Исторические факты, зарубежная и отечественная история.

Государственный совет и указ 9 ноября 1906 года

 

СОДЕРЖАНИЕ.

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ГОССОВЕТ И СОЗДАНИЕ ОСОБОЙ КОМИССИИ

ГЛАВА 2. ПОЛЕМИКА ПО ЗАКОНОПРОЕКТУ 9 НОЯБРЯ 1906 г.

п. 1 ОТНОШЕНИЕ БОЛЬШИНСТВА ОК К ДУМСКОМУ ДОПОЛНЕНИЮ.

п. 2 ИТОГИ РАБОТЫ ОСОБОЙ КОМИССИИ

ГЛАВА 3. РАССМОТРЕНИЕ УКАЗА В ГОССОВЕТЕ.

п. 1 СТОЛЫПИН И ЕГО ПОЗИЦИЯ В ГОССОВЕТЕ

п. 2 ПОЗИЦИИ ЧЛЕНОВ СОБРАНИЯ ГОССОВЕТА

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ПРИМЕЧАНИЯ

 

ВВЕДЕНИЕ

При всем внимании к столыпинской аграрной реформе важный момент её истории - обсуждение указа 9 ноября 1906 г. в Государственном совете - остаётся малоизученным.

Между тем, на наш взгляд, обращение к документам касающимся обсуждения в Госсовете позволяет скорректировать представления о борьбе вокруг реформы. В "верхней палате" указ 9 ноября встретил упорное сопротивление правой группы, в основе которого лежали узкосословные интересы по местного дворянства и выводы, сделанные им из опыта 1905-1906 гг. Это обстоятельство ставит под сомнение представление о правых как сторонниках и даже инициаторах новой аграрной политики. Последняя была продиктована, как это следует из анализа мотивов её защитников в Государственном совете, достаточно широко понятыми потребностями экономического, социального и политического развития империи, её международного положения.

ГЛАВА 1. ГОССОВЕТ И СОЗДАНИЕ ОСОБОЙ КОМИССИИ.

В Госсовете указ 9 ноября рассматривался с 17 октября 1909 г. по 30 апреля 1910 г. К этому времени многое переменилось по сравнению с осенью 1906 г. Указ был одобрен и существенно дополнен Думой. Изменилось его объективное значение: из обещания он стал стержнем целой программы, "осью" внутренней политики.

Иной стала ситуация вокруг указа. В 1906 г. препятствие реформе виделось слева, и правительство, проводя её по ст. 87, стремилось предрешить вопрос, чтобы не быть связанным Думой.

Теперь главная опасность исходила справа. Дело в том, что и тогда для правой части складывавшегося контрреволюционного блока идея свободного выхода из общины в целях насаждения личной собственности крестьян на землю сама по себе никакой ценности не представляла, за неё ухватились как за единственную антитезу принудительному отчуждению частновладельческой земли, ошибочно полагая, что развитие мелкой крестьянской собственности на землю и формирование класса крестьян собственников пойдет исключительно за счет общины и не затронет помещичье землевладение. Теперь с наступлением "успокоения" переход самодержавия к новой аграрной политике терял для правой части блока всякий смысл. Более того: осознаются её буржуазная суть, её органическая связь с "новым строем" и политическими реформами Столыпина, её неизбежные социально-политические последствия - и указ 9 ноября воспринимается уже как "первый удар лома в фундамент народной жизни". Правая оппозиция Столыпину активизируется, заметно упрочивая позиции при дворе и в Госсовете, что вызывает опасения у сторонников указа 9 ноября.

Однако необратимость начатого указом процесса земельного переустройства всё более становилась очевидной. "Когда такой закон продержится пол года, - писал Витте, - и в соответствии с ним начнется переделка землеустройства, то ясно, что после этого идти в обратном направлении почти невозможно. Во всяком случае, это породит целый хаос". То, что осенью 1906 г. было предпринято для защиты от левых, теперь оказалось непреодолимым препятствием для правых. Их сдерживала и позиция царя, заявившего на церемонии представления ему членов III Думы: "Из всех законопроектов, внесённых по моим указаниям в Думу, я считаю наиболее важным законопроект об улучшении земельного устройства крестьян".

Всё это обусловило особую напряженность прохождения законопроекта в Госсовете. Сторонники его не упускали случая подчеркнуть фактическую невозможность не только отмены указа 9 ноября, но и хотя бы сколько-нибудь серьёзной его корректировки. Правые также хорошо сознавали это. Авторитетнейший в их среде знаток крестьянского вопроса И. Л. Горемыкин писал кн. Трубецкому 28 декабря 1909 г.: "Этот закон действует в продолжение 3 лет и в силу этого закона успели устроить своё землевладение сотни тысяч крестьян. Существенно изменить его уже поздно и это внесло бы опасную неустойчивость и путаницу во все дело крестьянского землеустройства... теперь нельзя не принять его в законодательном порядке: снявши голову, по волосам не - 6 плачут". В заключение он советовал попытаться "освободить его от прибавления Думы, но вместе с тем предупреждал: "Если эта попытка не удастся, и Государственная Дума останется при своем мнении, то делать нечего, надо принимать её проект".

Одобрение указа Госсоветом оказывалось, таким образом, предопределённым. Первым его противникам оставалось, по словам Р. Д. Самарина, "считаясь с ним как уже с неизбежным злом, думать о том, нельзя ли каким-нибудь способом, если не совершенно предотвратить, то хотя бы до некоторой степени ослабить вредные последствия означенного закона".

Из Думы в Госсовет законопроект поступил 8 мая 1909 г., однако, до конца четвёртой сессии так и не был поставлен на обсуждение. В начале пятой сессии, 17 октября, общее собрание Госсовета единогласно постановило передать его в Особую Комиссию (ОК) из 30 членов. 20 октября эта комиссия была образована. Председателем её был избран лидер "центра" кн. П. Н. Трубецкой. В работе ОК приняли участие представители ведомств и члены Госсовета, выразившие желание участвовать в заседаниях. К обсуждению отдельных вопросов привлекались видные члены Думы, учёные, специалисты. Работа ОК была организована на основе программы занятий, составленной по предложению председателя и единогласно принятой ОК.

Обсуждение первого отдела программы было долгим и напряжённым. И хотя оно завершилось единогласным решением перейти к обсуждению законопроекта, в комиссии обнаружились расхождения принципиального свойства. Противником не только думского законопроекта, но и указа 9 ноября заявил себя Я. Д. Ушаков, который идеализировал общину, видя в ней основу порядка и справедливости. Принцип общины, утверждал он, "миром Господу помолимся". Он не только отказывается связывать с общиной упадок сельскохозяйственной культуры и обнищание крестьянства, как это делали защитники указа, но и утверждал, что "об обнищании России вообще говорить не приходится". Указ 9 ноября, по мнению Ушакова, разрушая общину, потрясает основы народного быта, разоряет народ, утверждает несправедливость, порождает обиду, вражду в семьях, увеличивает число преступлений, ибо идея хутора есть идея обособленности, здесь господствует принцип "человек человеку волк". Считая крестьянское общество юридическим лицом, Ушаков подводил общинную собственность, подобно дворянской, под ст. 420 Х тома Свода законов; поэтому укрепление общинной земли в личную собственность воспринималось им как экспроприация земли у одного собственника в пользу других. Наконец, Ушаков опасался, что возможность залога и отчуждения укреплённых в личную собственность надельных земель поведёт к уменьшению земельного фонда крестьянства и массовому накоплению "безземельного пролетариата".

Другой правый член комиссии, В. А. Бутлеров, сформулировал прямо противоположный взгляд: "Если ставить вопрос об отклонении законопроекта, то лишь с точки зрения его недостаточности для уничтожения общинного строя". Он находил предпринятую реформу целесообразной, но недостаточно последовательной и решительной, а ход её - медленным: если за три первых года укрепился 1 млн. домохозяев из 9200 тыс., то "вся реформа осуществится через 27 лет. Где же тут быстрота? " Основная часть правых членов ОК, отвергая законопроект Думы, пыталась "обезвредить" и собственно указ. О главном, что - 8 определяло неприятие ими указа, правые умалчивали. Свою позицию они мотивировали интересами государства, большинства крестьянского населения и правительства. Думские дополнения к указу, по их словам, "совершенно недопустимы", так как содержат "элемент законодательной принудительности", предусматривают ломку общины и могут "вызвать пассивное сопротивление", и в то же время не будут "иметь никакого практического значения в смысле приближения к идеалу, к главной цели принимаемых мер к хуторскому или отрубному владению". Собственно указ 9 ноября не только не отвергался, но было отмечено его "крупное государственное значение", он признавался "своевременной и необходимой" мерой, оправдывалось применение в этом случае ст. 87, и даже высказывалась надежда, что осуществлённый в жизни, он создаст тот тип мелкого собственника, который, "естественно, окажется полезным и дельным сотрудником в общем государственном строительстве".

Вместе с тем правые пытались сузить задачи указа в соответствии со своими интересами. Считая общину переходной стадией, имеющей "известные недостатки", и признавая, что общинное и подворное хозяйство "плохая среда для развития сельского хозяйства", они тем не менее настойчиво проводили мысль о необходимости "осторожного" отношения к общине, утверждая, что общинный строй соответствует правосознанию значительной части крестьянства и гарантирует "от образования пролетариата и развития нищеты". В связи с этим подчёркивалось "достоинство" указа 9 ноября, который "не ставит вопрос ребром, не ломает общины, а, делая попытку согласовать различные формы землевладения, открывает простор личному почину". Было оспорено утверждение о связи общины как с "аграрными беспорядками", так и с общей отсталостью сельского хозяйства империи. Все конкретные поправки с целью "обезвреживания" указа 9 ноября шли в русле общей задачи затормозить процесс ликвидации общины.

Более решительную позицию - общину не трогать, а хутора и интенсивное хозяйство насаждать на землях, находящихся в распоряжении Крестьянского банка, - занял член правой группы Госсовета гр. Д. А. Олсуфьев, принимавший участие в работе ОК в качестве приглашённого. Его пугал "быстрый темп, которым пошло земельное дело" в то время, когда "понятия крестьян спутаны" (среди них "господствует настроение, совершенно устраняющее заботу о завтрашнем дне") . Законопроект, по мнению графа, вводил "земельный ажиотаж".

На отношении к законопроекту левой группы не могло не сказаться то, что позитивная работа над ним в духе партийной программы была не возможна из-за незначительного удельного её веса в Госсовете. Несомненно и то, что приоритетной для левых была так называемая "реформа общегражданского характера"; аграрная же реформа Столыпина лишь отодвигала её, делая всё более проблематичной. Поэтому реакция левых членов ОК была негативной.

Думское дополнение они отвергали, не видя "органической связи" его с указом и не принимая "принудительного порядка перехода" к личному землевладению. Что касается собственно указа 9 ноября, то левые, не возражая против "желательности и даже необходимости урегулировать вопрос о выходе из общины отдельных её членов группами или даже в одиночку", подвергли его резкой критике. Главный недостаток указа в том, что он не выдерживает начала беспристрастного отношения: перетягивая "весы в пользу подворного владения", он тем самым ведёт к разложению общинного землевладения, между тем как "крестьянским обществам должен быть обеспечен свободный переход к тому или иному виду землевладения". Указ представлялся левым не справедливым: "интересы населения, владеющего землёй на общинном праве, приносят в жертву выгодам переходящих к личному владению". Отсюда опасения, что указ "грозит не только не устранить" неустойчивость земельных отношений, но "даже усилить её ко вреду земледелия". Левые не разделяли надежд на указ, в его последствиях они усматривали немало сомнительного и опасного: выделившиеся далеко не всегда консерваторы и друзья собственности; слабые оказываются брошенными на произвол судьбы; растёт пролетариат "при слабом у нас развитии промышленности".

Признавая, что община не представляет собой совершенную форму землевладения и, "несомненно, со временем уступит место другим формам", они категорически были против её "ломки".

"Нужно действовать осторожно, - говорил А. А. Мануйлов, - на почве реформ и не отрывать народ от исторических реформ. Правительство имеет земельный фонд и может устроить внутреннюю колонизацию, не толкая общину в пропасть". Нельзя связывать, утверждал М. М. Ковалевский, с общиной "все неурядицы, происходившие на русской земле", причины нашей отсталости "не в общине".

Успешное претворение указа 9 ноября, так подчеркиваемое его защитниками, левые ставили под сомнение: "Настроение выделившихся крестьян далеко не всюду восторженное. К выделу обыкновенно побуждают не соображения неудобства общинного землевладения, а иные, как то: неприятности с миром, мысль заняться промышленностью, а главное, какая-то неразумная идея, что если не выделиться, то землю отнимут". Ссылаясь на "печальный опыт англичан в Индии", на законодательную практику и науку Запада, левые члены ОК призывали "соблюдать в данном деле большую осторожность".

Таким образом, в стремлении не допустить ускоренного разрушения общины в ОК сложилась внушительная коалиция из 9 правых её членов, 3 левых и 1 из "центра". Они сошлись на том, что содержание обсуждаемого законопроекта "надлежало бы ограничить лишь правилами, определяющими условия и порядок выхода отдельных крестьян из общины, по их о том заявлениям, и юридические представления такого выхода".

Большинство ОК (14 членов "центра" и правые В. И. Карпов и С. С. Стромилов) признало "правильным допустить переход от общинного землевладения к личной собственности на трёх главных основаниях, какие указаны в законопроекте, одобренном Государственной думой". Важнейшую свою задачу сторонники реформы видели в обосновании собственно указа 9 ноября. Прежде всего, подчёркивалась его предопределенность реформой 1861 г.: хотя сохраняла сложившиеся в дореформенный период порядки землепользования у крестьян, "однако уже и тогда предусматривалась возможность выхода отдельных крестьян из общины и выдела в частную собственность причитающихся им участков". Теперь, после отмены выкупных платежей "не может быть отказано в осуществлении того права, которое было предоставлено" крестьянам ещё в 1861 г. Однако определить долю участия каждого в выкупе земли оказалось практически невозможно из-за несовершенного счетоводства по внесенным платежам, неисправного содержания волостных архивов, частных пределов. Возникла необходимость определить законные способы осуществления этого права, что и было сделано указом 9 ноября.

 

ГЛАВА 2. ПОЛЕМИКА ПО ЗАКОНОПРОЕКТУ 9 НОЯБРЯ 1906 г.

п. 1 ОТНОШЕНИЕ БОЛЬШИНСТВА ОК К ДУМСКОМУ ДОПОЛНЕНИЮ.

Члены большинства ОК в качестве доказательства жизненности указа отмечали результаты трехлетнего его претворения в жизнь, впечатляющую картину которых им нарисовал товарищ министра внутренних дел А. Л. Лыкошин, выступивший при обсуждении I отдела программы ОК 6 раз. "Осмотр хуторов, - подтверждал Ермолов, - производит самое благоприятное впечатление".

Что касается думского дополнения к указу 9 ноября, то большинство ОК нашло его вполне приемлемым. "Со стороны юридической" оно не усмотрело препятствий ни к сохранению общины, ни к постепенному переходу от неё к другим формам землевладения, ни к немедленному её упразднению. Вместе с тем большинство ОК приняло во внимание степень подготовленности крестьян и пришло к заключению, что в обществах, где общие переделы продолжают периодически совершаться, следует предоставить отдельным домохозяевам "право укреплять по их желанию укреплять в личную собственность состоящие в их пользовании участки земли и выделять их к одним местам" (обязательный переход в таких обществах, противореча обычаям и понятиям крестьян, вызвал бы на практике "нежелательное замешательство и затруднения в хозяйственной жизни" селений) . Там, где общих пределов не было ни разу, обязательный переход к подворному владению отвечает правосознанию крестьян, и такую меру нельзя назвать насильственною, так как она "в существе ничего не меняет, а лишь узаконивает естественно сложившуюся и просуществовавшую почти 50 лет форму владения". В обществах, где пределов не было последние 24 года, обязательный переход "имеет не менее твердое основание, так как вполне естественно заключить, что общины эти, выяснив на опыте вред и неудобство общих пределов, отказались от них".

С точки зрения экономической, дополнение Думы представлялось большинству ОК в высшей степени необходимым, поскольку в России земледелие - главный источник материального благосостояния народа. Между тем сельское хозяйство "далеко отстало" от западноевропейского и не в состоянии удовлетворять потребностям страны "даже в той мере, как прежде, до 50-х годов ХIХ столетия". Налицо "хроническое недоедание", следствием чего является физическое вырождение населения, удостоверенное освидетельствованием новобранцев в последние десятилетия. Большенство ОК приходило к выводу, что "одною из главнейших причин неудовлетворительности нашего сельского хозяйства несомненно служит общинное землевладение", ибо основные черты последнего - переделы, принудительный севооборот, общий выпас скота и др. - убивают "всякие побуждения к улучшению своего участка" и препятствуют введению "Усовершенствованных способов хозяйства"; естественным следствием неудовлетворительных приемов обработки земли является ее иссушение, развитие сорных трав, размножение вредителей и т.п. В ходе прений члены большинства ОК привели многочисленные доказательства "вредного влияния общинного землевладения на хозяйственное благосостояние крестьян". Вследствие этого, заключало большинство ОК, "государство не может относиться безразлично к вопросу о форме крестьянского землевладения, несомненно связанной с успехами сельского хозяйства, но, наоборот, обязано принимать меры к установлению более совершенных видов этого землевладения, наблюдая лишь, чтобы ничьи частные права не были при этом нарушены и чтобы сознание среды, в которой меры эти должны проводиться в жизнь, было достаточно к тому подготовлено".

Думское дополнение к указу большинству ОК представлялось приемлемым и с точки зрения социально-политической. Община, напоминали оппонентам, "долгое время читалась у нас оплотом против образования безземельного пролетариата и распространения среди низших слоев населения разрушительных политических учений". В настоящее время, говорилось далее, "не представляется возможным утверждать, что община страхует от нищеты и предупреждает от образования пролетариата", ибо рост населения резко обострил малоземелье, в условиях которого "труд на наделенной земле уже не в состоянии прокормить всех участников пользования ею". А право на землю "держит общинников в деревне". Достаток сельского населения в общем значительно понизился в последние десятилетия, а многие крестьяне, оставшиеся в общине, терпят "большую нужду и менее обеспечены, чем лица, обратившиеся к фабричному труду или городским промыслам". Между тем трехлетний опыт применения указа 9 ноября вполне отчетливо наметил облегчение ситуации: часть крестьян, отрываясь от земли, без ущерба для сельского хозяйства уходила в обрабатывающую промышленность; другая часть утративших землю, но еще "тяготеющих к земледельческому труду" служило материалом для правильно организованного переселения; третья часть потерявших - 16 землю искала заработок на местах в качестве сельскохозяйственных рабочих.

Выяснилось также, что община "не воспитывает ни чувства уважения к праву собственности, ни подчинения необходимому в государственной жизни порядку, а, напротив представляет благодарную почву для распространения самых крайних социальных взглядов". Законопроект же создает возможность образования значительного класса мелких земельных собственников, крепких хозяев, "ведущих за свой страх собственное хозяйство и стремящихся ограждать плоды своих трудов", что обеспечит в будущем "устойчивость гражданской жизни и всего государственного порядка".

Таковы мотивы, по которым большинство ОК считало необходимым сделать "все возможное, чтобы закон послужил к скорейшему уничтожению общины и проведению начал личного землевладения".

п. 2 ИТОГИ РАБОТЫ ОСОБОЙ КОМИССИИ.

Многим в ОК ограничения думского проекта казались недостаточными: они опасались распродажи крестьянами своих земель и перехода последних в руки представителей других сословий. Отчасти тут сказался традиционный дворянский взгляд на крестьян.

"Следует, - полагал Стишинский, - оберегать крестьян так же, как детей, от всего опасного". Кого-то пугали прецеденты: так, в Галиции в условиях полной свободы отчуждения крестьянских участков за короткий срок, с 1870 по 1880 г., 400 тыс. крестьянских участков были проданы лицам других сословий. Но главное, что стояло за этой заботой о крестьянах, было стремление "обезвредить" указ 9 ноября. "Все поправки, справедливо заметил Н. П. Балашев, - в корне изменяют закон 9 ноября, клонятся к уменьшению личных прав, дарованных законом".

Большинство ОК согласилось с думской редакцией ст. 35 и отклонило все поправки к ней, исходя при этом из того, что, во-первых, крестьяне "крепко сидят на земле"; во-вторых, предоставление обществу права преимущественной покупки противоречит основной цели закона и неизбежно стеснит домохозяина при продаже; в-третьих, Крестьянский банк, куда возможен залог, находится под контролем правительства.

С Думой ОК разошлись лишь в вопросах о доплате за излишки укрепляемой земли, о правах на недра укрепляемых участков и о том, кто в спорных случаях определяет домохозяина. По другим статьям большинство ОК, отклонив поправки противников законопроекта, согласилось с Думой.

Два докладчика (М. В. Красовский - по всему законопроекту, Стишинский - по отделам, не вызвавшим разногласия) должны были доложить общему собранию Госсовета итоги работы ОК: особое мнение Ушакова, отвергавшего и самую необходимость, и полезность дальнейшего действия указа 9 ноября; особое мнение трех левых членов ОК, предлагавших отклонить думское дополнение (статьи 1-8 законопроекта) и рассчитывавших "улучшить поправками" ту часть законопроекта, что воспроизводила указ 9 ноября; мнение меньшинства ОК (8 правых и Гевлич высказались за исключение статей 1-8 и они же, без Наумова, полагали необходимым существенно ограничить право отчуждения) и мнение большинства ОК, одобрившего законопроект Думы "в главных его очертаниях".

 

ГЛАВА 3. РАССМОТРЕНИЕ УКАЗА В ГОССОВЕТЕ.

п. 1 СТОЛЫПИН И ЕГО ПОЗИЦИЯ В ГОССОВЕТЕ.

Общее собрание рассматривало законопроект с 15 марта по 30 апреля 1910 г. К этому времени в Госсовете сложилось примерное равенство сил сторонников его и противников. Обусловленная этим напряженность обсуждения усиливалась, по-видимому, ещё и правой интригой против Столыпина.

Два дня заняла общая дискуссия, в итоге которой решено было перейти к рассмотрению статей. В ходе её обнаружилось противостояние по линии правительство - правая группа и блокирование левой группы с правыми. В первый же день обсуждения сразу же после докладов ОК выступил глава правительства. Заметив, что предыдущие ораторы освободили его от обязанности разъяснять существо и значение указа 9 ноября, а в Думе, ОК Госсовета, учёных обществах и прессе по поводу его "сказано уже всё", Столыпин сосредоточился на принципиальной стороне вопроса. Он обратил внимание общего собрания прежде всего на обстоятельство, недостаточно, по его мнению, "учитываемое, а, может быть, и нарочито замалчиваемое: горячий отклик населения на закон 9 ноября, эта пробудившаяся энергия, сила, порыв, это то бурное чувство, с которым почти одна шестая часть... домохозяев общинников перешла уже к личному землевладению".

Обратившись далее ко времени и обстоятельствам издания указа, Столыпин подчеркнул глубокую его обусловленность нужда- 20 ми социально-экономического развития общества. "Ведь это было довольно смутное время напомнил он, - свобода насилия, когда насилие это иные считали возможным уничтожить насилием же, принудительным отчуждением владельческих земель". Изданный в этих условиях, указ был, с точки зрения дворянской правой, актом "политической растерянности слабого правительства, которое зря сразу разбросало весь свой балласт: земли удельные, общинный строй - всё в жертву гидре революции".

С точки зрения Столыпина, всё обстояло иначе: указ явился результатом "продуманного, принципиального" отношения к тому, что происходило в то время в России; это было лечение, в основе которого - точный диагноз: "социальная смута вскормила и вспоила нашу революцию"; лечение "коренной болезни", которую одними только политическими мероприятиями не вылечишь, - бедности и невежества крестьянства, его земельного настроения; указом закладывался "фундамент, основание нового социально-экономического крестьянского строя".

В думском дополнении к указу Столыпин не увидел ничего, кроме желания ускорить переход к личной собственности, и возразил лишь против признания участко-наследственными тех обществ, в которых не было общих переделов за последние 24 года, полагая, что из-за технической сложности операции "дело не ускорилось бы, а, напротив, затормозилось бы".

п. 2 ПОЗИЦИИ ЧЛЕНОВ СОБРАНИЯ ГОССОВЕТА.

Правые приняли условия спора и изложили свое понимание принципиальной стороны проблемы. Олсуфьев, попытавшись связать "общей мыслью" поправки меньшинства ОК, выразил неприятие новой аграрной политики в целом. Прежде всего, его приводили в "смущение" непоследовательность и противоречивость правительства в аграрном вопросе: "Теперь нам говорят, что через семь-восемь трехлетий общины не будет, а тогда (в манифесте 26 февраля 1903 г.) говорили о ее незыблемости"-"так где же правда"?

Под сомнение было поставлено и утверждение Столыпина, что указ подтверждается жизнью: выходцы из общины и закрепление обусловлены вовсе не осознанным интересом, тут "влияет известная смута, господствующая у крестьян в настоящее время, и разные агитации, прямо иной раз предосудительные". В деревне, утверждал он, "по отношению к этому закону, энтузиазма ни у кого нет, а есть какое-то недоумение, что что-то творится", а характер собственности на закрепляемую землю "просто идет в разрез с общим крестьянским правосознанием". На местах, обобщал Олсуфьев, идет "не созидательный процесс хуторского хозяйства и личной собственности, а происходит успешный процесс разрушения общины". Поэтому "решать так быстро во имя только общей доктрины, подвести крестьян под общее состояние всех других людей в России, во имя общей уравнительной и какой-то, по-моему, псевдоосвободительной доктрины, никоим образом нельзя".

"Коррективы" правых выглядели так: думское дополнение к указу исключить, а оставленную часть исправить в духе манифеста 26 февраля 1903 г., т.е. обеспечить выход из общины отдельным домохозяевам, "но при непременном условии сохранения самой - 22 общины".

Позицию левой группы в общем собрании изложил Мануйлов.

Позитивная часть выступлений левых членов Госсовета, как и в ОК, была лаконичной и неконкретной - они явно предпочитали критику. Обвиняя правительство в "разрухе общины", Ковалевский приводил пугающие цифры: 48 % надельной земли "с сегодняшнего на завтрашний день" могут оказаться в частной собственности домохозяев. "Господа! восклицал он. - Большей земельной революции мир еще не знал". И тут же утверждал, что "закон даже не создает того, что называют личной, свободной, никем не стесняемой, а потому привлекающей, собственностью", чем вызвал язвительные реплики Красовского: "Где же грандиозность перемены?

... где беспримерная революция в аграрных отношениях, о которой профессор М. М. Ковалевский говорил в первой части своей речи? " Чуть позже, в заседании 19 марта, Ковалевский так сформулировал программу группы: она "сводится к тому, чтобы провести в жизнь то правило, которое англичане выражают словами "прочь руки". Предоставьте самим заинтересованным, сообразно обстоятельствам... решать - выйти ли им в составе мира". Такая позиция левой группы заслужила высокую оценку правых.

Аргументация сторонников указа в ходе дискуссии в общем собрании была существенно усилена. Член "центра" Калачев в подтверждение жизненности указа привел справку: в губерниях северного промышленного района "большинство земств уже ассигновали средства на содействие правильной постановке отрубных крестьянских хозяйств, тем самым признав целесообразность закона".

Острая дискуссия в общем собрании развернулась вокруг думского дополнения к указу 9 ноября и прежде всего ст. 1 законопроекта. Противники, как и в ОК, находили думское дополнение "бесполезным" в смысле практических результатов и "вредным", с точки зрения "правильно понимаемых целей землеустройства".

Юридическая конструкция его представлялась им несостоятельной.

Признавая бедственное положение крестьянства, они не считали общину его причиной, и вообще полагали, что "центр тяжести аграрной политики лежит не в вопросе о формах землевладения, а в вопросе о способах содействия агрикультурному процессу". Правительству советовали не спешить, ибо и так - де процесс выдела в хутора и отруба сильно отстает от процесса укрепления.

Было и более откровенное заявление о желании "сохранить то, что вы намереваетесь упразднить". При этом пугали пролетаризацией и неизбежной в связи с ней классовой борьбой, "которая может повести, в конечном исходе, г диктатуре большинства крестьянских рабочих".

Сторонники сделали акцент на несомненной, на их взгляд, выгоды от указа для массы сельского населения. Этой мерой, говорил Красовский, внедряется в огромную массу крестьянства "спасительное понятие о собственности". Спасительное в психологическом отношении: крестьянин, становясь собственником, приобретает "твердое сознание незыблемости права на свою землю", сознание своей прочности на земле, сознание своего дела, у него формируется "уважение к чужой собственности" - этим закладывается возможность перехода крестьянства "из прежнего архаического порядка коллективизма и бесправия" к свободной гражданской жизни. Спасительное - в экономическом: у крестьянина устанавливается "любовная связь" с землей, последняя становится благом, достоянием, которым следует дорожить для себя и потомков, а сам крестьянин - хозяином, а не временным пользователем - хищником; будет сокращаться чересполосица, так как у подворников сильнее стремление к разверстанию и они лучше и быстрее с этим справляются; личный интерес станет "движущей силой" народного прогресса.

Таким образом, по мнению сторонников думского дополнения, ускоренное и насильственное уничтожение общины было необходимо, учитывая современное положение России, и еще более - с учетом нужд ее будущего развития: "Россия вовлечена в мировой товарооборот и лишь при подъеме платежных сил крестьянской массы можно будет достигнуть широкого удовлетворения тех культурных потребностей, которые с настоятельной нуждой требуют скорого разрешения".

Дискуссия длилась четыре дня, но исход ее оставался неясен. Определенно повлияло на решение общего собрания настроение в Думе. 22 марта 103 голосами против 75 оно исключило из состава ст. 1 упоминание о тех обществах, в которых не было переделов в течении 24 лет. Та же часть ст. 1, где речь шла об обществах, в которых не было общих переделов со времени наделения их землей, была принята 90 голосами против 88.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Борьбу за "обезвреживание" указа 9 ноября правые проиграли. Наиболее импульсивные из них пытались продолжать её за стенами Мариинского дворца. И. Гофштеттер призывал добиться издания именного указа "о приостановлении действия столь опасного по своему влиянию явно разрушительного закона". Епископ Гермоген пытался воздействовать через Распутина.

Другие, более трезвомыслящие, понимали невозможность попятного движения. Глубокое чувство безысходности охватывало правых оппонентов Столыпина: за переходом крестьян к личной собственности на землю маячило предоставление им экономического и политического равноправия, а в итоге - появление новой демократической силы как основного элемента общественной и политической жизни страны. Единственное, что оставалось делать представителям правого лагеря, - это тормозить по мере сил реализацию реформы и мешать правительству использовать её в политических целях.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

В указе речь шла о выходе из общины отдельных домохозяев по их о том заявлениям, а Дума постановила признать перешедшими к наследственно участковому владению общества, в которых не было общих переделов со времени наделения их землей или в последние 24 года.

1. Пасхалов К. и Шарапов С. Землеустроение или землеразорение? М. [1909]. С. 30.

2. Удельный вес правой группы его, составлял в конце первой сессии (начало июля 1906 г.) . 21,93 % на 1 января 1910 г. вырос до 40,72 %.

3. Отмеченное выше думское дополнение было сделано, по свидетельству Шидловского, в предвидении "сильной оппозиции" указу и "имело целью привлечь на себя внимание Государственного совета с тем, чтобы в нужный момент его уступить, но зато сохранить самую суть указа 9 ноября" (Шиловский С. И. Воспоминания. Ч. 1. Берлин, 1923. С. 178-181) .

4. Витте С. Ю. Воспоминания. Т. 3. М., 1960. С. 390.

5. Правительственный вестник. 1908.14 февраля стр. 6 1. РГИА, ф. 1162, оп. 4, д. 1, л. 651-653.

2. Самарин Ф. Д. Каким образом можно было бы ослабить вредные последствия указа 9 ноября 1906 г.? М., 1909. С. 2.

3. Причина была в том, что в конце четвертой сессии 70 выборных членов Госсовета выбывали за окончанием срока избрания по жребию. Летом 1909 г. предстояли выборы, по которым правые рассчитывали провести дополнительные кандидатуры.

4. В Госсовете тогда было три группы: правая, октябристский "центр" и "левая", состоявшая из кадетов и близких к ним. Из 143 присутствовавших в заседании 20 октября 71(49,6%) входили в группу "центра", 15(10,5%) были правыми. Это предопределило состав ОК: 3 "левых" (выборные М. М. Ковалевский, А. А. Мануйлов и В. П. Энгельгардт) ; 15 членов "центра": 10 из основной группы (назначенные Н. П. Балашев, кн. Б. А. Васильчиков и А. С. Ермолов; выборные Д. К. Гевлич, М. В. Красовский, И. Н. Леонтович, кн. П. Н. Трубецкой, Ю. В. Трубников, Б. И. Ханенко и А. И. Яковлев, умерший 27 декабря 1909 г. и замененный с 15 января 1910 г. назначенным А. П. Никольским) ; 2 из автономной группы "правого центра" (выборные С. Е. Бразоль и А. Б. Нейдгарт) ; 3 из "коло" (выборные И. Э. Олизар, К. Г. Скирмунт и И. А. Шебеко) ; 12 правых (назначенные С. С. Бахтеев и А. С. Стишинский и выборные В. М. Андреевский, В. А. Бутлеров, М. Я. Говорухо-Отрок, В. А. Драшусов, В. И. Карпов, А. А. Нарышкин, А. Н. Наумов, С. С. Стромилов, А. П. Струков и Я. А. Ушаков) .

5. Программа представляла собой перечень вопросов, распределенных в три отдела. В первом - 1 вопрос: отклонить законопроект или перейти к его обсуждению; во втором - 8 вопросов, вытекавших из содержания законопроекта: признать ли общества, где не было общих переделов в последние 24 года, перешедшими к подворному владению? какой должна быть собственность на надельную землю выделяющегося из общины: личной или семейной? и др. ; третий отдел преусматривал обсуждение тех статей законопроекта, по которым при обсуждении второго отдела не будут сделаны отдельные заключения (РГИА, ф. 1162, оп4, д. 1, л. 266-266об.) .

1. Там же, л. 281-282,290,299,301,319,331-332,843-847. Корни воззрений Ушакова - в его народническом прошлом: в 1863 г. 22-летний поручик и слушатель Николаевской инженерной академии был обвинен "в распространении вредных идей между фабричными работниками посредством чтения и передачи сочинений возмутительного содержания с целью возбуждения против правительства"; его лишили всех прав состояния и приговорили к расстрелу, замененному затем каторгой. В 1909 г. это был 68-летний религиозный старик и разоряющийся помещик (Там же, оп. 6, д. 829; Государственные преступления в России в XIX веке. Т. 1. СПб., 1906. С. 119.) .

2. РГИА, ф. 1162, оп. 4, д. 1, л. 290,325-326,799 об. Это был взгляд крупного землевладельца-предпринимателя: на 1906 г. он имел в Пензенской и Симбирской губерниях 3221 дес. приобретенной земли (на конец 1907 г. -2441 дес.) , два лесопильных завода с общей годовой производительностью в 77535 руб. ; в январе 1910 г. получил концессию на строительство Томашевской ж. д.: в 1916 г. за ним значилось в Вологодской губ. 1928 дес. собственной земли и 59915 дес. на посессионном праве.

3. Андреевский, Бехтеев, Говорухо-Отрок, Драшусов, Нарышкин, Наумов, Стишинский и Струков. Их взгляды разделял член "центра" Гевлич. См. их "Особое мнение" и выступления в ОК: РГИА, ф. 1162, оп. 4, д. 1, л. 273-277,292-294,310,313-317,835-840об.

1. Категоричнее формулировка в "Особом мнении": "Взгляд на общину, как на какой-то пережиток старины, совершенно не верен" (Там же, л. 837 об.) .

2. Там же, л. 318-319.

4. Государственный совет: Стенографические отчеты. 1909-1910 годы. Сессия пятая. Стб. 1136-1145.

5./ОР РГБ/, ф. 265.204.41, л. 5 об. -6. Кн. П. Н. Трубецкой - Ф. Л. Самарину, 21 марта 1910 г.

Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» История. Археология. Этнография.
 
Леонид Парфенов Намедни. Наша эра. 1931-1940
Намедни. Наша эра. 1931-1940
Восьмой по счету, этот том книжного проекта "Намедни. Наша эра" - про 1930-е. Среди событий-людей-явлений: Большой террор и Битва за Британию, Ворошиловский стрелок и "Веселые ребята", Гитлер и Голодомор, "Золотой теленок" и "Закон о трех колосках", Каганович и "Кукарача", "Краткий кур" и "Катюша", Павлик Морозов и пакт Молотова-Риббентропа, Рузвельт и "Рабочий и колхозница", Торгсин и тюбетейки, убийство Кирова и "Утомленное солнце", Хрущев и Халхин-Гол, Циолковский и ЦПКиО.

В томе около 500 иллюстраций - фотографии, плакаты, карикатуры, репродукции картин тех лет.

Об авторе:
Леонид Парфенов (1960 г.) родился и вырос в Вологодской области. После факультета журналистики Ленинградского университета работал в региональных и всесоюзных СМИ, с 1986 г. - на Центральном ТВ. В 1993-2004 году - на НТВ. Соавтор проекта "Старые песни о главном", автор и ведущий документальных сериалов "Намедни 1961-1991", "Живой Пушкин", "Российская империя", многих цикловых телепрограмм. Теледокументальные проекты последних лет: "Птица-Гоголь", "Зворыкин-Муромец", "Хребет России", "Глаз Божий", "Цвет нации", "Русские евреи". Книжный проект "Намедни. Наша эра" выходит с 2009 года, том 1931-1940 - восьмой по счету.

Цитата:
"Намедни. Наша эра. 1931-1040" выходит в год 100-летия Октябрьской революции. Как отмечать юбилей, да и чем вообще был СССР в отечественной истории? - все еще дебатируемые вопросы. Советскому периоду посвящена большая часть этого проекта. Чтобы относиться - давайте осваивать
- Леонид Парфенов

Теги:
Намедни, история, события, люди, явления, 1930, Большой террор, Рабочий и Колхозница, архитектуры

...

Цена:
1997 руб

Ли Куан Ю Из третьего мира - в первый. История Сингапура 1965-2000 From Third World to First: The Singapore Story: 1965-200
Из третьего мира - в первый. История Сингапура 1965-2000
О чем эта книга
Когда крохотный Сингапур в 1965 году получил независимость, никто не верил, что ему удастся выжить. Однако он не просто выжил, а превратился в процветающую столицу Азиатского региона с лучшим в мире аэропортом, крупнейшей авиалинией, ключевым торговым портом, заняв четвертое место в мире по уровню дохода на душу населения.
Об этом чуде в своих мемуарах рассказывает бывший премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю. Он оживляет перед читателями историю, анализирует основные стратегические решения современности, пишет о том, как из года в год направлял сложные отношения США, Китая и Тайваня, служа для руководителей этих государств и доверенным лицом, и вестником, и экспертом.

Для кого эта книга
Книга будет интересна всем, кто интересуется экономикой и политикой, психологией отношений. А также для тех, кто не верит, что отсталое государство может быстро стать передовым.

Почему мы решили издать эту книгу
"Из третьего мира - в первый" написана одним из самых ярких политиков второй половины двадцатого столетия. Этот человек за короткое время превратил крошечный город-остров без природных ресурсов в предмет восхищения первых лиц многих мировых держав. Одни его хвалили, другие ругали, но и те и другие прислушивались к его словам и считались с ним.
Мы хотим, чтобы российский читатель получил возможность составить собственное мнение об этом неординарном человеке, его опыте управления страной и результатах.

Фишки книги
Необыкновенная простота, ясность, детальность и откровенность изложения.

Об авторе
Ли Куан Ю - бывший премьер-министр республики Сингапур, родился в Сингапуре 16 сентября 1923 года в семье китайских иммигрантов второго поколения. Он изучал право в Кембридже. В 1954 году основал Партию народного действия, которая пять лет спустя победила на выборах. В 1959 году тридцатипятилетний Ли стал первым в истории премьер-министром Сингапура, в 1990 году он ушел с этого поста, сохранив за собой звание старшего министра кабинета....

Цена:
1311 руб

Ларри Гоник Всемирная история. Краткий курс в комиксах. Том 2. От расцвета Китая до падения Рима The Cartoon History of the Universe: Vols. 8-13, from the Springtime of China to the Fall of Rome
Всемирная история. Краткий курс в комиксах. Том 2. От расцвета Китая до падения Рима
В новом томе тщательно проработанной, доходчивой и невероятно смешной "Всемирной истории" озорной карандаш Ларри Гоника успевает рассказать о ведущих цивилизациях Древнего мира – от Индии и Китая до Рима и его северных соседей. Он заставляет читателя как следует вспомнить школьный материал, подробно останавливаясь на ключевых событиях и фигурах древности. Поскольку именно в эту эпоху зародились многие из основных мировых религий, Гоник уделяет внимание Иисусу Христу, Конфуцию, Будде и другим великим личностям, чьи учения пережили века, но изображает их обычными людьми, которые стремились привлечь последователей в своих духовных исканиях, но не чурались простых радостей жизни. Издание наверняка придется по душе любителям истории и найдет свое место на книжных полках рядом с «серьезными» энциклопедиями....

Цена:
420 руб

Юрий Жуков Иной Сталин. Политические реформы в СССР в 1933-1937 гг.
Иной Сталин. Политические реформы в СССР в 1933-1937 гг.
Как Сталин ещё в 1920-м году пытался предотвратить распад СССР, случившийся в 1991-м, и кто ему в этом помешал? Зачем и каким образом захватывал руководство в партии большевиков? Почему именно Сталин, а не Троцкий, Зиновьев или Бухарин вышел победителем из схватки за лидерство в партии? К чему он стремился, чего добивался всю жизнь? Только ли бесконтрольной власти? Скрывал ли он свои замыслы, цели или же действовал открыто? Как шла аппаратная борьба внутри команды самого Сталина? В чём состояла истинная подоплёка "сталинских репрессий"? Какие реформы в СССР он пытался проводить - успешно и безуспешно? Почему важнейшие материалы о деятельности Иосифа Сталина, раскрытые в перестроечные годы, были в 1996 году вновь засекречены? Мог ли Сталин быть единственным и полновластным творцом советской истории на всём отрезке с 1922 по 1953 год? Кому выгодна мифологизация фигуры Сталина? Возможно ли сегодня создание его исчерпывающей политической биографии? Историк Юрий Жуков пытается уйти от всех предвзятых точек зрения, от всех мифов - как положительных, так и отрицательных - и показывает нам иного Сталина - живого человека со своими интересами, страстями, сомнениями, недостатками и заслугами....

Цена:
530 руб

Дж. М. Робертс,О. А. Уэстад Мировая история The Penguin History of the World
Мировая история

Эпохальный труд знаменитых английских ученых представляет собой не только настоящий кладезь сведений и бесчисленных фактов на основе огромной источниковедческой базы. Принципиальная новизна авторской концепции в том, что из тьмы этих фактов и событий особо выделены ключевые, наиболее значимые, поворотные моменты истории человечества от самого его зарождения до настоящего времени. Именно такой взгляд на предмет исследования заставляет даже самого неискушенного читателя понять, как связаны прошлое, настоящее и будущее и откуда взялся мир, в котором мы живем сегодня.
...

Цена:
1079 руб

Джон Хупер Итальянцы
Итальянцы
Что делает Италию столь удивительной, особенной и прекрасной? Конечно же, люди! Портрет итальянца не одинаков в разных регионах, но раскованность и жизнерадостность его неизменная черта. Британский журналист Джон Хупер написал критичную, но в то же время полную любви книгу об итальянцах, об их менталитете и отношениях между собой и приезжими. О многовековой любви к своему району и локальным магазинам и кафе, о роли церкви, о коррупции и мафии. О сложной законодательной системе, где общенациональные и местные законы зачастую противоречат друг другу. О легкости отношения к жизни, о прошлом, настоящем и будущем замечательной и любимой во всем мире страны. Это не путеводитель. Это книга о национальном характере, рожденном великой историей и не всегда понятной иностранцам современностью. "Изысканный портрет, отображающий все лучшее и худшее, что есть в итальянцах: очаровательных, одаренных богатым воображением, щедрых, полных жизни, и в то же время ненадежных, склонных к коррупции, а часто и совершенно несносных. Читая проницательное исследование мистера Хупера, местами я громко смеялся. Эта книга - достойный преемник знаменитых "Итальянцев" Луиджи Барзини".

Андреа ди Робилант, журналист, писатель, автор книги "Случай в Венеции"


"Джон Хупер заманивает читателей в лабиринт итальянской жизни. И они выбираются оттуда живыми и с улыбками на лицах! Поразительный результат!"

Беппе Севернини, журналист, писатель, автор книг "Чао, Америка!", "Итальянцы. Вокруг света за 80 пицц", "Выжить с Берлускони" и др.


"Живым и ярким языком Джон Хупер написал незаменимое руководство по жизни в Италии - нынешней и прошлой. Часто язвительное повествование метко попадает в самые болевые точки, но в целом автор с любовью демонстрирует итальянцев во всей их неоднозначности и сложности. В этой книге присутствует все - от "дольче вита" и выдающегося искусства до драматичной социальной и политической борьбы".

Джозеф Луцци, автор книги "Мои две Италии" и др.



Почему эта книга достойна прочтения:
  • Любителям и поклонникам всего итальянского будет интересно узнать не только о бурном прошлом этой нации, но и о ее настоящем, о многочисленных парадоксах жизни в Италии, о страсти итальянцев к заговорам, о том, почему они равнодушны к новым технологиям и почему считают, что даже во Франции совершенно невозможно нормально поесть.
  • Книга поможет разгадать секрет итальянцев и их национального характера - их оптимизма, врожденного чувства прекрасного и поистине итальянского таланта хорошенько приправлять жизнь медом....

  • Цена:
    453 руб

    Ян Томаш Гросс Золотая жатва. О том, что происходило вокруг истребления евреев Zlote zniwa: Rzecz o tym, co sie dziato na obrzezachzaglady Zydow
    Золотая жатва. О том, что происходило вокруг истребления евреев
    Импульсом к созданию данной книги послужила фотография, сделанная после войны на территории лагеря смерти Треблинка, где местные жители занимались поисками драгоценностей, якобы оставшихся после уничтоженных в газовых камерах евреев. Именно на периферии Холокоста заметны гиены в человеческом облике. "Золотая жатва" — не только описание этого кошмара, но и попытка понять его причины. Она ставит серьезные моральные и исторические проблемы.
    Книга рассчитана на широкий круг читателей....

    Цена:
    849 руб

    А. Сидоров В ожидании Апокалипсиса. Франкское общество в эпоху Каролингов VIII-X века
    В ожидании Апокалипсиса. Франкское общество в эпоху Каролингов VIII-X века
    Монография ведущего отечественного специалиста по каролингской эпохе, доктора исторических наук А. И. Сидорова (ИВИ РАН), посвящена ключевым социальным, политическим и культурным реалиям Каролингской империи, а также важнейшим аспектам повседневной жизни франков в VIII—X вв. В книге последовательно рассмотрены представления современников о месте империи во времени и пространстве, структура населения, отношения господства и подчинения, роль государства и церкви в организации общественной жизни, особенности семейных и сексуальных отношений, культура питания, взгляды на гигиену, болезни и способы их лечения, воспитание и образование. Много внимания уделено развитию культуры — от появления новых типов письма и формирования книжных собраний до развития художественных школ и монументального строительства. В своей работе автор опирается на широкий круг источников — исторические и литературные сочинения, административно-хозяйственные и правовые документы, памятники искусства и архитектуры. Научно-популярная монография А. И. Сидорова представляет собой первый в отечественной историографии опыт комплексного описания каролингского общества. Книга предназначена для всех, кто интересуется историей и культурой западноевропейского Средневековья....

    Цена:
    369 руб

    Чарлз Боксер Голландское господство в четырех частях света XVI—XVIII века. Торговые войны в Европе, Индии, Южной Африке и Америке
    Голландское господство в четырех частях света XVI—XVIII века. Торговые войны в Европе, Индии, Южной Африке и Америке
    Из борьбы с испанским владычеством Голландия вышла одной из величайших в мире морских империй. За несколько лет страна обрела контроль над огромными территориями: от Индонезии до Западной Индии, от Южной Африки до Южной Америки.

    Чарлз Боксер, профессор Йельского университета, автор целого ряда исторических трудов, представляет Голландию XVI—XVIII вв. Объясняя причины стремительного восхождения столь маленькой страны к могуществу, Боксер обращает внимание на то, как и почему происходит бурное развитие промышленности, морской торговли, сельскохозяйственное изобилие и культурный расцвет страны. Анализирует состояние науки, техники, систему образования, отношение к религии, институт брака, быт, организацию благотворительности, развлечения, воссоздавая яркие картины авантюризма и разгульной жизни голландцев во всех четырех сторонах света. И затем автор прослеживает достойный сожаления переход от золотого века к эре париков — времени «бесцарствия» — частой смены власти и французских вторжений.
    ...

    Цена:
    261 руб

    Г. В. Носовский, А. Т. Фоменко Как было на самом деле. Курган Христа и Богородицы. Тристан и Изольда
    Как было на самом деле. Курган Христа и Богородицы. Тристан и Изольда
    Авторы продолжают анализ знаменитых средневековых произведений с точки зрения Новой Хронологии. Настала очередь популярного цикла "Тристан и Изольда". Оказывается, в образе Тристана переплелись сведения об императоре Андронике-Христе из XII века, он же князь Андрей Боголюбский, он же частично - античный Геракл и частично египетский Гор. Кроме того, сюда вплетены рассказы о святом Георгии Победоносце, он же частично египетский бог Гор, он же царевич Исаак Комнин, он же библейский Иосиф — муж Марии Богородицы из XII века. В образе Изольды отразились сведения о Марии Богородице, она же египетская богиня Изида, сестра и жена египетского бога Гора. Неожиданно именно легенда о Тристане и Изольде вывела на гипотезу о последнем месте захоронения Андроника-Христа и Богородицы. Вероятно, это — грандиозный курган-пирамида из колотого камня, щебня, высотой 50 метров и с диаметром основания 150 метров. Курган находится на вершине горы Немврода (Немруд-Даг) в Юго-Восточной Турции, высотой 2150 метров. Это отдаленная и труднодоступная местность. На вершине горы, у подножия гигантского кургана было создано святилище. Здесь уцелели остатки огромных статуй и барельефов....

    Цена:
    349 руб

    Система исторических знаний. 500 самых важных понятий.

    Интерактивный учебный аудио-курс «Система исторических знаний. 500 самых важных понятий» представляет 500 самых важных понятий в области истории, которые необходимы как студентам высших учебных заведений, так и профессионалам. Ясное понимание этих понятий и умение четко формулировать их смысл — залог успеха и авторитета в профессиональной среде.

    2013 Copyright © HistoryCenter.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    История в датах и событиях. Исторические факты, зарубежная и отечественная история, реформы, политика. Исторические источники, историческая география. Национально-государственное устройство. Реформы. Политика. Законодательство.
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
    Яндекс.Метрика Яндекс цитирования