Исторические факты, зарубежная и отечественная история.

Деникин А. И. Декларация командования

Содержание:

  1. Декларация командования
  2. Список литературы
  3. Приложение

 

Имя генерала А. И. Деникина вошло в историю, как имя главы вооруженных сил юга России в самый острый период гражданской войны. Сменив на посту павшего смертью храбрых генерала Корнилова, Деникин со своими армиями подошел к Москве ближе, чем кто либо иной из белых вождей. Но силы оказались неравными. Предприятие потерпело неудачу, и А. И. Деникин, передав пост генералу Врангелю, сошел со сцены вооруженной борьбы.

Деникин, противник самодержавия и убежденный сторонник конституционного строя, типа британского, не искал власти, тяготился ею и смотрел на нее как на тяжкий крест, возложенный судьбой. Свою "диктатуру" периода гражданской войны он считал чисто временной - переходной фазой на пути к народовластию, то есть к подлинному демократическому государственному строю, в возможность установления которого в России он искренне верил.

Родился Деникин во Влоцлавске, уездном городе Варшавской губернии, входившей в те времена в состав Российской Империи. Детство Деникина прошло не только в бедности, но и в беспросветной нужде. Семья Деникиных - пять человек, включая деда и няньку, - существовала на пенсию Ивана Ефимовича - отца Деникина - в 36 рублей в месяц. Пенсии, конечно, не хватало, но отец умудрялся раздавать еще кое какие гроши еще более нуждающимся в долг, но обыкновенно без отдачи.

Мать часто жаловалась на судьбу, беспросветную нужду, отец никогда. Молодой Деникин воспринимал бедность своей семьи как нечто вполне естественное. Одним из немногих случаев, где подсознательно он ощутил социальную несправедливость, произошел, когда шести лет от роду босым играл он с ребятишками на улице. Проходил мимо инспектор реального училища и увидел, как один из великовозрастных семиклассников дружески возился с Антоном и подбрасывал его в воздух, что доставляло ребенку большое удовольствие. Инспектор остановился и сделал семикласснику замечание: "Как вам не стыдно возиться с уличными мальчишками! ". "Я свету божьего не взвидел от горькой обиды, побежал домой, со слезами рассказал отцу. " - позднее вспоминал он.

Деникин был человеком, стремившимся анализировать явления жизни. Обладал незаурядным ораторским талантом. Тогда, в молодости, он выражался лишь в "застольных речах", приветствиях тем, кого чествовали, прощальных словах тем, кто уходил, а иногда и в речах на злободневные военные вопросы.

После революции 1917 года имя Деникина, как яркого и бесстрашного оратора, стало широко известно в России. Голос у него был низкий и звучно покрывал большое пространство. Роста Деникин был ниже среднего, скорее низкого, крепкого, коренастого сложения, склонен к полноте. Густые нависшие брови, умные проницательные глаза, открытое лицо, большие усы и клином подстриженная борода. В последствии, когда волосы стали редеть, Деникин стал брить голову наголо.

Осенью 1895 года после нескольких лет подготовки, Антон Иванович выдержал конкурсный экзамен в Академию Генерального Штаба, окончание которой - при наличии способностей и удачи - сулило офицеру возможность большой военной карьеры.

После детства и юности, проведенных в глухой провинции, жизнь в Петербурге повернулась к Деникину совершенно новыми для него сторонами. Впервые пришлось ему видеть императора Николая II, впервые быть на балу в Зимнем дворце. Впервые также столкнулся Деникин с Петербургской интеллигенцией разных толков, со студентами и курсистками, с нелегальной литературой, печатавшейся левыми эмигрантами того времени за границей и переправлявшейся в Россию. Все это было ново, все интересно, обо всем хотелось составить собственное мнение. Нелегко было ему совместить наплыв новых впечатлений с академическими занятиями.

Окончив Академию Генерального штаба, что свидетельствовало о несомненных способностях, он тем не менее не сделал стремительной карьеры. Несмотря на участие в русско-японской войне, Деникин лишь в 1910 году на 38 году жизни стал командовать полком.

В конце августа 1914 года только что ставший генерал-майором Деникин принял четвертую стрелковую "железную" бригаду. С ней он вступил в первую мировую. Февраль 1917 года застал Деникина в Румынии, где он командовал восьмым армейским корпусом четвертой армии. Сразу выявилось однозначное отношение Деникина к событиям, развертывавшимся в стране и армии весной и летом 1917 года. Он критикует знаменитый приказ номер один от 1 марта 1917 года, направленный на демократизацию армии, как "давший толчок к развалу армии". Ясно и недвусмысленно он говорит о том, что уже в марте "Ставка выпустила из своих рук управление армией", что таким образом "корниловское выступление запоздало". Мысль о том, что порядок надо было наводить в марте-апреле, тогда же высказывалась и самим Корниловым, его будущим неудачливым сподвижником Крымовым и другими. Корнилов и Крымов говорили о неизбежности "жестокой расчистки Петрограда" и предлагали ее осуществить.

Через три недели после Февральской революции судьба выдвинула Деникина, правда, ненадолго, в Ставку Верховного главнокомандующего, которая была одним из важнейших центров, где решалась судьба страны.

18 марта Деникин получил приказание немедленно явиться в Петроград к военному министру. Деникин был назначен начальником штаба верховного главнокомандующего. В Ставке он с неудовольствием наблюдает за развитием политических событий, осуждает деятельность советов, отмечая, в частности, преобладание в их руководстве "инородческих" элементов. Уже тогда, в ставке, возникла идея "взять военную власть". "Попытку ее разрешения принял на себя в последствии Корнилов.

В сложной игре, развертывавшийся тогда за Ставку и вокруг нее, Деникин проиграл. В конце мая Деникин оставил Ставку. Главнокомандующим становится Брусилов А. А. Но так или иначе Деникин уже политически активен и заметен. Он назначается командующим западным фронтом, прочно занимая место в самой верхушке российского генералитета.

Деникин внимательно следит за событиями в Петрограде. Его взгляды становятся все более жесткими. Он делает попытки охарактеризовать деятельность Петросовета, подробно излагает Апрельские тезисы Ленина, характеризуя их как призыв к русскому бунту, к чистому разрушению. Власть оказалась несостоятельной делает вывод Деникин и выделяет созревшую идею, разбивая предложение на типографские строчки, подчеркивая главное слово, данное с большой буквы: " В общественном сознании возникла мысль о Диктатуре".

Все разговоры в ставке с начала июня стереотипы: "Россия идет неизбежно к гибели. Правительство совершенно бессильно. Необходима твердая власть. Рано или поздно нам надо перейти к диктатуре. Но никто не говорит о реставрации или о перемене политического курса в сторону реакции".

Какие же политические взгляды исповедовал в то время Деникин? На этот вопрос он ответил так: "Я никогда не сочувствовал "народничеству" с его террором и ставкой на крестьянский бунт. Ни марксизму, с его превалированием материалистических ценностей над духовными и уничтожением человеческой личности. Я приял Российский либерализм в его идеологической сущности без какого-либо партийного догматизма. В широком обобщении это приятие приводило меня к трем положениям: 1. Конституционная монархия; 2. Радикальные реформы; 3. Мирные пути обновление страны.

Это мировоззрение я донес нерушимо до революции 1917 года, не принимая активного участия в политике и отдавая все силы и труд армии".

Все это звучит на первый взгляд заманчиво. Перед лицом анархии, развала, гибели, на краю пропасти, в которую катилась страна, создать сильную, национальную, демократическую власть!

Именно здесь слабый, уязвимый пункт Деникинской политики. Если генеральная диктатура не контрреволюция и не реакция, то кто же олицетворяет черные силы реакции и контрреволюции? Каким образом диктатура соединяется с демократической властью? Почему Деникин, выступающий против контрреволюции, реакции, так обрушивается на революцию, не видя в ней ничего положительного?

Активного участия в политике он никогда до 1917 года не принимал, но в те годы (после первой революции) уйти от нее было почти невозможно. Возникали вопросы, над которыми раньше он не задумывался, и пытливая мысль искала на них ответ. Для офицера того времени Антон Иванович, несомненно, был человеком с ленивым уклоном. Но революцию он категорически отрицал, так как на примере того, что видел в 1905-1906 годах, убедился: победа революции выльется в уродливые и жуткие формы, где лозунг - "Долой! " - своей разрушительной силой подорвет все устои государства. "Приняв Российский либерализм в его идеологической сущности", он хотел верить, что кадетская партия, ближе других отражавшая его мировоззрение, пойдет на сотрудничество с исторической властью, искавшей тогда поддержку в либеральной общественности, и что совместная работа сможет привести Россию путем серии назревших реформ к конституционной монархии британского типа. Но кадетская партия отвергла руку, протянутую правительством. К такой партийной политике Деникин отнесся отрицательно. Он чувствовал, что кадеты, не желавшие революции, своей обостренной оппозицией к правительству способствовали созданию в стране революционных настроений.

Туманные либеральные воззрения приводят его только к одной мысли - мысли о диктатуре, в которой от демократии и либерализма не останется и следа.

Летом политическая обстановка в стране все более накаляется, а позиция Деникина становится все более жесткой.

На известном заседании, созванным Керенским в Ставке 16 июля, Деникин выступил наиболее твердо и категорически, обвиняя временное правительство в слабости, развале армии, потакании солдатским комитетам, требуя восстановить дисциплину, покончить с военными бунтами. Он бросил прямой вызов Керенскому, призвал поднять втоптанные в грязь знамена и поклониться им.

Керенский, следуя своей обычной тактике лавирования, не поднял брошенной перчатки. Он отступил и уступил. В ночь на 19 июля он назначил Корнилова Верховным, сместив Брусилова. Корнилов занял высший военный пост в России, оставив должность главнокомандующего юго-западным фронтом, где он пробыл 12 дней. На смену Корнилову на Юго-Западный фронт пришел не кто иной, как Деникин.

Уступками Керенский не заслужил благоволения генералов. Алексеев телеграфировал Деникину - уже на Юго-Западный фронт о том, что он готов действовать, ибо "главный болтун России" по-прежнему ничего не делает.

Заговор назрел. Нужен был лидер - популярный, твердый, непререкаемый. И, разумеется, придерживающийся соответствующих взглядов. Деникин сжато до предела сформулировал задачу: "страна искала имя".

Имя было найдено. Л. Г. Корнилов был готов к выполнению своей исторической миссии.

Деникин, с любовью и преданностью относясь к Корнилову, достаточно трезво оценивал подготовку мятежа, видел ее слабости и трудности. Он писал, что появление в Ставке разных лиц "внесло элемент некоторого авантюризма и несерьезности. Корниловский мятеж постигла неудача. Деникин не был на острие копья в решающие дни мятежа. Ни он вел конные полки на Петроград, заплатив жизнью за неудачу. Но он является одним из столпов, краеугольных камней всего сооружения. Он обеспечивал одну из базовых позиций мятежа - Юго-Западный фронт. Крах мятежа стал переломным моментом в жизни честолюбивого генерала. Переломным, в смысле формальным. Преуспевающий военачальник, главнокомандующий крупнейшим из пяти фронтов державы, превратился в арестованного мятежника.

Психологический перелом выплеснулся в дошедшей до предела ненависти к солдатской массе. Ожесточение было обоюдным. Деникина орестовали и посадили в тюрьму в Бердичеве, где находился штаб фронта, а затем в тюрьму в Быхове, где под стражей находился Корнилов. Здесь, Деникин в компании единомышленников, думает о совершившемся, не раскаиваясь, но готовясь к продолжению борьбы. Он открыто, с гордостью говорит о том, что намечалось "единоличная диктатура". Горечь, озлобление, проступают в каждой фразе, много раз мелькают выражения "разогнать советы", "трусливая толпа". Делаются попытки проанализировать причины неудачи. Родилась идея: уходить на Дон.

Бежав из Быхова на Дон, переодетый, в образе неведомого поляка, Деникин принял активное участие в организации Добровольческой армии. В Ростове он наблюдает за окружающими и его ненависть к распоясавшейся черни растет. Он истерически кричал: - "Проклятые! Ведь я молился на солдата... А теперь вот, если бы мог, собственными руками задушил!.. ". Деникин был назначен начальником добровольческой дивизии, что позволило ему через некоторое время стать одной из ведущих, а затем и ведущей фигурой белогвардейского лагеря. Тем временем усложнилось положение советской власти на Дону. Двигаясь с Кубани к Дону, Деникин составил первое политическое обращение. С ненавистью критикуя "народных комиссаров" он отмечал, что "Будущих форм государственного строя руководители армии (генералы Корнилов, Алексеев) не предрешали, ставя их в зависимость от воли Всероссийского Учредительного Собрания, созванного по водворении в стране правового порядка".

Общая цель: борьба до смерти за "целость разоренной, урезанной, униженной России", "за право свободно жить и дышать в стране, где народоправство должно сменить власть черни". В июне 1918 года начался второй кубанский поход. Изменились масштабы и характер деятельности Деникина. Он вспоминает: "Раньше я вел армию, теперь я командовал ею". Последние месяцы 1918 года принесли Деникину новые успехи в объединении под его началом антисоветских сил юга России. 26 декабря 1918 года появился знаменитый приказ Деникина номер один: "По соглашению с атаманами Всевеликого войска Донского и Кубанского, сего числа я вступил в командование всеми сухопутными и морскими силами, действующими на Юге России".

В связи с этим первого января 1919 года Деникин сложил с себя звание непосредственного командующего Добровольческой армией, передав его П. Врангелю. Деникина несла на крыльях власти и славы и международная обстановка.

Поражение Германии в первой Мировой войне в корне изменило расстановку сил не только в Западной и Центральной Европе, но и в России. Сложное переплетение разномастных сил на западе и юге России стало еще более сложным. В представлении Антанты Добр. Армия из простой пешки стало проходной. Главной целью было свержение Советов. Среди бесчисленных политических группировок выдвигавших порой противоположные социальные призывы, в обстановке хаоса и дестабилизации ясно проступали две преобладающие силы: боровшиеся за советскую власть, с одной стороны, и отстаивавшие восстановление старой России, опиравшиеся на Англо-Франко-Американскую военную и материальную помощь с другой.

Сложными были отношения Главнокомандующего Вооруженными Силами юга России со своими соратниками на востоке России, претендовавшие на верховенство в белогвардейском стане.

Деникин пишет о своих раздумьях, колебаниях, но он понимает, что с приходом в Сибири к власти Колчака положение изменилось и ему нужна политическая поддержка. С трудом родился приказ номер 145 от 30 мая 1919 года.

" Наряду с боевыми успехами в глубоком тылу зреет предательство на фоне личных честолюбий, не останавливающихся перед расчленением Великой, Единой России. Спасение нашей родины заключается в единой верховной власти и нераздельном с нею едином верховном командовании. Исходя из этого глубокого убеждения, отдавая свою жизнь служению горячо любимой Родине, и ставя превыше всего ее счастье, я подчиняюсь Адмиралу Колчаку, как Верховному Правителю Русского Государства и Верховному Главнокомандующему Русских Армий.

Генерал-лейтенант Деникин. " В глубокой тайне Деникин составил осенью 1919 года приказ о назначении приемником своего начальника штаба генерал-лейтенанта Романовского. Лето и осень 1919 года - звездные месяцы Деникина. Победы следуют одна за другой. Наступление развертывается по всему фронту. Деникин издает директиву: "... имея конечной целью захват сердца России - Москву, приказываю... ". Далее следовало изложение конкретных задач трех основных войсковых группировок, наступавших на Москву.

Директива поначалу успешно притворяется в жизнь. Все вроде шло хорошо. В силу целого ряда сложных причин - стихийных и от нее зависящих, жизнь дала ответ, сначала нерешительный, потом отрицательный. Отрицательный ответ стал очевидным поздней осенью 1919 года. Белогвардейские войска на дальних подступах к Москве потерпели поражение, покатились к югу быстрее, чем наступали. В Красной Москве иронически говорили: "Смотрел Деникин волком, а завертелся волчком".

Деникин рассказывает о разыгравшихся событиях спокойно, реалистически, но с затаенной обидой на эгоизм, неблагодарность, нечестность бывших подчиненных.

В марте 1919 года Деникин обратился к председателю военного совета: " Три года Российской смуты я вел борьбу, отдавая ей все свои силы и неся власть, как тяжкий крест, ниспосланный судьбою. Бог не благословил успехом войск, мною предводимых. И хотя вера в жизнеспособность Армии и в ее историческое призвание мною не потеряно, но внутренняя связь между вождем и армией порвана. И я не в силах более вести ее.

Предлагаю военному совету избрать достойного, которому я передам преемственно власть и командование. " На самом совете долго крутили, ссылаясь на решимость Деникина уйти, но не называя приемника. Наконец, высшие начальники единогласно остановились на кандидатуре генерала Врангеля.

Объективно рассматривая доводы Деникина и его соратников, пытаясь понять их думы, стремления, понять, чем они руководствовались, поднимая меч против собственного народа начнем с главного - с отношения Деникина к революции, Советам, большевикам. Ничего ни сглаживая, не скрывая, не приуменьшая, мы можем ясно и четко сказать, что Деникин и его соратники являются врагами Советов, врагами убежденными, непримиримыми, их ненависть безгранична. Можно выразится и сильнее: эта ненависть раскалена до бела, она бурлит и клокочет.

Деникин называет большевизм огромным и страшным явлением, утверждает, что весь народ был против Советской власти, что она была "ненавистной народу", что "противобольшевицкие движения... вырастали стихийно и непредотвратимо".

Непримиримая позиция Деникина понятна, ведь в 1917 году он провозгласил целью своей жизни борьбу с революцией, затем возглавил один из решающих, может быть, решающий участок борьбы с республикой советов.

Во имя своей цели он вел в бой десятки и сотни тысяч людей, которые убивали других и гибли сами. Он отдал этой борьбе все свои силы, потерял друзей и соратников...

Ища причины падения старого, Деникин не находит другого аргумента, как обвинение русским в недостатке патриотизма. Обиженный, потерявший веру в народ, в конечном счете, отринутый народом, он продолжает нанизывать в адрес народа одно обвинение за другим.

Деникин потерпел поражение дважды - и в революции и в гражданской войне. Он был убежден в правоте своего дела, но дело не получило поддержки. После революции он, как ему казалось, снова встал за правое дело, за народ, за Россию. И опять - конечная неудача, еще более трагическая для него, еще более масштабная. Деникин не признавал возрождения России после гражданской войны. Это не его вина - это его беда.

Поучителен нравственный пример Деникина - человека удивительной личной скромности, покинувшего Россию нищим генералом, в то время, как многие другие его сослуживцы успели награбить целые состояния. Это выдающийся русский патриот, который, рискуя жизнью и благополучием своей семьи, решительно отказался служить фашистам в годы второй мировой войны. Он искренне радовался победам Красной Армии над гитлеровцами, хотя всю свою жизнь оставался непримиримым противником большевизма.

§1 Генерал-лейтенант барон Врангель назначается Главнокомандующим Вооруженными силами юга России.

§2 Всем шедшим честно со мною в тяжкой борьбе, - низкий поклон. Господи, дай победу Армии и спаси Россию!

Генерал Деникин "

Антон Иванович Деникин скончался в августе 1947 года в США, куда перебрался из Европы за два года до смерти.

Приложение 1 Проект декларации верховного командования РОССИИ " Наши враги утверждают, что мы - реакционная сила, ведущая борьбу для восстановления старого режима.

Это неправда.

Мы, главнокомандующий вооруженными силами Юга России и члены Особого при нем совещания, имея в виду опровержение возводимого на нас обвинения в реакционности, торжественно заявляем, что мы преследуем нижеследующие цели: 1. Уничтожение большевистской тирании и восстановление порядка.

2. Восстановление могущественной, единой и неделимой России.

3. Созыв национального собрания на основах всеобщего и тайного голосования.

4. Установление широкого местного самоуправления в областях, которые того пожелают.

5. Немедленные земельные реформы в соответствии с нуждами каждой местности.

6. Гарантии полной гражданской свободы и свободы вероисповедания.

7. Рабочее законодательство, обеспечивающее трудящиеся классы от эксплуатации их капиталом или государством. " Приложение 2

Список использованной литературы.

  1. А. И. Деникин: "Путь русского офицера"
  2. А. И. Деникин: "Очерки русской смуты"
  3. Д. Лехович: "Белые против красных"
  4. Сборник статей: "Революция и гражданская война в описании белогвардейцев"
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» История. Археология. Этнография.
 
Акунин Борис Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
  • Продолжение самого масштабного и амбициозного проекта десятилетия от Бориса Акунина!
  • История Отечества в фактах и человеческих судьбах!
  • Уникальный формат: мегатекст состоит из параллельных текстов: история России в восьми томах + исторические авантюрные повести.
  • Суммарный тираж изданных за четыре года книг проекта - более 1 500 000 экземпляров!
  • Тома серии богаты иллюстрациями: цветные в исторических томах, стильная графика - в художественных!
  • Велик ли был Петр Великий? Есть лишь четыре крупных исторических деятеля, отношение к которым окрашено сильными эмоциями: Иван Грозный, Ленин, Сталин - и Петр I. Доблести Петра восхвалялись и при монархии, и в СССР, и в постсоветской России. "Государственникам" этот правитель импонирует как создатель мощной военной державы, "либералам" - как западник, повернувший страну лицом к Европе. Аннотация: Тридцатилетие, в течение которого царь Петр Алексеевич проводил свои преобразования, повлияло на ход всей мировой истории. Обстоятельства его личной жизни, умственное устройство, пристрастия и фобии стали частью национальной матрицы и сегодня воспринимаются миром как нечто исконно российское. И если русская литература "вышла из гоголевской шинели", то Российское государство до сих пор донашивает петровские ботфорты. Эта книга про то, как русские учились не следовать за историей, а творить ее, как что-то у них получилось, а что-то нет. И почему. "Проект будет моей основной работой в течение десяти лет. Речь идет о чрезвычайно нахальной затее, потому что у нас в стране есть только один пример беллетриста, написавшего историю Отечества, - Карамзин. Пока только ему удалось заинтересовать историей обыкновенных людей".

    Борис Акунин

    Об авторе: Борис Акунин (настоящее имя Григорий Шалвович Чхартишвили) - русский писатель, ученый-японист, литературовед, переводчик, общественный деятель. Также публиковался под литературными псевдонимами Анна Борисова и Анатолий Брусникин. Борис Акунин является автором нескольких десятков романов, повестей, литературных статей и переводов японской, американской и английской литературы. Художественные произведения Акунина переведены, как утверждает сам писатель, более чем на 30-ть языков мира. По версии российского издания журнала Forbes Акунин, заключивший контракты с крупнейшими издательствами Европы и США, входит в десятку российских деятелей культуры, получивших признание за рубежом. "Комсомольская правда" по итогам первого десятилетия XXI века признала Акунина самым популярным писателем России. Согласно докладу Роспечати "Книжный рынок России" за 2010 год, его книги входят в десятку самых издаваемых. О серии: Первый том "История Российского Государства. От истоков до монгольского нашествия" вышел в ноябре 2013 года. Вторая историческая книга серии появилась через год. Исторические тома проекта "История Российского Государства" выходят каждый год, поздней осенью, став таким образом определенной традицией. Третий том "От Ивана III до Бориса Годунова. Между Азией и Европой" был издан в декабре 2015 года. Четвертый - "Семнадцатый век" в 2016 году, и вот пятый - "Царь Петр Алексеевич" - появится на прилавках книжных магазинов страны в конце ноября 2017. Главная цель проекта, которую преследует автор, - сделать пересказ истории объективным и свободным от какой-либо идеологической системы при сохранении достоверности фактов. Для этого, по словам Бориса Акунина, он внимательно сравнивал исторические данные различных источников. Из массы сведений, имен, цифр, дат и суждений он попытался выбрать все несомненное или, по меньшей мере, наиболее правдоподобное. Малозначительная и недостоверная информация отсеялась. Это серия создавалась для тех, кто хотел бы знать историю России лучше. Ориентиром уровня изложения отечественной истории Борис Акунин для себя ставит труд Николая Карамзина "История государства Российского".
  • ...

    Цена:
    1399 руб

     The Village. Москва, где мы живём
    The Village. Москва, где мы живём
    Вместе с героями The Village вы побываете внутри знаковых для Москвы зданий и узнаете, как устроена жизнь и работа внутри 
    Модерновые доходные дома, сталинские высотки и многоэтажки 1970-х годов - не просто жилые здания, а настоящие городские символы. В рубрике «Где ты живешь», «Где ты работаешь» The Village рассказывает о самых известных и необычных домах и их обитателях. В книге будут собраны лучшие тексты и фотоистории этих серий, чтобы показать, как архитектура задает правила жизни горожан....

    Цена:
    778 руб

    Леонид Парфенов Намедни. Наша эра. 1971-1980
    Намедни. Наша эра. 1971-1980
    Том книжного проекта "Намедни" про годы 1971–1980 – это панорама эпохи, которую назовут застоем: растущий дефицит всего и массовое диссидентство, "Союз" – "Аполлон" и безрезультатная борьба с пьянством, повторы "Семнадцати мгновений" и "Иронии судьбы", стабильное Политбюро во главе с "лично Леонидом Ильичом" и фарцовка джинсами, Высоцкий и Пугачева, "Жигули" и Афган. Притом что это "тучные годы" дорогой нефти настоящей энергетической сверхдержавы, которая тягается с Америкой на равных, проводит образцовую Олимпиаду, а над ее сателлитами никогда не заходит солнце. В сравнении с телеверсией объем многократно расширен и дополнен, в книге свыше 500 фотографий, рисунков, карикатур и других иллюстраций....

    Цена:
    2259 руб

    Джаред Даймонд Ружья, микробы и сталь. История человеческих сообществ Guns, Germs, and Steel: The Fates of Human Societies
    Ружья, микробы и сталь. История человеческих сообществ

    Почему европейская, а позже и евро-атлантическая цивилизация добились самых грандиозных успехов в истории человечества?
    Почему именно Европа, сначала самостоятельно, а позднее - вместе с Соединенными Штатами Америки, создала тот мир, в котором мы живем сейчас?
    Что предопределило мировую гегемонию европейского мировоззрения - промышленность, сила оружия или нечто иное?
    И какое влияние на мировоззрение не только отдельного человека, но и целых народов и даже рас оказывает окружающая среда?
    Обо всем этом и многом другом рассуждает в своей книге Джаред Даймонд - автор, удостоенный Пулитцеровской премии.

    ...

    Цена:
    672 руб

    Наталья Зазулина Европейский пасьянс. Хроника последнего десятилетия царствования Екатерины II
    Европейский пасьянс. Хроника последнего десятилетия царствования Екатерины II
    Книга Н.Н.Зазулиной "Европейский пасьянс. Хроника последнего десятилетия царствования Екатерины II" основана на уникальных документах из огромного количества различных архивов. Так к работе были привлечены материалы архива Апостольской библиотеки Ватикана, в том числе её Секретного архива, Национального Архива Великобритании, архива Министерства иностранных дел Франции, архива Венской Придворной палаты и Библиотеки Каролина Редивива Университета Уппсалы. Из книги Натальи Зазулиной читатель узнает о том, что происходило в Европе конца XVIII века и в России - в той России, которая была неотъемлемой частью Европы. И каждый сможет сравнить свои знания о том времени со свидетельствами из вновь представленных здесь источников. Императрица Екатерина II была одной из ярчайших фигур века Просвещения, апофеозом которого стали Великая Французская, Брабантская и Голландские революции. Одной из идей века Просвещения было достижение некоего общественного договора между властью и народом. Но на глазах императрицы, гордившейся дружбой с Вольтером, Дидро, д`Аламбером и Гриммом, революции превратили труды энциклопедистов не просто в никчемные книги, а в опасные произведения. И ничего нельзя было повернуть вспять. Читателя ждет множество удивительных открытий: хрестоматийные фигуры и события предстанут в неожиданном свете, неизвестные ранее документы приоткроют свои тайны, а привычный европейско-российский пасьянс окажется лишь следствием того, что развернулось на полях сражений и в тиши дипломатических кабинетов в то время, когда "столетие безумно и мудро" уступало место железному Девятнадцатому веку. Новый взгляд на закулисье разделов Польши покажет изнанку интриг ее последнего короля Станислава Августа Понятовского: деньги и неразборчивость в политических связях всегда дорого обходятся любителям красивых фраз и поз, особенно - на рубеже Запада и Востока. Причины и следствия, персонажи, ранее не появлявшиеся в отечественной историографии, документы из европейских архивов, не известные в России, - все это делает книгу Натальи Зазулиной интересным, захватывающим и увлекательным чтением.
    В издании содержится более 1000 красочных и черно-белых иллюстраций - это картины известных художников, портреты исторических деятелей и членов правящих семей, многие из которых публикуются в России впервые....

    Цена:
    1424 руб

     Старая Москва (набор из 16 открыток)
    Старая Москва (набор из 16 открыток)
    Вашему вниманию предлагается набор из 16 открыток, на которых представлены виды Старой Москвы.
    Размер карточек: 145 х 115 мм....

    Цена:
    87 руб

    Никколо Макиавелли История Флоренции
    История Флоренции
    Никколо Макиавелли - один из самых известных итальянских политических мыслителей эпохи Возрождения, писатель, историк, драматург, военный теоретик. Его политический трактат "Государь" - самая значительная и неоднозначная работа эпохи Возрождения в этом жанре. Долгие годы эта книга ассоциировалась с политикой яда и кинжала. После выхода в свет "Государя" появился термин "макиавеллизм", обозначающий цинизм, вседозволенность, двуличие в политике. Однако сегодня многие положения автора воспринимаются как сами собой разумеющиеся, найдя свое воплощение в истории ХХ века.
    Представляем читателям самое крупное сочинение автора "Историю Флоренции", в котором Макиавелли излагает захватывающую историю своей родины, - произведение, по ясности стиля и глубоким размышлениям ни в чем не уступающее великим историческим трактатам Античности....

    Цена:
    140 руб

    Александр Ландау Краткая история Японии
    Краткая история Японии
    Япония - одна из самых загадочных и наиболее развитых мировых цивилизаций, в которой мифы и легенды переплелись с религиозными обрядами. Влияние близлежащей китайской цивилизации, подарившей Японии новую религию - буддизм, а также письменность и сложные церемониальные обряды, такие как чайная церемония, не смогло преломить сильной национальной идентичности, а потому растворилось, став частью иной, японской цивилизации. Феодальные войны, раздробившие страну на зоны влияния, породили новое привилегированное сословие воинов - самураев, строгий кодекс чести которых - бусидо - ничем не уступал кодексу чести средневековых рыцарей в Европе. Подвиги самураев дошли до нас в постановках японских театров - аристократического театра "но", где возвышенным языком воспевались деяния героев из высших сословий, народного театра "кабуки", породившего целую плеяду талантливых драматургов и актеров и завоевавшего сердца простых японцев, и кукольного театра "бунраку". Географическая обособленность Японии породила совершенно новые для европейцев виды искусства, такие как гравюры укиё-э, самым известным автором которых является Кацусика Хокусай, а также стихи хокку, впоследствии оказавшие сильное влияние на развитие культуры в Европе.
    Представленная на суд читателей книга является кратким описанием богатейшей истории одной из самых утонченных цивилизаций человечества, которая для европейских читателей является особенно необычной, потому как она совсем иная. Наше историческое повествование не является академическим. В таком случае кратким оно никаким образом не вышло бы. Но оно может для тех, кто мало знает о Японии, стать хорошей первой, книгой об этой совершенно невероятной части мира....

    Цена:
    874 руб

    Андре Моруа История Германии
    История Германии
    Андре Моруа, классик французской литературы XX века, автор знаменитых романизированных биографий Дюма, Бальзака, Виктора Гюго, Шелли и Байрона, считается подлинным мастером психологической прозы. Однако значительную часть наследия писателя составляют исторические сочинения. "История Германии" повествует об основных этапах становления немецкого государства: от появившихся на территории Римской империи в первые века нашей эры германских племен до итогов развязанной гитлеровским режимом Второй мировой войны...
    Впервые на русском языке!...

    Цена:
    653 руб

    Джон Хейвуд Люди Севера. История викингов. 793-1241
    Люди Севера. История викингов. 793-1241
    До XIX в. их считали дикими варварами сродни вандалам и готам, разграбившим античный Рим. С наступлением эпохи романтизма средневековый образ викингов -непобедимых морских разбойников - получил новую трактовку. Во второй половине ХХ в. и этот воинственный образ подвергся пересмотру, когда археологи обнаружили, что у викингов были и мирные занятия - ремесла, торговля, географические исследования. Так кем же они были на самом деле? И какую роль сыграли в жизни Европы? На эти вопросы дает ответы историческое исследование Джона Хейвуда. Из него вы узнаете, кем были предки викингов и кого они вытеснили, когда завоевали земли на севере Европы. Хейвуд рассказывает о культуре, письменности, прикладном искусстве и религии викингов, об одноглазом Одине, вооруженном гигантским молотом Торе и боге плодородия Фрейре. А также о том, как викингам удавалось строить драккары - "корабли-драконы" без единой металлические детали и какую роль эти удивительные корабли сыграли в мировой истории.
    Почему книга достойна прочтения
    - Книга посвящена эпохе викингов, продлившейся несколько веков и затронувшей почти всю Европу. Это рассказ об экспансии древних скандинавов на Британские острова, по всему Европейскому континенту и на Восток, о заселении Исландии и Гренландии, об открытии норманнами Америки и о той роли, которую они сыграли в становлении российской государственности.
    - Джон Хейвуд провел подробное исследование эпохи викингов как явления европейской истории и культуры.
    - Книга входит в топ-30 бестселлеров в разделе "История Скандинавии" на Amazon.

    Об авторе
    Джон Хейвуд - cпециалист по истории Европы "темных веков", автор ряда книг о цивилизации викингов.

    Ключевые понятия
    Викинги, норманны, история Европы

     

    ...

    Цена:
    583 руб

    Система исторических знаний. 500 самых важных понятий.

    Интерактивный учебный аудио-курс «Система исторических знаний. 500 самых важных понятий» представляет 500 самых важных понятий в области истории, которые необходимы как студентам высших учебных заведений, так и профессионалам. Ясное понимание этих понятий и умение четко формулировать их смысл — залог успеха и авторитета в профессиональной среде.

    2013 Copyright © HistoryCenter.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    История в датах и событиях. Исторические факты, зарубежная и отечественная история, реформы, политика. Исторические источники, историческая география. Национально-государственное устройство. Реформы. Политика. Законодательство.
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
    Яндекс.Метрика Яндекс цитирования