало общественное движение, т.е. сходбища на которые присылали своих представителей все сословия, а председателем на сходбищах был губной староста. Каждый мог и должен был высказаться, указывая на “лихих людей” и предлагая меры. Дьяки вели протоколы таких речей.

Особенности судопроизводства

Важное значение приобрел в те времена обыск, который определял способ суда: если он показывал, что подсудимый дурного поведения, то его подвергали пыткам. Если преступник указывал на кого-либо, как соучастника, то того тоже подвергали обыску, и если решали, что тот хороший, то преступнику не верили, иначе пытали. Обыск также являлся порой единственным доказательством в запутанных делах. Судебник также допускал “поле” , но обыск все чаще его заменял. Естественно обыск мог производится со злоупотреблениями и поэтому если они имелись то жестоко наказывались наравне с разбоем, т.е. смертной казнью, например лжесвидетельство. Наказывались и старосты с целовальниками, если не проявляли объективность. Интересно, что бояре и дети боярские отвечали за ложные показания, по обыску, своих подчиненных. После падения господства рады значение обыска пало, хотя его форма сохранилась, т.к. одобренных по обыску пытками вынуждали к любым показаниям. К пытке тогда не причисляли правежа, т.е. когда должника в определенное время всенародно били палками по ногам (за 100 рублей- 1 месяц) , затем отдавали заимодавцу на отработку. Значение тюрьмы закрепилось как карательное. Широкое распространение получают членовредительные наказания, служащие не только для устрашения, но и для помечивания преступника. Важным моментом выборного судопроизводства была его бесплатность. Характер судопроизводства того времени отличается духом общности, намерением утвердить общение и инициативу. Вообще-то это было не ново, и люди знали, чего хотят, как в Новгороде.

По судебнику люди делились на духовных, служилых и неслужилых. Служилые подразделялись на высших (князья, бояре, окольничие, дети боярские) и низших (простых солдат, ямщиков, всякие казенные служители- пушкари, кузнецы, воротники) . К неслужилым или земским относились: купцы, посадские и волостные крестьяне. Служилые высшего разряда занимали высокие должности, владели земельной собственностью, имели преимущество в суде и наказании. Бояре, окольничьи, дьяки освобождались от торговой казни. Сословия четко прослеживаются в размере бесчестья: боярин- 600руб, дьяк- 200руб, дети боярские- по доходу, первостатейный купец- 50руб, посадский- 5руб, волостной- 1руб (если на должности, то как посадский) . Интересно, что женщинам платилось в 2 раза больше чем мужчине, но им и сложнее было подняться по социальной лестнице. Иски на сумму большую дохода истца или ответчика не допускались, а руководством служили писцовые книги.

Черты феодализма

Старое значение бояр как землевладельцев еще удерживалось, хотя слово боярин имело смысл сановника. Вотчины были боярские и монастырские, и еще новгородских землевладельцев. Земельные владения делали военную службу обязательной. Все земледельцы, кроме новгородских, не владели землей как частной собственностью, так черносошные пользовались ей на правах общинных владений. Крестьяне снова могли переходить с земли на землю в Юрьев день, но Судебник дополнил новыми пошлинами и увеличил размер пожилого. Число холопов стремились уменьшить. Так отменялось правило, что поступивший на службу к хозяину без ряда становился его холопом. Детям боярским запрещалось продаваться в холопы, но в дальнейшем разрешили тем, кто еще не перешел на действительную службу. Судебник запрещал отдаваться в холопы за рость, и следовательно, предотвращал случаи порабощения из-за нужды. Впрочем, неоплатный должник после правежа отдавался в холопы, но для выплаты суммы не превышающей 15руб. Кроме того, при отдаче в холопы выборные судьи делали об этом доклад царю. Беглый холоп не возвращался сразу хозяину, а ему предлагали прежде заплатить долг, и если решительно не мог, возвращали.

В 1550г появляются распоряжения об отмене местничества: т.е. должность стали давать не по сословному признаку, как в армии, так и в свету. Но в 1551г появляется распоряжение, устанавливающее разницу воевод между собой, т.е. назначение воеводой, принимая во внимание службу отцов. Эти противоречия указывают на разногласия в правящей верхушке. После господства Рады местничество вновь обрело полную силу. Выборное земское начало бурно развивалось в тот период, но когда происходили ссоры между волостями и частными лицами, и волости обращались с жалобой царю, то царь возлагал разбирательство на лиц, которых выбирали не посадские и крестьяне. Также было и когда волостные крестьяне тягались между собой, и когда малые деревни, не будучи в состоянии противостоять большинству, обращались за помощью к суду наместников. Вообще у крестьян в то время интересы представляла община, которая также сдавала налоги, а не конкретные лица. И люди, управляющиеся выборными, находились под властью царских чиновников по государственным повинностям (посошная служба, городовое дело) .

Реформирование Церкви

В 1551г состоялся Собор Русской церкви по пересмотру порядков церкви, ее управления и обычаев. При открытии собора Иван IV говорил длинную речь, опять каялся и приглашал помогать в управлении как духовных так и светских. Церковь Иван тогда сильно почитал и даже доверил ей рассмотрении дел земского устройства. Акты этого собора дошли до нас в 100 вопросах- ответах и потому этот собор наименован Стоглавым. Тогда управление в церкви было очень схожим с мирским наместничеством и владыка в монастыре напоминал удельного князя. У него был совет из собственных бояр, управлявших и судивших в епархии. Его судьями были его же наместники и десятильники, а при них, как в земстве, недельщики и доводчики. Белое духовенство и монастыри были обложены множеством пошлин, например летняя и зимняя дани, въезжее, перехожая куница и. т.д., от которых некоторые освобождались по велению владыки. Владыки раздавали свои земли в поместья, эти земли переходили от владельца к владельцу не по наследству, а по воле архиерея. Дети боярские, на его земле, служили владыке и одновременно царю. Суда у них было 2: духовный (вера, благочестие) для духовенства и мирян и мирской над лицами, исключительно находящимися под опекой церкви. Как суд, так и управление в церковном ведомстве, страдали большими злоупотреблениями. Бояре владыки, дьяки, десятильники всеми средствами притесняли сельских священников. Собор не отменил суда бояр, т.к. это была традиция, но учредил из священников старост и десятских, которые должны были присутствовать на суде десятильников, плюс на эти суды допускались еще земские старосты и целовальники вместе с земским дьяком. Всякое дело писалось в 2-х экземплярах и одна сторона проверяла другую. Избираемые старосты и десятские из священников должны были присматривать за церковным благочинием. Они же доставляли к владыке все поборы. Дело дошло и до книг: они издавна переводились и греческого и отчасти с латыни, переписывались и продавались. Как переводы, так и переписки исполнялись плохо, а все письменное без разбора относили по невежеству к церкви, в том числе и ересь, что вносило путаницу. Собор установил духовную цензуру, доверяя ее поповским старостам и десятским, которые могли забраковывать книги, не допустив до продажи, а книгописцы состояли под их надзором. Собор постановил завести училища и поверил их устройство избранным духовным, которые должны были открывать училища в своих домах. Вопрос об иконописи был также затронут, т.к. замечены были большие злоупотребления и постановил утвердить особый класс иконописцев, под надзором святителей, а кроме них иконы чтоб никто не писал. Тогдашние монастыри были особой заботой. Наделенные селами и имеющие большие доходы они представляли подобие рая для своих начальников. Архимандриты и игумены окружали себя родными, превращая монастырское достояние в выгодный бизнес. Родня селилась в монастырях, настоятель раздавал им села, посылая в качестве приказчиков. Управление монастырским имением осуществлялось не старцами, а произволом настоятеля. Монахи также находились в его безусловной власти, как и священнослужители монастырских сел. Они могли терпеть нужду, находясь в ведомстве очень богатого монастыря, т.к. не имели права претендовать на его доходы, хотя настоятели жили в роскоши. В редких монастырях держался порядок и благочестие, как подобает: трапезы были скромными лишь у бедняков питавшихся со стола властей.

Нередко люди уходили в монастырь доживать, отдавая все состояние его стенам и терпели там лишения и унижения. Те же, что уходя оставляли за собой что-то в миру, пользовались почетом. В монастырях гнали вино, варили пиво, устраивали пиры. Нередко в монастыри приезжала знать, чтобы отдохнуть и поразвлечься в то время, как настоятель угождал им и выпрашивал пожертвования. С женским полом было все в порядке, нередко монахи обоих полов сожительствовали, а по двору бегали дети мужского пола. Многие уходили из монастыря из-за деспотизма и разврата настоятелей окружения и бродяжничали, но в других монастырях их принимали неохотно. Некоторые находили убежище в мирских церквях, построенных богатыми для себя и таких церквей было множество, но большинство из них пустовало. Часто бродячие монахи и в особенности монашки промышляли пророчествами и видениями, ходя по деревням в голом виде и изредка впадая прилюдно в транс, а спиртное в этом помогало. Бывало бродяга чернец строил маленькую церковь, собирал ругу на ее содержание, а затем ее пропивал. При невежестве духовенства богослужение проходило непристойно, в особенности заутреня и вечерняя, одновременно читали канон и кафизмы, причем делалось это машинально. При этом духовные позволяли себе во время служения быть пьяными, ругаться, а иногда и драться. Естественно, это не добавляло уважения к церкви, и миряне находились в храме в шапках, громко болтали, смеялись, ругались матом. В поминальные дни церковь становилась подобием рынка: туда приносили яйца, калачи, пироги, печеную рыбу, кур и блины. Попы брали все это в алтарь, а иногда ставили на жертвенник. В монастырях настоятели, ожиревшие от изобилия, не священнодействовали, монахи пьянствовали и по неделям не было службы.

Собор решил это исправить. Он запретил держать в монастырях вино, кроме фрязских вин, запретил совместное проживание монахов и монашек, наказал отчитываться письменно по доходам и расходам. Издал постановление против пустынь, и было велено эти пустыни соединять вместе, подчинять монастырям или просто уничтожать. Собор установил предел церковных вотчин, хотя существующие земли были оставлены за владыками, и церковь не могла получать новые земли без согласия царя. Все вотчины отданные боярами после смерти Василия III изымались в пользу государства. Видно, что порядки и обычаи тогда были не стандартизированы жестко и поэтому имело место некоторое варьирование, так кое-где не погружали в воду при крещении, а всего лишь обливали. В крестные должен был идти только один человек, а не двое разных полов. Жениху должно было быть не менее 15 лет, а невесте не менее 12 лет. Языческий обычай наговаривания, применялся к обрядам: просфирни наговаривали на просфоры и тем приписывалась лечебная сила, подобно тому в великий четверг приносили в церковь соль, которую священники клали под престол и держали до 7-го четверга по Пасхе: и приписывали ей лечебную силу для скота. Эти и другие языческие обряды, такие как гадания и астрология, были запрещены Стоглавым собором. Собор боролся с весьма распространенными в то время языческими обычаями, например, на поминках народ сходился на кладбище, пел там и танцевал вместе со скоморохами и музыкантами, а также пьянствовал. Таким веселым днем в особенности являлась суббота перед пятидесятницею, а в великий четверток был обычай “кликать мертвых” , когда жгли солому, а также клали труть в разрез палки, поджигали с обоих концов, клали в воротах или раскладывали там и сям возле рынка и перескакивали через это с женами и детьми. В празднество купалы, как и канун рождества христова, а также Понедельник Петрова, устраивались пляски и веселья, а в последний ходили в рощу и... Запрещая эти праздники, собор вообще запрещал увеселения в любых формах, как то шахматы, карты, гусли, сопли, дудки, театральные представления и пляски женщин. Стоглавый собор узаконил выкуп русских, попавших в плен к татарам, раньше их выкупали армяне, греки, турки и перепродавали нашим. Издержки на выкуп легли на бремя народа в виде всеобщего налога. Про Стоглав мы знаем немного, т.к. то что дошло из списков датировано XVIIв, а в них есть противоречия, например постановление о сугубой аллилуйе скорее включено раскольниками, потому как председатель собора Макарий придерживался тригубой аллилуйи.

Присоединение Казани

Покорение Казанского царства было одной из важнейших задач внешней политики, т.к. теперь оно было в руках врага Сафа-Гирея и допекала русским хуже Батыя убивая, сжигая и уводя людей. Кроме того, плодородные волжские земли и волжский торговый путь были очень заманчивы, правда, первые походы на Казань окончились неудачей: 47-48гг, 49-50гг. Набеги были варварски жестоки: выкалывали пленникам глаза, рубили руки, ноги и уши, а также носы, а иногда вешали за ребра на гвоздях. Русских пленников в Казани было много и они продавали их толпами как скот восточным купцам, приезжавшим для этого в город. Политическая обстановка в Казани была неустойчивой. В 1546г его сместил Шик-Алей, освобожденный из заточения Еленой Глинской, но тот долго не задержался и Сафа вернулся. Тот спустя непродолжительное время упился, ударился об угол и умер. Царем Казани стал его сын Утемш-Гирей под регентством матери Сююн-Беки. В 1551г началась подготовка к решающему походу. Русские построили близ Казани (в 60км) крепость Свияжск всего лишь за месяц, а затем покорили горную Черемису, т.е. чувашей- смирный земледельческий народ на правом берегу Волги прежде находящийся под властью Казани. Казанцы, раздраженные активностью русских, отдали Сююнь-Беку с сыном и отпустили часть пленных русских, а Шиг-Алея вернули на трон в надежде возврата чувашей, конечно, возврата не последовало. От Шига народ требовал возврата прежних пределов царства, а он, узнавши о путче, уладил его, убив зачинщиков при помощи стрельцов и казанцы пошли жаловаться в Москву и в Казань прибыл Адашев. Шиг признался Адашеву что в городе ему небезопасно, потому что он не только нагрубил казанцам, но и пообещал вернуть чувашей. Адашев пояснил, что чувашей не отдадут, т.к. посему бог решил, а пленных русских те еще держат, что не по условию. Шиг предложил свой побег, и Адашев посоветовал ему прибегнуть к помощи русских войск, но Шиг заявил, что свой народ не предаст и лучше, если что, с боями отступит. Адашев уехал. А казанские князья прибыли в Москву и предложили нашему посадить в Казани наместника вместо Шиг-Алея. Царь согласился. Адашев вернулся в Казань подвинул с престола Шиг-Алея и отбыл в Свияжск, объявив что в Казань прибудет царский наместник. Казанцы прикинулись согласными, но когда после им сообщили, что наместником будет князь Семен Микулинский, они заперли город, не пустили наместника и пригрозили взять Свияжск. Все раскольники в Казани примирились, сплотились и встали на защиту веры. Даже чуваши примкнули к Казани от радости правления русских. В город прибыл царевич Едигер с 10000 воинов. В Москве решили идти с большим ополчением в 100000 воинов и ликвидировать Казань как царство и принудили Ивана IV последовать с ним. Крымский хан Давлет-Гирей хотел помочь казанцам, но был отбит у Тулы. В 1552г русские осадили Казань, гарнизон которой насчитывал около 30000 воинов, деревянными турами, 100 пушками и 150000 воинами, а с тыла на нас нападали чуваши и черемисы в то время, как казанские колдуны с успехом насылали ливень, превращая землю в болото. Русские не лыком шиты, послали в Москву за чудодейственным крестом, с частичкой “животворящего древа” . Через 12 дней оно прибыло и войско поднялось духом. Исход осады решил немецкий инженер-подрывник. И так спустя 2 месяца осады русские ворвались в крепость и взяли ее. Иван IV, не участвуя в сражении, торжественно въехал в покоренный город полный трупов. Пленный Едигер признал поражение и решил креститься. В крепости было найдено несколько тысяч пленников христиан, не отданных по договору. Черемисы и Чуваши поклялись платить ясаки. Бояре старались удержать Ивана в Казани всю зиму, для присмирения разнородцев в обширных казанских владениях: мордву, чувашей, черемисов, вотяков и башкирцев. Но Иван впервые не согласился, Анастасия была на последних днях беременности, и он сильно хотел домой. Шурья поддержали его в порыве, и тогда произошло первое столкновение их с боярами. Иван не только уехал, но распорядился направить конницу, против мнения бояр, осенью по такой дороге, на которой пропало большинство лошадей. Царица родила сына, царь Едигер принял крещение, как и несколько казанских князей. В память завоевания Казани был заложен храм Василия Блаженного. Покорение Казани подчинило русским значительное пространство на востоке до Вятки и Перми, а на юге до Камы и открыло путь дальнейшему продвижению. Русь еще несколько раз боролась с восстаниями татар и черемисов, но уже в 1553г была учреждена Казанская епархия, послужившая залогом господства русских. Первым архиепископом стал игумен Гурий. Началось строительство церквей, монастырей, заселение русскими.

Начало разногласий

Царь уже чувствовал недовольство своей зависимостью, и иногда он его проявлял: сказал как то даже опекунам, после покорения казанского царства:” Бог меня избавил от вас” . В 1553г Иван заболел горячкой и написал завещание, в котором объявлял младенца Дмитрия своим прямым наследником. Но многие бояре отказались присягать, т.к. не хотели попадать под власть Захарьиных, которые управляли бы от имени младенца, а горький опыт уже имелся. Спор между боярами шел горячо и среди отказавшихся был двоюродный брат царя Владимир Андреевич, и это дало право царю трактовать отказ от присяги бояр, как тайное намерение после его смерти возвести на престол Владимира. На следующий день царь призвал бояр и обратился к присягнувшим:” Не дайте боярам извести моего сына, бегите с ним. А вы Захарьины чего испугались, думаете, бояре и вас пощадят?” После таких слов все бояре один за другим присягнули, как и Владимир Андреевич. Владимира обвинили, что когда царь лежал больной, тот раздавал жалование своим детям боярским. Бояре, не любившие его, стали подозревать, и решили не пускать к больному государю. За Владимира заступился Сильвестр и этим подготовил в дальнейшем враждебное отношение к себе со стороны Ивана. Иван, как ожидали, не умер, но выздоровел и сделал вид, что ничего не помнит, но затаил большую злобу на потенциальных “изменников” . Люди как Иван IV не уверенны в начале, но когда уверены в удаче то идут нагло как танки. Чем дольше сдерживается их стремление страхом, тем сильнее они будут, уверовши в себя. Иван уже ненавидел Сильвестра как и Адашева и не доверял приближенным как раньше, не любил бояр, и тоже не доверял им. У него все еще были ясны воспоминания о пожаре в Москве, когда рассвирепевший народ не церемонился с родней государя и недалек был от посягательства на сохранность его величества. Иван не был уверен, что с ним не сделают чего-либо дурного, если он пойдет против опекунов. При этом Сильвестр умело внушал ему богобоязненность и оперировал волей царя, что позже подтверждал сам Иван. Бояре же не проявляли более непокорности и даже когда один из них резко высказался против присяги, его поймали, и бояре осудили его на смерть, правда Иван заменил наказание ссылкой, не без участия Сильвестра.

Он еще несколько лет повиновался Раде, хотя все более их ненавидел. По выздоровлении он с женой и ребенком отправился в круиз по монастырям и в конце хотел доехать до Кирило-Бело-озерского монастыря. У троицы жил знаменитый тогда Максим Грек. Иван посетил его, и тот сказал царю, что не одобряет путешествия по монастырям, Максим подчеркнул, что бог везде, а угождать ему надо на престоле. Это было сказано в согласии с Радой, т.к. они боялись, что царь, скитаясь, наткнется на Осифлян, умевших льстить царственным особам и щекотать их дурные склонности. Максим предрек, что если Иван продолжит паломничество, то потеряет сына. Продолжая странствие, в Песношском монастыре он встретил бывшего воломенского владыку Вассиана- осифлянина, бывшего некогда в почете при Василии III. Тот поговорил с ним и объяснил, что быть настоящим царем значит быть полным самодержцем, а держать близ умнейших означает повиноваться их воле, и следовательно быть на престоле не крепко. Ивану понравились такие мысли, тем более они во многом совпадали с его собственными, и послужили ему оправданием дальнейших действий. Предсказание Максима сбылось, и Иван теряет сына, что позволило Избранной Раде еще некоторое время править государством от имени царя, трактуя несчастье как кару за непослушание.

Внешняя политика

Московское государство укрепляет международный авторитет, поддерживая отношения со Швецией, Данией, итальянскими городами-государствами. В России побывали послы Индии и Ирана. В 1547г саксонцу Шлитту поручили пригласить из Германии людей науки и искусства для перенятия их культуры и следовательно, для обогащения своей. Выполнить поручение не удалось, т.к. Ганзейский союз и Ливонский Орден не пустили ученых (123 человека) , задержав близ границы, а Шлитта посадили. В 1553 английский корабль “Эдуард Бонавентура” под командованием Ричарда Ченслера подошел к северным берегам России (посад Неноксы в устье Двины) , открывая путь в Китай и Индию через север. Англичан приняли радушно, и позволили приезжать для торговли. В Англии образовалась “Русская компания” для торговли с нами, Персией и другими северными странами. Ее правление состояло из говенора Кабата и 28 членов правительства, выбираемых ежегодно. Она получила право покупать земли здесь, но не более чем на 60 фунтов в год, иметь самосуд, строить корабли, нанимать матросов, противостоять иностранным конкурентам (своим например) . В1555г Ченслер снова прибыл в Москву, но уже как посол, и выпросил беспошлинную торговлю через Архангельск, право строить дворы в Холмлгоре и Вологде, а в Москве ему был подарен двор. Никакие чиновники не могли вмешиваться в их дела, кроме царского казначея, могущего судить спор между нашими и англичанами. Вместе с Ченслером в Англию отправился наш посол Непея. У берегов Шотландии корабль потонул, но Непея добрался до Англии и был принят королевой Марией с особыми почестями. После с Англией поддерживались только дружеские отношения, и каждый год приходили английские корабли с товарами. Пустынные берега Северного моря начали обживаться. Деятельность компании превратилась в монополию со всеми прелестями для русских. Такое общение можно назвать переломным в культуре Руси.

Мы расширяли территории за счет татар. Покончили с Астраханью, раньше оно было у ногайских князей. В Астрахани царем был Ямчурей, друживший с Девлет-Гиреем и оскорбивший русского посла. За это в 1554г было направлено в Астраханское княжество войско, которое изгнало Ямчурея и, посадили там другого ногайского князя Дербыша, оставив войско при нем. Дербишь через год при поддержке Девлет-Гирея начал войну, но в 1556г русские, находившиеся в Астрахани разбили и прогнали Дербиша, царство было присоединено к Москве, а туда назначены наместники. Это дало России степи Поволжья плюс всю Волгу.

Оставался Крым. Иван понимал, что за спиной Крыма стоит Османская империя и поэтому не спешил с военными действиями, ограничившись строительством засечной черты из лесных завалов. Удачи мероприятия завоевания Крыма сильно мешали розни советников Ивана: Сильвестр, Адашев, Курбский и некоторые другие были мнения, обратить все внимание на Крым, и не разбрасывая силы, уничтожить Крымское царство, как Казанское и Астраханское. Но представилась возможность расширения на запад: Ливонский орден был в стадии разложения, немцы отвыкли от войны, порабощенные чухонцы и латыши не против были Москвы как вообще, так и в частности. Иван колебался между тем и другим и решился на оба сразу, хотя ближе был к западу. Обстоятельства в Крыму благоприятствовали завоеванию. В союзе с Москвой были днепровские казаки, с предводителем Дмитрием Вишневецким. Вишневецкий хотя и считался поданным Великого Литовского князя и польского короля Сигизмунда-Августа, не придерживался такого мнения и действовал вопреки их указам. В Крыму же погодные условия не благоприятствовали нормальному существованию: свирепствовали холод, голод, засуха, падеж скота. В 1557 казакам, из Москвы был прислан дьяк Ржевский с отрядом, который воссоединился с 300 казаков, разорил Ислам-Кермень и Очаков, разбил татар и турок, помогавших им. После Ржевского Девлет-Гирей пошел с ордой на Вишневецкого, который окопался на острове Хортице. Вишнецкий 24 дня отбивался от хана и отбился. В 1558г члены Избранной Рады во главе с Сильвестром убеждали Ивана идти на Крым всей силой во главе войска, описывая ливонскую войну как варварскую, где не щадили ни старых ни малых, где татары, распущенные по ливонской земле под началом Шиг-Алея, издевались над немцами, а Ливонию называли обижаемой вдовой. Царь как обычно колебался, но импонировал противникам Сильвестра, хотя и не хотел рвать отношений с кружком Сильвестра. Иван подарил Вишневецкому город Белев и принял на службу, но отдал Черкассы и Канев, не желая принимать в подданство Украины и ссориться с польским королем. Он отправил брата Адашева Данилу с 5000 отрядом на Днепр против крымцев для содействия Вишневецкому и войск более не посылал. Черкесские князья, доставшиеся Москве после завоевания Астрахани, собрались громить владения Девлет-Гирея с востока. В Крыму, к тому же, поднялась междоусобица: недовольные Гиреем Мурзы хотели его свергнуть и возвести на престол Тохтамышь-Гирея. Тохтамыш после не удавшегося покушения бежал в Москву. Данила Адашев спустился на судах по Пселу, по Днепру, вошел в море и разгромил западный берег Крыма, черкесские князья завоевали Таманский полуостров. Весь Крым был поражен напором русских. Новых сил на него послано не было, и этим все и ограничилось, хотя имелась реальная возможность догромить Девлет-Гирея, но момент был упущен. Тогда даже значительная часть населения в Крыму была христианами, потомки которых приняли мусульманство, и лучше придумать трудно, но... Крымский вопрос еще более разделил Ивана и Сильвестровский кружок, их влияние все упадало.

Ливонская война(1558-1583) велась против желания многих, но многие из них исполняли долг с честью и проявляли героизм. Предлогом для нее служили недопуск немецких специалистов и невыплата дани за Дерпт. Рыцари терпели поражение за поражением, города сдавались один за другим (Нарва, Феллин, Мариенбург, Дерпт) . В 1559г Ливонский орден, во главе с магистром Кетлером, заключил союз с польским королем Сигизмундом-Августом (Сигизмундом II) , по которому отдавал ему свои владения просил помощи в войне. Это подготовило столкновение с Польшой. В 1560г Сигизмунд-Август писал Ивану, что должен будет защищать страну, отдавшуюся ему в подданство. Иван же ответил ему высокомерно, назвав ливонцев изменниками, и требовал чтобы Сигизмунд вывел армию из Ливонии. Русские тем временем успешно вели войну, в которой геройствовали Адашев и Курбский. Соединенные польско-литовские войска представляли большую силу и последней крупной победой русских стало взятие в 1563г Полоцка. Если военные действия первой трети XVIв носили характер походов, а не войн, то тепеть русская армия воевала беспрерывно с 1549г, что было очень обременительно для народа.

Перелом в отношениях Рады и Ивана IV

В московском правительстве произошел перелом, в котором видную роль сыграли Захарьины, внушившие Анастасии вражду к Сильвестру, а Ивану мысли о рабской зависимости от Рады. Кроме того, царя убедили, что Сильвестр черный маг, и что он завладел его волей. Сторонники сознались, что Сильвестр обманывал царя, представляясь богоугодником чудотворцем, но делал это лишь в государственных интересах. Царь же был доверчив врагам рады, т.к. суеверен был. Сильвестра не любили многие при царе за его проницательность, мешавшему им, брать безвозмездно посулы и богатеть. В 1559г зимой Иван с больной женой совершает снова паломничество по монастырям и в это время происходит какая-то крупная размолвка между ним и Сильвестром с Адашевым, связанная опять-таки с его путешествием и принесением там благочестивых обетов. Сильвестр, овдовев, уезжает по собственной воле в далекий монастырь, а Адашев возвращается на фронт. С уходом Сильвестра из политики время Рады было сочтено. Анастасия, конечно, оказала большое влияние на царя в их размолвке, ее даже сравнивали с Евдокией, а Сильвестра с Иоанном златоустом. Примирение осложнилось в 1560г смертью царицы, перепугавшейся пожара и без того тяжело болевшей, а после пошедшей на ухудшение. Царь был в отчаянии, народ считал Анастасию святой, т.к. та занималась благотворительностью. Он не взлюбил Сильвестра еще больше, потому как отношения между ним и покойной царицей были напряженными. Противники Сильвестра, не преминули, упрекнуть его в порче на царицу. Он и Адашев попросили у царя суда над собой по этому делу, но царь, испугавшись то ли правды, то ли колдовства, то ли просто желавший избавится от опекунов, ограничивавших его власть, и знавший о народной любви к ним, в Москву их не пустил. Противники Рады, видя колебание царя, объяснили ему, что де чувства внушенные ими, противниками, истинные, и что он только сейчас прозрел и обрел власть свою по закону. Противниками были не только бояре и шурья, но и священники думающие о личном достоянии, такими оказались Осифляне: Вассиан, уже знавший царя лично, архимандрит Левкий и Мисаил Сукин. Иван созвал собор для осуждения Сильвестра. Епископы видели неприязнь царя к подсудимому и признали того виновным, лишь митрополит Макарий выступил в защиту, заявив что судить без слушания подсудимого неправильно. Сильвестра сослали на Соловки, Адашева на фронт. Рада, официально несуществовавшая, прекратила свое таки существование в 1560г, являясь почти 13 лет правительством, правящим от имени царя. Ее преобразования совпадали с требованиями челобитных царю, составленных дворнянином Пересветовым, и были направлены в первую очередь на укрепление основ государственности, в лучшем смысле этого слова.

Заключение

О Сильвестре нет более упоминаний, но остался “Домострой” в котором говориться о любви к слугам своим как к близким, любви подкрепленной действиями. Он попрекает рабство, и годы правления Ивана под его контролем отличает забота о народе и его благосостоянии. Учил его терпимости:” Бог все восполнит” . Такие учения были тягостны горячему и порывистому Ивану. Сильвестр видел идеал государя как человека трезвого, так как считал что все зло от дурмана, строго нравственного, не прелюбодействующего за женой, деятельного и благодушного. Избавившись от священника государь проявил все буйство плоти: пьянство, кровожадность, разврат, но при этом сочетал такое с не менее ревностным покаянием, когда он ночами отдавался богослужению, что дает большие подозрения на “помешательства” Ивана свойственные больным шизофренией и синергетическим вампиризмом- болезни (наказании) , малоизученной официальной медициной, но хорошо известной традиционной. Доказательством последнего можно считать улучшение его настроения при присутствии на пытках, и тяга к самоистязанию. Адашеву было велено оставаться в завоеванном Феллине, но вскоре он был переведен в Дерпт и посажен там под стражу. Спустя 2 месяца он заболевает горячкой и умирает, избежав дальнейших преследований, но некоторые поговаривают, что он отравился. Вообще- то симптомы похожи на смерть царицы Анастасии и возможно это и была месть Ивана Грозного. Несмотря на свое высокое положение, он не скопил большого состояния, делясь при жизни с нуждающимися. Возможно он занимался благотворительностью, зная свой скорый конец. В 1564г Курбский опасаясь за свою жизнь перешел к полякам, что сильно подорвало доверие Ивана к людям вообще. Далее, царь в основном заботился лишь об укреплении личной власти за счет войн и террора.

 

Использованная литература :

  1. Н. И Костомаров “Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей” , Москва, изд. “Книга” 1990г. Переизданое.
  2. М. Н Зуев “История России с древности до наших дней” , Москва, изд. “Высшая школа” 1996г.
  3. В. В Никулин, А. А Слезин “История России: события и проблемы” , Тамбов, изд. ТГТУ, 1997г.
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» История. Археология. Этнография.
 
Михаил Зыгарь Империя должна умереть. История русских революций в лицах. 1900-1917
Империя должна умереть. История русских революций в лицах. 1900-1917
Книга Михаила Зыгаря необыкновенно увлекательна, оторваться от нее невозможно. Важнейший момент в истории России становится понятным благодаря тому, что люди, творившие эту историю, показаны совершенно живыми; порой хотелось в голос говорить им: "Нет, не надо, это ошибка, вы губите Россию!"

Не могу вспомнить ни одной книги - ни российского, ни зарубежного автора, - которая бы столь полно, точно и мощно представила читателю суть ключевого исторического события. Тем, кто стремится понять, почему произошло то, что произошло, чтение этой книги обязательно.

Владимир Познер
журналист и телеведущий, первый президент Академии российского телевидения



Это именно такое изложение истории, которое лично мне больше всего нравится: безэмоционально-беспартийное, взвешенное, аналитическое - и при этом не скучное. Довольно редкое сочетание.

Григорий Чхартишвили (Борис Акунин)



Странно, что такая книга не была написана раньше. Спокойное, внятное, но при этом крайне увлекательное изложение того, что случилось 100 лет назад. Эту книгу надо читать сегодня, потому что написана она для человека, живущего в 2017 году, и апеллирует к нашим нынешним представлениям о том, как крутятся механизмы власти, как делается история страны и как ее можно потерять.

Фёкла Толстая



В замечательной работе Михаила Зыгаря очень подробно рассказывается, как Россия катилась к своему краху, какие ошибки и преступления (часто с предпочтением силы уму) делали этот крах неизбежным. Творцам сегодняшней истории хорошо бы почитать, подумать, извлечь урок.

Владимир Войнович



Революции не происходят неожиданно, империи не гибнут ни с того ни с сего. Главный урок, который мы можем вынести из революции 1917 года, - понимание того, почему император и его окружение в обстановке, которая требовала кардинальных внутренних реформ, не только на эти реформы не решились, но, наоборот, всеми силами пытались повернуть развитие страны вспять, усиливая опору на "традиционные ценности", православие и армию.

Аннотация
Глава за главой, через живые истории людей, в книге "Империя должна умереть" Михаил Зыгарь показывает, как империя неуклонно движется к катастрофе и почему ничто не может ее спасти.
Главный герой этой книги - российское гражданское общество. Оно зарождается в первые годы ХХ века, развивается на глазах у читателя и на его же глазах исчезает вскоре после 1917 года. Узнавая хронику событий столетней давности, читатель может понять, что происходит сегодня, и попробовать заглянуть в будущее.

Об авторе
Михаил Зыгарь - писатель, журналист. В "нулевые" работал военным корреспондентом газеты "Коммерсантъ", освещал конфликты в Ираке, Ливане, Судане, Палестине, Узбекистане и других горячих точках. Был первым главным редактором телеканала "Дождь", которым руководил с 2010 по 2015 год. Создал просветительский проект "1917. Свободная история" - полную коллекцию всех дневников, писем и документов 1917 года. Автор книги "Вся кремлевская рать: Краткая история современной России".

Интересный факт
Книга будет переведена на английский язык и выйдет под названием "The Empire Must Die: Russia's Revolutionary Collapse, 1900-1917".

Жанр и целевая аудитория
Несмотря на документальную точность, это скорее детектив, чем исторический роман или, тем более, учебник. Настолько захватывающе и современно об истории еще не писал никто. И поэтому книга будет интересная самому широкому кругу читателей....

Цена:
649 руб

Е. Ю. Спицын История России в картах, портретах и фотографиях с древнейших времен до конца XX века
История России в картах, портретах и фотографиях с древнейших времен до конца XX века
Уважаемые читатели, вы держите в руках в прямом смысле уникальную книгу, которая никогда не издавалась в нашей стране. Это не просто история России в привычных схемах и текстовках, это иллюстрированная история России, в которой представлено более 90 исторических карт, почти 80 уникальных аутентичных документов, о которых многие слышали, но никогда не видели и т.д. Но самым ценным является то обстоятельство, что впервые под одной обложкой собраны более 120 уникальных групповых фото из жизни высшего руководства нашей страны XX века и портреты почти 800 исторических персонажей, оставивших заметный след в истории нашей страны. Здесь представлены не только привычные портреты всех князей, царей и императоров, но и портреты всех крупнейших государственных деятелей, полководцев и военачальников императорской России и Советского Союза, великих ученых, производственников и конструкторов - создателей советского ядерно-ракетного щита нашей страны и т.д.
Конечно, данная книга будет очень интересна всем любителям истории, но, безусловно, она сослужит самую добрую службу, прежде всего, учителям и детям, особенно тем, кому предстоит сдавать экзамены по истории нашего Отечества....

Цена:
900 руб

Мэри Бирд SPQR. История Древнего Рима
SPQR. История Древнего Рима
Книги по истории Древнего Рима или пугают непривычного читателя шеренгами незнакомых лиц, понятий и мест, или все упрощают. Мэри Бирд предлагает иной подход: мы быстро погружаемся в увлекательную историю, удаленную от нас на 2000 лет и больше; мы многого про нее не знаем, но все равно на ней построены почти все современные политические системы мира. Знакомство не будет простым, но без него обойтись нельзя: не зная ничего о Древнем Риме, мы не поймем современность.
Виктор Сонькин,
автор книги "Здесь был Рим", лауреат премии "Просветитель"

Благодаря Мэри Бирд далекое прошлое кажется живым и увлекательным. Она обладает удивительной способностью убеждать, что античность - это стоящая тема для дискуссий.
Sunday Times

Мы встречаемся с образами и историей Древнего Рима в науке, литературе, искусстве. Но насколько близки к реальности наши представления об эпохе, на которую опирается вся западная цивилизация? Ведущий мировой специалист по древней истории Мэри Бирд в своей книге "SPQR: История Древнего Рима" объясняет, почему нам так важна римская история, каким образом маленький, ничем не примечательный городок Центральной Италии превратился в империю трех континентов.
Название "SPQR" - аббревиатура латинского выражения senatus populus que romanus, означающего "сенат и народ Рима". Сенат дал название современным законодательным собраниям по всему миру.
SPQR - книга о Риме и о том, как он сохранял свое господство несколько веков подряд, о его жителях, императорах и заговорщиках. Описывая взаимоотношения власти и человека, политическое устройство и конфликты, становление государственности и империи, знаменитых и никому не известных римлян, автор посредством научных данных разрушает мифы.
Изложение истории Древнего Рима начинается с середины I в. до н. э., когда Рим уже был обширной метрополией с населением больше миллиона жителей, с предвестия переворота и описания звездного часа Цицерона. А заканчивается кульминационным моментом, когда в 212 г. император Каракалла дал всем свободным жителям Римской империи право полного римского гражданства, уничтожив различия между победителями и побежденными.

Почему книга достойна прочтения
- Здесь есть все лучшее, что читатель может найти в научно-популярной литературе: глубокое и всестороннее знание предмета, великолепный язык, ощущение пульсации повседневной жизни.
- С увеличением числа находок, обнаруженных в грунте, подземных водах и даже в библиотеках, историография Древнего Рима претерпела сильные изменения за последние 50 лет. Книга содержит актуальные научные данные.
- Эта книга - исторический спектакль, связь между прошлым и настоящим. Удивительно, как много похожих событий и параллелей с сегодняшним днем читатель найдет в истории о Древнем Риме.

Об авторе
Мэри Бирд - профессор истории Древнего мира Кембриджского университета, редактор раздела антиковедения The Times Literary Supplement (литературное приложение к The Times). Получив признание в мировом научном сообществе, стала членом Британской академии и Американской академии искусств и наук. Удостоена высших наград: Ордена Британской империи, Премии национального общества книжных критиков, Премии принцессы Астурийской.

Ключевые понятия
История Древнего Рима, сенат и народ, Цицерон, Катилина, Ганнибал, Цезарь, Клеопатра, Август, Нерон, император.

У данной книги обложка выполнена с потертостями, как на фото.
...

Цена:
683 руб

Евгений Анисимов Петр Первый. Благо или зло для России?
Петр Первый. Благо или зло для России?
Реформаторское наследие Петра Первого, как и сама его личность, до сих пор порождает ожесточенные споры в российском обществе. В XIX веке разногласия в оценке деятельности Петра во многом стали толчком к возникновению двух основных направлений идейной борьбы в русской интеллектуальной элите - западников и славянофилов. Евгений Анисимов решился на смелый шаг: представить на равных правах две точки зрения на историческую роль царя-реформатора. Книга написана в форме диалога, вернее - ожесточенных дебатов двух оппонентов: сторонника общеевропейского развития и сторонника "особого пути". По мнению автора, обе позиции имеют право на существование, обе по-своему верны и обе отражают такое сложное, неоднозначное явление, как эпоха Петра в русской истории. Евгений Анисимов - доктор исторических наук, профессор и научный руководитель департамента истории НИУ "Высшая школа экономики" (Петербургский филиал), профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, главный научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН. Автор нескольких сотен научных публикаций, в том числе трех монографий по истории царствования Петра Первого....

Цена:
386 руб

Наталья Зазулина Европейский пасьянс. Хроника последнего десятилетия царствования Екатерины II
Европейский пасьянс. Хроника последнего десятилетия царствования Екатерины II
Книга Н.Н.Зазулиной "Европейский пасьянс. Хроника последнего десятилетия царствования Екатерины II" основана на уникальных документах из огромного количества различных архивов. Так к работе были привлечены материалы архива Апостольской библиотеки Ватикана, в том числе её Секретного архива, Национального Архива Великобритании, архива Министерства иностранных дел Франции, архива Венской Придворной палаты и Библиотеки Каролина Редивива Университета Уппсалы. Из книги Натальи Зазулиной читатель узнает о том, что происходило в Европе конца XVIII века и в России - в той России, которая была неотъемлемой частью Европы. И каждый сможет сравнить свои знания о том времени со свидетельствами из вновь представленных здесь источников. Императрица Екатерина II была одной из ярчайших фигур века Просвещения, апофеозом которого стали Великая Французская, Брабантская и Голландские революции. Одной из идей века Просвещения было достижение некоего общественного договора между властью и народом. Но на глазах императрицы, гордившейся дружбой с Вольтером, Дидро, д`Аламбером и Гриммом, революции превратили труды энциклопедистов не просто в никчемные книги, а в опасные произведения. И ничего нельзя было повернуть вспять. Читателя ждет множество удивительных открытий: хрестоматийные фигуры и события предстанут в неожиданном свете, неизвестные ранее документы приоткроют свои тайны, а привычный европейско-российский пасьянс окажется лишь следствием того, что развернулось на полях сражений и в тиши дипломатических кабинетов в то время, когда "столетие безумно и мудро" уступало место железному Девятнадцатому веку. Новый взгляд на закулисье разделов Польши покажет изнанку интриг ее последнего короля Станислава Августа Понятовского: деньги и неразборчивость в политических связях всегда дорого обходятся любителям красивых фраз и поз, особенно - на рубеже Запада и Востока. Причины и следствия, персонажи, ранее не появлявшиеся в отечественной историографии, документы из европейских архивов, не известные в России, - все это делает книгу Натальи Зазулиной интересным, захватывающим и увлекательным чтением.
В издании содержится более 1000 красочных и черно-белых иллюстраций - это картины известных художников, портреты исторических деятелей и членов правящих семей, многие из которых публикуются в России впервые....

Цена:
1424 руб

Л. И. Бердников Дерзкая империя. Нравы, одежда и быт Петровской эпохи
Дерзкая империя. Нравы, одежда и быт Петровской эпохи
ХVIII век - самый загадочный и увлекательный период в истории России. Он раскрывает перед нами любопытнейшие и часто неожиданные страницы той славной эпохи, когда стираются грани между спектаклем и самой жизнью, когда все превращается в большой костюмированный бал с его интригами и дворцовыми тайнами.
Прослеживаются судьбы целой плеяды героев былых времен, с именами громкими и совершенно забытыми ныне. При этом даже знакомые персонажи - Петр I, Франц Лефорт, Александр Меншиков, Екатерина I, Анна Иоанновна, Елизавета Петровна, Екатерина II, Иван Шувалов, Павел I - показаны как дерзкие законодатели новой моды и новой формы поведения.
Петр Великий пытался ввести европейский образ жизни на русской земле. Но приживался он трудно: все выглядело подчас смешно и нелепо. Курьезные свадебные кортежи, которые везли молодую пару на верную смерть в ледяной дом, празднества, обставленные на шутовской манер, - все это отдавало варварством и жестокостью. Почему так происходило, читайте в книге историка и культуролога Льва Бердникова.

...

Цена:
589 руб

Валентин Катасонов Экономика Сталина
Экономика Сталина
Интерес к сталинской эпохе отечественной истории в нашем обществе остается неизменно высоким, в том числе к экономике этой эпохи. В книге доктора экономических наук В.Ю.Катасонова - одного из ведущих экономистов современной России -раскрывается суть сталинской экономики, показывается ее уникальный характер не только по сравнению с экономиками других стран, но также экономикой СССР раннего и позднего периодов. Тема сталинской экономики в настоящее время достаточно табуирована, поскольку на ее фоне блекнут любые модели так называемой «рыночной экономики», навязываемые России. Автор прорывает заговор молчания вокруг этой темы, дает подробное описание таких элементов сталинской модели экономики, как централизованное управление и планирование, одноуровневая банковская система, двухконтурное денежное обращение, государственная монополия внешней торговли и государственная валютная монополия, противозатратный механизм, общественные фонды потребления и т.д. По мнению автора, уникальный опыт государственного строительства на базе сталинской модели экономики может оказаться крайне полезным для экономического и политического возрождения России....

Цена:
522 руб

 История России XX век. Эпоха Сталинизма (1923-1953). Том 2
История России XX век. Эпоха Сталинизма (1923-1953). Том 2
Эта книга - первая из множества современных изданий - возвращает русской истории Человека. Из безличного описания "объективных процессов" и "движущих сил" она делает историю живой, личностной и фактичной. Исторический материал в книге дополняет множество воспоминаний очевидцев, биографических справок-досье, фрагментов важнейших документов, фотографий и других живых свидетельств нашего прошлого. История России - это история людей, а не процессов и сил. В создании этой книги принимали участие ведущие ученые России и других стран мира, поставившие перед собой совершенно определенную задачу - представить читателю новый, непредвзятый взгляд на жизнь и пути России в самую драматичную эпоху ее существования....

Цена:
693 руб

Владимир Гиляровский Москва и москвичи
Москва и москвичи

"Москва и москвичи" - сборник рассказов и очерков, которые критики метко назвали "историей повседневности". Увлекательная, забавная и БЕСКОНЕЧНО ИНТЕРЕСНАЯ летопись быта и нравов москвичей конца XIX - начала XX вв. Книга, которая и сейчас остается САМОЙ КОЛОРИТНОЙ историей о Москве!

...

Цена:
733 руб

Анна Иванова Магазины "Березка". парадоксы потребления в позднем СССР
Магазины "Березка". парадоксы потребления в позднем СССР
Операции с иностранной валютой считались в СССР уголовным преступлением, культ западных товаров среди советских граждан был постоянным объектом критики в газетах, а существование привилегированного снабжения официально отрицалось. Тем не менее государственные магазины "Березка", в которых определенные группы советских граждан могли покупать дефицитные импортные товары за валюту и ее заменители (сертификаты и чеки), успешно функционировали по всему Советскому Союзу. Более того, они стали важной частью позднесоветской повседневности. Американские джинсы, японские магнитофоны и итальянские сапоги покупали в "Березках" не только дипломаты или артисты, выезжавшие на гастроли, но и советские рабочие, оказывавшие "техническую помощь" в странах третьего мира, диссиденты, получавшие валютные переводы из-за рубежа, а также обычные советские граждане, которые отваживались покупать валютные заменители на черном рынке за рубли. Магазины "Березка" воспринимались в советском обществе одновременно и как эталон потребления, и как пример социальной несправедливости. В книге Анны Ивановой розничная валютная торговля в позднем СССР впервые становится объектом исторического исследования. Автор рассматривает причины появления магазинов "Березка", описывает категории советских граждан, имевших доступ в "закрытые" валютные магазины, и образ валютной торговли в официальном дискурсе и среди потребителей. Книга основана на документах из центральных и республиканских архивов, материалах советской прессы, воспоминаниях и личных интервью как с работниками, так и с пользователями системы валютной торговли. 2-е издание...

Цена:
396 руб

Система исторических знаний. 500 самых важных понятий.

Интерактивный учебный аудио-курс «Система исторических знаний. 500 самых важных понятий» представляет 500 самых важных понятий в области истории, которые необходимы как студентам высших учебных заведений, так и профессионалам. Ясное понимание этих понятий и умение четко формулировать их смысл — залог успеха и авторитета в профессиональной среде.

2013 Copyright © HistoryCenter.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
История в датах и событиях. Исторические факты, зарубежная и отечественная история, реформы, политика. Исторические источники, историческая география. Национально-государственное устройство. Реформы. Политика. Законодательство.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования